Accessibility links

Айк Габриелян: «Россия и Турция очень нуждались друг в друге»


Ученый-тюрколог из Армении Айк Габриелян. Фото: ru.aravot.am

Ученый-тюрколог из Армении Айк Габриелян. Фото: ru.aravot.am

ПРАГА---Одна из главных тем недели – Турция, которой посвящен сегодняшний выпуск традиционной рубрики «Гость недели». С Айком Габриеляном, ученым-тюркологом, мы побеседуем о причинах и механизмах российско-турецкого примирения, его последствиях, в том числе и для Кавказа, и, конечно, о трагедии в стамбульском аэропорту имени Ататюрка.

Вадим Дубнов: Айк, вы можете в двух словах объяснить нам, насколько объективно сближение России и Турции и насколько ситуативна, как считается, была их ссора?

Айк Габриелян: Я считаю, что нормализация отношений между Россией и Турцией не была неожиданной, потому что эти две страны очень нуждались друг в друге. Россия не хотела ставить под удар в первую очередь реализацию проекта газопровода «Турецкий поток», а также Россия, конечно, нуждалась в поставках турецких фруктов, овощей, строителей, курортах и т.д. Но Турции урегулирование отношений с Россией дает еще больше. Турция в последнее время оказалась в очень трудном положении, испортив свои отношения с очень многими странами, и это сузило поле маневренности для нее. Турция из-за санкций потеряла многое и очень хотела урегулировать свои отношения с Россией. Экономика двух стран взаимодополняемая, и Турция может сейчас иметь несколько удач с помощью России. В частности, может предотвратить реализацию российского проекта канала Каспийское море – Персидский залив, который очень вредит, как мы знаем, проекту канала «Стамбул» и может превратить его в бессмысленную инициативу.

Турция также может с помощью России как-то влиять на сирийских курдов, остановить их победный марш на севере Сирии. Так что это вообще не было неожиданностью. Лично для меня было неожиданностью поведение российских властей, потому что, как мы знаем, президент Турции Реджеп Эрдоган, по сути, не извинялся за уничтожение российского самолета. И если верить российским СМИ, он только как-то без адреса сказал: «извините» или «извините за убийство летчика СУ-24 Олега Пешкова».

Вадим Дубнов: Айк, насколько важно в этом примирении то, что обе страны оказались в достаточно сложных отношениях с Западом, и насколько Западу теперь важно то, что эти страны примирились между собой?

Айк Габриелян: Да, это очень важный фактор, что обе страны – и Турция, и Россия оказались в изолированной ситуации и как бы стали изгоями, и это обстоятельство повлияло на сближение этих двух стран. Я думаю, что это очень важный фактор.

Вадим Дубнов: Вы, и не только вы, писали и говорили о том, что Турция пытается вернуться к доктрине «ноль проблем с соседями». Является ли примирение с Россией частью этого и как меняется эта доктрина сегодня, ведь это не та же самая доктрина, которая была восемь лет назад?

Айк Габриелян: Да, я писал о том, что Турция сейчас возвращается к политике «ноль проблем с соседями» из-за того, что она испортила отношения с очень многими странами – с США, ЕС, Россией, Ираном, Ираком, Египтом, Израилем, Сирией... Поэтому для Турции настал момент, когда она просто должна возвратиться к этой политике «ноль проблем с соседями», чтобы возвратить это поле для маневренности.

Вадим Дубнов: Будет ли являться часть этого возвращения попыткой нормализовать отношения с Европой и возобновления каких-то более или менее серьезных переговоров и уступок Европе, в том числе по части сделки о беженцах?

Айк Габриелян: Я не думаю, что Турция будет идти на уступки Европе. Это, прежде всего, касается вопроса изменения своего антитеррористического законодательства. Турция будет продолжать шантажировать Европу в этой сделке фактором беженцев, но я не думаю, что она будет делать какие-то уступки Европе.

Вадим Дубнов: Как это может коснуться турецко-армянских отношений, в частности, вопрос примирения с Россией?

Айк Габриелян: Я не думаю, что это будет иметь какое-то отношение. Я не вижу предпосылок для урегулирования отношений между Арменией и Турцией, потому что в этом вопросе Турции очень важна позиция Азербайджана, – я об этом тоже писал. Как мы знаем, Азербайджан – это главный поставщик газа в Турцию, которая самый дешевый газ скупает у Азербайджана.

Вадим Дубнов: «Ноль проблем с соседями» образца 2008 года включал в себя и футбольную дипломатию. Вы не ожидаете возвращения к ней или реанимации «цюрихских принципов»?

Айк Габриелян: Нет, я этого совсем не ожидаю сейчас и не вижу просто таких предпосылок. Я не думаю, что Россия и Турция заинтересованы в этом. Но сближение Турции и России может положительно сказаться на ситуации с Нагорным Карабахом, потому что я думаю, что Турция в начале апреля спровоцировала там обострение ситуации через Азербайджан, чтобы показать России, что надо учесть свои интересы в этом регионе, чтобы показать России, что Турция имеет такие возможности на Южном Кавказе. Я не исключаю, что Турция в этом вопросе была воодушевлена военным вмешательством России в Сирии. Из-за того, что тогда Россия была под санкциями Запада, и после военного вмешательства в Сирии Запад стал больше общаться с Россией, консультироваться по вопросам Сирии. Поэтому, я думаю, Турция то же самое хотела использовать на примере Нагорного Карабаха. Она хотела, чтобы Россия по вопросу Карабаха учла свои интересы.

Вадим Дубнов: Айк, но противоречия России и Турции в Сирии никуда не делись или они каким-то образом теперь будут координироваться и сглаживаться?

Айк Габриелян: Я думаю, что они будут каким-то образом сейчас координироваться. Чавушоглу заявил, что Турция и Россия будут сближать свои позиции в этом вопросе. По-моему, Турция сейчас хочет осуществить интервенцию в Сирии, им российские войска помешали в этом вопросе, и разговор будет об этом.

Вадим Дубнов: Правильно ли я понимаю, что Россия уже, в общем, как-то смирилась с тем, что будущего у режима Асада нет, или, наоборот, Турция будет каким-то образом приспосабливаться к российской позиции?

Айк Габриелян: Я не думаю, что Россия уже согласилась на это, потому что там есть важные базы. Турция по всем параметрам хочет добиться того, чтобы Асад ушел, но я не думаю, что Россия и Иран позволят это.

Вадим Дубнов: Насколько противоречит вашим предположениям о новой доктрине взрыв и террористическая активность в Турции, если это «Исламское государство»?

Айк Габриелян: По поводу теракта я хочу сказать, что дата была выбрана очень удачно. Потому что теракт произошел поздно вечером 28 июня, а, как мы знаем, 29 июня – это знаменательная дата и для ИГ, и для курдов Турции. Два года назад «Исламское государство» заявило о создании своего халифата, а для курдов эта дата знаменательна тем, что 17 лет назад, 29 июня 1999 года, курдский лидер Абдулла Оджалан был приговорен к смертной казни. И еще: почти век назад, в 1925 году, в этот день курдский повстанческий лидер Шейх Саид был казнен турецкими властями.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG