Accessibility links

Почти никто не спорит, что выход Британии из Евросоюза – дурная весть для Грузии. Но почему? Первое и интуитивно ясное соображение – геополитическое. Грузия имеет шанс быть свободной страной лишь при поддержке Запада, но ее реальный суверенитет оспаривается Россией. «Брексит» ослабляет Запад, автоматически делая Грузию более уязвимой.

Подобное отношение к «Брекситу» преобладает во всей посткоммунистической Европе, т. е. части мира, которая четверть века назад была под каблуком у Кремля и до сих пор боится ревизионистских устремлений России. Некоторые из этих стран находятся в Евросоюзе (так же, как и в НАТО), другие – нет, но хотели бы там быть. Однако решением Британского демоса недовольны все.

Но чем именно «Брексит» ослабляет Запад? Краткосрочные потрясения пройдут, и Великобритания и Евросоюз определят взаимные отношения. Что в конце концов изменится?

Больше всех говорят об опасности дальнейшей дезинтеграции Евросоюза. Она есть, но пока лишь гипотетическая. Очень может быть, никто примеру британцев и не последует. Самый очевидный долгосрочный результат – изменение баланса сил внутри Евросоюза. Он проигрышен для восточной части Европы.

Есть два основных вопроса, по которым мнения внутри Европейского союза в целом, но особенно между, по терминологии Дональда Рамсфелда, «старой» и «новой» Европой, часто расходятся.

Первый касается самой природы Евросоюза. Отцы-основатели ЕС были воодушевлены федеральным видением Европы, где принцип национальных государств - по их мнению, основная причина двух опустошительных мировых войн – постепенно отомрет. Но «новоевропейцы» вступали в Евросоюз не для этого. Для них падение коммунизма и обретение европейских ценностей было одновременно освобождением от диктата России: пафос политической и национальной свободы совпадал. Идеи еврофедерализма, все еще близкие сердцам многих бельгийских, голландских или итальянских политиков, на Востоке резонируют гораздо меньше.

Второй вопрос касается отношений с Россией. В восточной части континента преобладает мнение, что Россия представляет собой опасность для Европы в целом, но особенно для ее восточной части; предотвращение этой опасности должно быть одним из приоритетов политики Запада. «Староевропейцы» долго считали страхи своих восточных партнеров, граничащими с паранойей. Для них Россия была пусть сложным, но партнером, тогда как всякие там поляки, эстонцы и грузины никак не могли выйти из пост-имперского синдрома – чем, по мнению Брюсселя, Парижа и Берлина, лишь мешали налаживанию отношений с Россией.

За этими двумя очевидными различиями скрывается еще одно, не менее важное, но менее обсуждаемое. Хотя общепризнанный недостаток Евросоюза – отсутствие или слабость общей идентичности, которая есть у составляющих его наций, некоторая эмоциональная подоплека у идеи единой Европы все же есть, но она различна в разных ее частях. Для западных наций-основателей приверженность европейской идее отчасти связана с открытым или латентным антиамериканизмом. Их новая европейская идентичность формировалась после Второй мировой войны, основным результатом которой стало доминирование на Западе континента англосаксов. Да, американцы освободили Европу от нацизма и принесли демократию; за это их полагалось благодарить, но именно фактом освобождения они подчеркнули свое военное, экономическое и моральное превосходство – а народы не любят, когда кто-то стоит выше их. Создание Евросоюза было способом как-то ослабить американское доминирование. Отношение «староевропейцев» к НАТО, соответственно, более холодное, потому что там главные – американцы.

У «новоевропейцев» другой исторический опыт: для них результатом той же самой войны стало господство Москвы. Оснований для антиамериканизма у них нет. Евросоюз и НАТО в равной степени важны как символ и реальность воссоединения с западной цивилизацией после десятилетий азиатского гнета.

Во всех упомянутых вопросах «новоевропейцы» легче находили общий язык с англичанами, чем с немцами, французами или бельгийцами. В Евросоюзе без англичан позиция «староевропейцев» усилится, а полякам, литовцам и румынам будет сложнее защищать свою точку зрения. В этих дискуссиях идеи федеральной Европы и ее расширения часто противостоят друг другу. Британцам не нравилась идея федеральной Европы, но они более других поддерживали ее расширение - без них легче будет проводить идею, что Евросоюзу сейчас следует фокусировать усилия на углублении интеграции, но избегать любых шагов, которые могут привести к расширению. Для такой страны, как Грузия, это неприятно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG