Accessibility links

Ирина Агрба: «Власть нагнетала обстановку»


Один из лидеров абхазской оппозиции, председатель общественной организации «Женщины в политике» Ирина Агрба

Один из лидеров абхазской оппозиции, председатель общественной организации «Женщины в политике» Ирина Агрба

Продолжаем тему беспорядков, которые произошли в Абхазии вчера в ходе акции протеста оппозиции. Что стало причиной штурма здания МВД, довольны ли оппозиционеры отставкой главы ведомства и что они ждут от референдума о досрочных президентских выборах? С этими вопросами мы обратились к одному из лидеров оппозиции, председателю общественной организации «Женщины в политике» Ирине Агрба.

А.Г.: Ирина Шотовна, прокомментируйте вчерашний штурм МВД, организованный представителями оппозиции.

И.А.: Оппозиция не готовила штурм МВД. Если бы оппозиция хотела ворваться внутрь здания МВД, это случилось бы. Но, к счастью, этого не произошло. И если бы не оппозиция, ситуация вчера настолько нагнеталась властью, к которой, кстати, мы обращались давно с обращениями, с заявлениями, но ни президент, ни парламент, ни Генеральная прокуратура не реагировали. Оппозиция требовала отставки министра, который не работал в режиме закона. Последняя капля – это запугивание сотрудников МВД, предписание бойкотировать референдум. В связи с этим мы и обращались. Но то, что случилось вчера, могло иметь либо более серьезные масштабы, либо менее серьезные. Ситуация в целом зависела не только от лидеров оппозиции, которые как-то пытались в рамках законности держать (под контролем) мероприятие оппозиции, требовавшей отставки министра внутренних дел. Но власть нагнетала обстановку, все это время она не реагировала. Вчера целый день обманывали собравшийся народ: через час, через два, через три. Все время велись переговоры между лидерами оппозиции и властью, были посредники, но, к великому сожалению, власть привыкла обманывать и вчера целый день обманывала.

Народ вчера стоял целый день на жаре и чувствовал себя проигнорированным; сторонники оппозиции два года уже как изгои в этом обществе, поэтому, конечно, это все накаляло обстановку. Власть, чиновники ничего не делали для того, чтобы вчера поставить точку в этом вопросе. Во всех странах бывает, народ возмущается по поводу поведения определенного государственного чиновника, и власть всегда учитывает чаяния народа и отправляет очень часто чиновников в отставку. В Абхазии, к сожалению, этого не произошло. Единственный выход, который оставался в конце митинга вчера вечером, – это усилить давление, чтобы услышали народ, чтобы власть услышала. Отправить в отставку Дзапшба невозможно было вчера в течение двух часов, трех часов и т.д.? Что за ценный такой кадр? Поэтому я думаю, что власть довела народ до этой точки, что люди начали возмущаться и оказывать давление на сотрудников милиции, но никто не дрался с милицией. Но там, где была серьезная давка, было сильное сопротивление, конечно, пострадали люди. Но, к счастью, крови нет, к счастью, жертв нет.

А.Г.: Сегодня генеральный прокурор Алексей Ломия заявил, что речь идет об организации массовых беспорядков, а секретарь Совбеза Мухамед Килба сообщил, что пострадало 19 человек, двое из них в тяжелом состоянии находятся в больнице. Вчера ночью была перестрелка – это следствие тех событий, которые вчера произошли. Как вы это прокомментируете?

И.А.: Я рассуждаю больше как политик. Я не следователь, я не милиционер, я не генеральный прокурор, но скажу, что они спровоцировали эту давку, они не решали вопрос, они не услышали народ, поэтому, естественно, во время такой давки, когда огромное количество людей скопилось на небольшой территории, пострадали люди. Но наша задача заключалась в том, чтобы не было крови. Конечно, люди в этой давке пострадали, многие падали в обморок. Мы их выносили, помогали, кое-кто получил увечья. Но в целом делать трагедию из этой ситуации нельзя. Наша главная задача заключалась и заключается в том, чтобы нас услышали, и в том, чтобы власть вернуть в правовое поле. В правовое поле надо возвращать не оппозицию, а, прежде всего, власть.

А.Г.: И все-таки к концу дня до десяти человек, как заявил генпрокурор Алексей Ломия, все-таки ворвались в здание МВД, а вы выше говорили, что не было штурма. С какой целью это было сделано, если уже было заявлено, что министр внутренних дел Леонид Дзапшба временно отстранен от занимаемой должности? Вы довольны этой отставкой?

И.А.: Задача стояла об отставке министра. Мы считаем, что министр – ключевая фигура, он помогал установлению в Абхазии авторитарного режима. Чиновник такого профиля и такого ранга не должен заниматься политикой. Он не должен делать из МВД карательный орган против политической оппозиции. Он перешел в этом смысле за рамки права, и наша задача заключалась в том, чтобы вернуть в правовое поле ситуацию с Министерством внутренних дел. То, что президент своими действиями или бездействиями вчера накалил ситуацию, вовремя не принял решение, а в конце принял решение – кстати, половинчатое, – тем не менее мы, чтобы успокоить своих сторонников, успокоить оппозицию, согласились с тем, что произошло. И мы верим и надеемся, что этот министр больше не вернется на эту должность и после прокурорской проверки тоже.

А.Г.: Президент Рауль Хаджимба заявил сегодня, что все, что происходит, – это попытка дестабилизировать ситуацию в стране. Прокомментируйте, пожалуйста.

И.А.: Еще раз повторяю господину Хаджимба, я очень хочу, чтобы он меня услышал: как раз мы делаем все, чтобы разрядить политическую ситуацию, напряженность в стране. Референдум – это конституционный, правовой институт. Он, как юрист по образованию, должен это знать. Мы в референдуме нашли выход из выходов. Но дело в том, что он сам лично бойкотировал и бойкотирует референдум. Хотя говорит одно, мы знаем, что он действует совершенно по-другому. Так что референдум мог быть шансом для того, чтобы разрядить обстановку в стране. Но этот шанс, скорее всего, будет упущен. Поэтому ситуацию нагнетает он. Вчера, когда оппозиция требовала отставки министра внутренних дел, со всех районов Абхазии он собрал своих сторонников. Я хочу знать, почему? Его сторонники что вчера хотели сказать? У оппозиции нет свободы слова? Это наши чаяния, наши требования. Либо ты соглашаешься, либо ты не соглашаешься. Но надо обосновать любой ответ, который мы могли бы получить. А то, что он вчера собирал народ, – я слышу, что и сегодня он этим занимается, – это говорит о том, что он хочет столкнуть народ.

А. Г.: Рауль Джумкович подписал указ о назначении референдума на 10 июля, вы считаете, что это не является шагом, чтобы ситуацию вернуть именно в правовое поле?

И. А.: Референдум он подписал, потому что не подписать не мог. Более двадцати тысяч подписей – это подписи, которые мы собрали легко. Конституция, закон о референдуме, все это нагло нарушить в нашей ситуации было бы для него слишком просто и опасно. Поэтому он пошел на подписание указа. Но вспомните, как он подписывал указ. Сначала собрал свой актив, всем было поручено сказать, что референдум для Абхазии – это плохо, это зло. И после этого он одним росчерком пера подписывает указ о назначении референдума. На следующий день он уже начинает работу, ездит по городам, по селам Абхазии и предлагает народу, просит их, чтобы они бойкотировали референдум. А то, что партия ФНЕА после назначения референдума сразу же проводит свой съезд, выступает против референдума, то, что на 9 июля назначено широкое празднование Дня столицы…На 10 июля назначаются скачки, как это?! Если ты проводишь референдум, ты глава государства, если ты юрист, если ты уважаешь закон, если ты хочешь, чтобы твой народ был законопослушным, и ты сам нагло, цинично нарушаешь. Поэтому то, что он подписал указ, – это ничего не значит. Совершенно ничего не значит, потому что в этом весь Рауль Хаджимба – говорит одно, а делает другое.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG