Accessibility links

Варшавский саммит открыл для Грузии новые горизонты


В заявлении комиссии Грузия-НАТО и тексте коммюнике говорится о помощи со стороны НАТО в усилении противовоздушных сил Грузии и воздушного наблюдения

В заявлении комиссии Грузия-НАТО и тексте коммюнике говорится о помощи со стороны НАТО в усилении противовоздушных сил Грузии и воздушного наблюдения

ПРАГА---Сегодня в Варшаве завершился саммит НАТО. Участники впервые согласились разместить войска НАТО в Польше и странах Балтии. Работу саммита в Варшаве в эти дни освещал военный обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе. Мы попросили его ответить на наши вопросы.

Кети Бочоришвили: Коба, после принятия сегодняшней резолюции наблюдателям становится ясно, что альянс не намерен отказываться от политики расширения на Восток, напротив, он будет наращивать оборонную политику на юго-востоке Европы и, в частности, в акватории Черного моря. Означает ли это, что у Грузии открываются новые перспективы в связи с альянсом и удалось ли вам на эту тему поговорить с кем-либо из представителей грузинской делегации в Варшаве?

Коба Ликликадзе: Да, это так. На саммите в Варшаве Черногория присутствовала уже в формате Североатлантического совета вместе с лидерами глав государств-членов НАТО, и Черногория уже становится фактически 29-м членом НАТО. Что касается Грузии и Украины, то коммюнике повторяет записи еще с Бухарестского саммита о том, что Грузия и Украина станут членами альянса. В вопросе Грузии конкретика в том, что Грузия имеет уже все инструменты, плюс ПДЧ, к тому, чтобы, когда уже все критерии будут выполнены со стороны Грузии и когда уже будет достигнут консенсус между членами альянса, Грузия станет членом НАТО.

Когда я разговаривал с президентом Грузии на эту тему, а потом и с министром обороны Грузии, они отметили как новую инициативу НАТО в отношении Грузии то, что создается т.н. фонд доверия, в который будут вносить свои денежные пожертвования члены альянса. Тина Хидашели, в частности, сказала, что уже есть готовность со стороны Голландии, Норвегии и ведутся переговоры с другими членами НАТО, которые будут размещать финансы для того, чтобы реально осуществить все те программы, которые были обговорены еще в декларации в Уэльсе. Это в первую очередь создание и полноценное функционирование совместного центра по подготовке и оценке Грузия-НАТО.

Кети Бочоришвили: Если продолжить разговор об акватории Черного моря, то речь также шла о том, что в Румынии будет открыт учебный центр, который в случае необходимости может всегда быстро быть перебазирован в военный объект.

Коба Ликликадзе: Да, об этом тоже говорится в коммюнике, заключительной декларации саммита НАТО. Усиление безопасности в Черноморском регионе является существенным сегментом для безопасности евроатлантического партнерства, – так прямо и говорится в коммюнике, если перевести слово в слово. Но в коммюнике не говорится о том, смогли ли они достичь полного консенсуса в том, как и в какие сроки будут размещены многонациональные силы патрулирования на Черном море.

Кети Бочоришвили: Коба, российские политики уже окрестили этот саммит началом новой холодной войны, а кое-кто сказал, что это «саммит обмана». Ясно, что ответа России долго ждать не придется. О чем говорят в кулуарах саммита, чего надо ожидать от России?

Коба Ликликадзе: Очень интересный вопрос задал корреспондент Financial Times генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу, который проводил заключительную пресс-конференцию совместно с президентом Украины (Петром) Порошенко. Он привел цитату из высказывания (Франка-Вальтера) Штайнмайера о том, что НАТО не должен бряцать оружием у границы с Россией, и означает ли несогласованные заявления некоторых министров и лидеров стран альянса в отношении России-НАТО, что внутри есть какие-то разногласия, на что Столтенберг ответил, что могут быть некоторые такие реплики, но в целом и полностью члены альянса соглашаются, и они едины в том, что действия России на Украине, агрессия и аннексия Крыма подрывают безопасность Европы и что дополнительные батальоны в Польше, странах Прибалтики и Румынии – это не ответная агрессия или начало холодной войны, а просто способ сдерживания. Была дана именно такая формулировка.

Кети Бочоришвили: Коба, вы говорили, что встречались сегодня с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили, который в беседе с вами оценил принятую саммитом резолюцию. Если можно, в тезисном порядке, каковы его оценки? Вы уже сказали об одной части, но на чем еще можно остановить внимание в его оценках?

Коба Ликликадзе: В первую очередь – это усиление обороноспособности государства. Президент Грузии (Георгий) Маргвелашвили повторил слово в слово заявления министров иностранных дел, обороны, государственного министра по евроинтеграции, что после Варшавского саммита Грузия станет еще более защищенной. Имеется в виду, наверное, заявление комиссии Грузия-НАТО, а потом и текст коммюнике, в котором говорится о помощи со стороны НАТО в усилении противовоздушных сил Грузии и воздушного наблюдения. В конкретику президент не вдавался. Я задал этот же вопрос министру обороны: означает ли это, что Грузия получит военные самолеты и средства противовоздушной обороны, но Хидашели уклонилась от ответа, сказав, что об этом пока не идет речь, а речь идет о том, что на деньги этого фонда доверия будут приняты общие программы, а передача или покупка вооружения и техники – это уже дело времени. Но сегмент реальной помощи и реального технического оснащения тоже не исключает эта запись в коммюнике, которая касается усиления обороноспособности Грузии. Можно добавить то, что следующая комиссия Грузия-НАТО с участием Североатлантического совета пройдет в Грузии в ноябре. Тогда и запланированы первые многонациональные учения в центре Грузия-НАТО.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG