Accessibility links

Зураб Бигвава: «Миша остается. И для них, и для нас»


Зураб Бигвава – политический психолог, консультирующий перед выборами «Грузинскую мечту»

Зураб Бигвава – политический психолог, консультирующий перед выборами «Грузинскую мечту»

ПРАГА---Мы продолжаем серию интервью, сделанных в ходе журналистской экспедиции в Грузию, организованной НПО Go Group Media. Сегодня на вопросы о перспективах правящей коалиции, о количестве партий в новом парламенте и будут ли среди них друзья России, отвечает Зураб Бигвава – политический психолог, консультирующий перед выборами «Грузинскую мечту».

Вадим Дубнов: Что будет решаться на этих выборах?

Зураб Бигвава: Люди будут выбирать политическую команду, которая может сделать дело. На этих выборах будет представлено то, что не было представлено эти четыре года. Все говорили, что нет пиара, но реально это правительство не стремилось захватить телевизионное поле, медиаполе. Может быть, это было их ошибкой, при том, что одним из достижений этих четырех лет можно считать то, что медиа абсолютно свободна.

Вадим Дубнов: Несмотря на «Рустави 2»...

Зураб Бигвава: Именно (телекомпания) «Рустави 2» и подтверждает то, что она не только свободная, но она антиправительственная оппозиционная телекомпания.

Вадим Дубнов: Тем не менее, судя по суду, власть ее не очень терпит...

Зураб Бигвава: Как не терпит? Терпит до конца. Кто отнимает? Это телевидение переходило из рук в руки ночью, закрытым образом, и кому оно принадлежит сегодня, - это тоже неизвестно, мне так кажется.

Вадим Дубнов: Почему упал рейтинг «Мечты»?

Зураб Бигвава: Это нормально. Всегда падает рейтинг, когда какой-то политический конгломерат приходит к власти. Много причин тому, почему упал рейтинг. Одной из причин, может быть, является то, что у них нет контроля над медиа, второе – это то, что был реальный кризис в регионе, третье – потому что были какие-то популистские поползновения давать такие обещания, которые невозможно было выполнить, но это исходило не из уст лидеров.

Вадим Дубнов: Это был какой-то продуманный эффект, что вы не говорили, но люди слышали?

Зураб Бигвава: Нет, не думаю, что это кто-то продумывал, но люди поверили...

Вадим Дубнов: Даже тому, что не говорили...

Зураб Бигвава: Да, был такой психологический эффект, но он и сейчас существует, потому что за последние месяцы, которые остались (до выборов), будет очень много сказано.

Вадим Дубнов: Как вы работаете, являясь, с одной стороны, продолжателем Мишиного дела, а с другой стороны, вы его ниспровергатель?

Зураб Бигвава: Миша (Саакашвили) хотел поломать менталитет, который установился в грузинском обществе. Был такой лозунг: «Всех в тюрьму!»...

Вадим Дубнов: Я имел в виду не это продолжение. Все-таки он задал некий вектор, которому вы следуете.

Зураб Бигвава: Главное вот в этом. Он выбрал не тот путь. Если человек это реально хочет сделать, то он должен сделать это по-человечески.

Вадим Дубнов: Четыре года назад вы побеждали на мощном протестном эффекте. Если тогда это было 80%, то сейчас это сколько примерно процентов?

Зураб Бигвава: Какой-то процент остался. Я думаю, что примерно 30-40% все равно осталось электората, который не то что протестный, а тот, который помнит то, что было. Это очень серьезно, потому что эта политическая сила, которая называется «Мишиной силой», не исчезла. У них есть приверженцы – примерно 10-12%.

Вадим Дубнов: Ядерный электорат – это те, кто протестует против Миши и боится его возвращения или вы вырастили какой-то новый электорат?

Зураб Бигвава: Нет, мы не то что вырастили, а привлекли электорат, который поверил в то, что надо рационально, по-деловому отнестись к своей жизни. Это активные люди, деловые, люди, которые хотят стабильного развития. Это очень серьезный вопрос – вопрос стабильного развития. В Грузии нет войны и нет перспективы войны, нет боязни того, что начнется война.

Вадим Дубнов: Какое-то идейно-политическое е лицо у партии появилось?

Зураб Бигвава: Есть прагматики и есть болтуны. Идеология – не самое главное.

Вадим Дубнов: У вас в одной партии были «республиканцы» и Топадзе. Не было ли это таким народным фронтом?

Зураб Бигвава: Да, был какой-то народный фронт. Это развитие организации.

Вадим Дубнов: А что вы скажете по поводу «Союза граждан»?

Зураб Бигвава: Нет, «Союз граждан» – это был совсем другой электорат, и там были совсем другие цели. Единственная цель там была – стабилизация государства, а не общества. Сейчас мы идем в направлении стабилизации общества.

Вадим Дубнов: Будете ли вы бороться за электорат (Тамаза) Мечиаури?

Зураб Бигвава: Мы будем с ними работать, потому что это тоже наш электорат, но это более агрессивный электорат, с которого надо немного снять спесь.

Вадим Дубнов: Что вы скажете своим про Россию?

Зураб Бигвава: Мы скажем, что Россия – есть реальность, которая существует, и это наш сосед, с которым нужно жить. По-другому у нас не получится. Россию мы не сможем передвинуть, мы тоже никуда не собираемся уходить. Разумные и прагматические вещи надо делать с Россией обязательно.

Вадим Дубнов: «Мы подождем, пока Россия сама поймет, что нам нужно в НАТО, и тогда мы пойдем в НАТО» – этот тезис жизнеспособный?

Зураб Бигвава: Не знаю. Может того, что Россия поймет, что нам нужно в НАТО и скажет: «давайте, ребята, идите в НАТО», не случится. Не думаю, чтобы так случилось. Исходя из современной истории (я имею в виду 20-25 лет), мы видели от России агрессию, оккупацию и т.д. Так что у нас нет другого выхода – нам нужен какой-то щит. Единственный щит на сегодня – это может быть НАТО.

Вадим Дубнов: Патриархальный избиратель – это тоже ваш электорат?

Зураб Бигвава: Патриархальный избиратель у нас появился не очень давно, и появился он по многим причинам. Это мое личное мнение, но мне кажется, что этот электорат не очень ортодоксален. Никогда в Грузии не было ортодоксальной религии. Это общество всегда с каким-то юмором смотрело на церковь. Это люди, которые в первую очередь ставят очень нецерковные проблемы для себя и для государства.

Вадим Дубнов: А патриархальность и антизападность – это большие пересечения?

Зураб Бигвава: Мне кажется, что не очень большие, потому что ортодоксальные церковные приверженцы, я бы не сказал, что они антизападные или прорусские. Они в очень тесной корреляции между собой. Мне кажется, что кто-то об этом очень сильно заботится. Мне кажется, что на Востоке, потому что у них такие интересы.

Вадим Дубнов: Кто такие «прорусские»? Из чего состоит феномен грузинской прорусскости?

Зураб Бигвава: Это люди, которые как-то связаны с Россией. Если честно, около миллиона людей работают в России и получают оттуда какие-то деньги. Это и есть основная база. Эти люди, естественно, каким-то образом оправдывают то, что с Россией надо как-то общаться, хотя у них когнитивный диссонанс...

Вадим Дубнов: Это же вы запустили людей в этот диссонанс?

Зураб Бигвава: Нет, не мы запустили. Он реально существующий. Понимаете, мы не запускали, ничего не пропагандировали и ничего не воспрещали. Есть антироссийские настроения – это в политике, но по человеческим меркам мало агрессии против России.

Вадим Дубнов: Абхазия и Южная Осетия – факторы раздражающие или уже нет?

Зураб Бигвава: В последнее время мало раздражения. Если посмотреть на исследования, то на первом месте всегда были Абхазия, Осетия, как вернуть эти территории, сейчас это перешло на третье, четвертое место.

Вадим Дубнов: А почему нет корреляции между падением рейтинга «Мечты» и неувеличением рейтинга «националов»?

Зураб Бигвава: Мне кажется, что «националы» упали в ту яму, в которую никто не будет входить еще раз. Хотя, может быть, у сегодняшнего правительства рейтинг немного упал, но это знаете, какое падение? Люди говорят: «я верил, а сейчас я сомневаюсь». Но это сомнение легко исправить.

Вадим Дубнов: Куда уходят те, кто разочаровался в «Мечте»?

Зураб Бигвава: Разочаровавшиеся в «Мечте» – это люди, которые говорили: «давайте, этих «националов», которые нас ловили, отправьте в тюрьму». Много этих людей – где-то процентов двадцать. Кого еще мы потеряли?.. Людей, которые думали, что придет (Бидзина) Иванишвили и раздаст свой капитал всем поровну.

Вадим Дубнов: А их сколько?

Зураб Бигвава: Я не думаю, что очень много. Это люди колеблющиеся, которые снова вернутся сюда.

Вадим Дубнов: Сколько людей вы потеряли с уходом «республиканцев» и «Свободных демократов»?

Зураб Бигвава: Не думаю, что много. «Республиканцы», согласно последним исследованиям, недобирают процент.

Вадим Дубнов: А с уходом (Гоги) Топадзе вы сколько потеряли?

Зураб Бигвава: Ничего не потеряли или почти ничего.

Вадим Дубнов: Сколько будет партий в парламенте?

Зураб Бигвава: Мне кажется, примерно четыре партии. Большую основу будет составлять «Мечта».

Вадим Дубнов: Уже без контрольного пакета?

Зураб Бигвава: Мне кажется, с контрольным пакетом.

Вадим Дубнов: А русский блок будет?

Зураб Бигвава: Мне кажется, нет. Очень сложно сейчас сказать, но мне кажется, что Нино (Бурджанадзе) не дотянет. Мечиаури точно не дотянет. (Ирма) Инашвили в последнее время заявила, что она не прорусская, а прозападная, но у них тоже сложности – на данном этапе они («Альянс патриотов») не переходят барьер.

Вадим Дубнов: (Паата) Бурчуладзе проходит?

Зураб Бигвава: Бурчуладзе рядом, но сейчас пойдут серьезные дебаты. Мне кажется, что у Бурчуладзе очень несильная позиция.

Вадим Дубнов: Тогда я не вижу, кто третий и четвертый...

Зураб Бигвава: Есть Ираклий Аласания, у которого был растущий рейтинг – в пределах перехода барьера.

Вадим Дубнов: Что будет с «националами»?

Зураб Бигвава: Я не знаю. У них тенденция раздвоения, расчленения и т.д., и эта тенденция пойдет дальше. У них есть шанс набрать примерно 10%. Я не знаю, что будет с ними, но они будут. Никто не верит в то, что они ребрендируются, потому что есть Миша, у которого в этой политической среде есть очень большой авторитет.

Вадим Дубнов: Для них Миша все равно остается главным...

Зураб Бигвава: И для них, и для нас.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG