Accessibility links

Дорога святого Георгия


Пока дублирующие Транскам маршруты не разработаны, осетинам остается только молиться святому Георгию, чтобы путники всегда добирались до порогов своих жилищ живыми и невредимыми

Пока дублирующие Транскам маршруты не разработаны, осетинам остается только молиться святому Георгию, чтобы путники всегда добирались до порогов своих жилищ живыми и невредимыми

Единственная автомагистраль, связывающая Южную Осетию с Россией, – Транскам, эксплуатируется уже тридцать лет и нередко бывает закрыта из-за погодных условий. Зимой дорога небезопасна из-за схода лавин, летом – камнепады и оползни.

Транскам – это не только «дорога жизни» для разделенного Главным Кавказским хребтом осетинского народа, но также самый короткий путь из европейской части России на Южный Кавказ и Малую Азию. По Транскаму до 2003 года также осуществлялось грузовое сообщение с Арменией, однако после закрытия в 2008-м грузино-югоосетинской границы автомагистраль эксплуатируется не на полную мощность и представляет стратегическую важность только для Южной Осетии.

Когда дорожная артерия блокирована из-за разыгравшейся стихии, южным осетинам остается только ждать, когда дорожные службы МЧС расчистят трассу и безопасное движение будет восстановлено. Зависимость республики от стратегической автомагистрали сохраняется, альтернативные пути пока не построены.

Югоосетинский эксперт Роланд Келехсаев говорит, что проблема зависимости Южной Осетии от Транскама в местном экспертном сообществе не обсуждается, поскольку перебои с автосообщением в республике не считаются:

«Если Транскам бывает закрыт, то максимум это продолжается сутки, и за это время дорога бывает разблокирована силами МЧС как на российском, так и на югоосетинском участке трассы. Зимой при обильных снегопадах и лавиноопасной ситуации дорога бывает закрыта максимум трое суток».

По мнению лидера движения «Твой выбор – Осетия!» Алана Джуссоева, вопросы, связанные с развитием автомагистралей и соответствующей инфраструктуры, должны быть в приоритете правительства Южной Осетии.

«Очень много говорится об объединении Осетии, и я считаю, что дорожная инфраструктура может экономически объединить две части Осетии и поможет дальше интегрироваться нашему народу. Она будет нести важную социальную и экономическую нагрузку и, конечно же, сыграет культурную роль. Мы сможем показать достопримечательности своей родины, красоты природы и представить сувенирную продукцию, туристы смогут отведать блюда национальной осетинской кухни».

Роланд Келехсаев вспоминает, как в тяжелые поствоенные годы республика выдержала транспортную блокаду протяженностью в один долгий месяц.

«Дорога жизни в 90-е годы прошлого века работала с перебоями. Сейчас Транскам и Рокский тоннель под пристальным надзором российского МЧС и органов власти, и дорога в порядке. Построены противолавинные галереи, ведется мониторинг на опасных участках, где сходят сели и камнепады, вовремя принимаются меры по безопасности пассажиров и транспорта. Транскам эксплуатируется круглогодично. Рокский тоннель для Южной Осетии стратегический объект, как и для России. В контексте последних событий Россия активизирует отношения с Ираном, возобновила диалог с Турцией, значение Транскама возрастает. Я не исключаю, что в будущем эта дорожная артерия будет использоваться Россией для выхода на весь Южный Кавказ».

Говорит представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в странах Средней Азии и Кавказа Михаил Чернов:

«Если сравнивать Транскам с Военно-Грузинской дорогой, также ведущей в Закавказье, то Транскам предпочтительней, потому что неприятные стихийные бедствия там случаются реже, а если и случаются, то намного быстрее все исправляется, и намного быстрее вновь она бывает готова к движению. Что касается каких-то решений на будущее, то они все связаны с прокладкой новых дорог. Когда это будет реализовано? Сейчас никто не готов дать ответ на этот вопрос. Но понятно, что необходим запуск нового движения, необходима альтернативная магистраль, дублирующая Транскам, которая пролегла бы вдоль бывшей Военно-Осетинской дороги на Квайсу и дальше на Цхинвал, раньше из Цхинвала она шла на город Они».

Михаил Чернов говорит, что политическое решение в Москве о строительстве новой автомагистрали в Южную Осетию может быть принято исключительно только при масштабном транзите в Закавказье.

«Необходимое условие – это транзитный поток из России в Армению и Иран. И добавлю о необходимости строительства железной дороги, это ветка Алагир-Цхинвал, эти коммуникации тоже связаны с большим транзитом на Южный Кавказ. И при функционировании Транскавказской автомагистрали, в случае возникновения некоторых проблем или необходимости развести грузы по разным дорогам, нужно чтобы функционировали альтернативные пути – это бывшая Военно-Осетинская дорога и железнодорожное сообщение Алагир-Цхинвал».

По словам экспертов, теоретически возможно и вертолетное сообщение, правда, в России такие воздушные маршруты проложены в отдаленные населенные пункты. В случае с Цхинвалом, где в основном проживает большинство населения республики, решить проблему Транскама только воздушным сообщением невозможно.

Доктор социологических наук Хасан Дзуцев полагает, что при серьезной политической целесообразности и внушительных финансовых вливаниях в Южной Осетии может быть построен аэропорт и установлено воздушное сообщение. «В экстренных случаях пока возможно вертолетное сообщение, поскольку другой дороги нет. Альтернативу Транскаму может составить железнодорожное сообщение».

Алан Джуссоев напоминает, что Южная Осетия – стратегический партнер и союзник России и поддерживает интересы России в регионе, поэтому с учетом расположения военной инфраструктуры и потенциальных возможностей экономического развития было бы необходимо возобновить железнодорожное сообщение.

«Также перспективны развитие высокогорных маршрутов, следующие из Северной Осетии в Южную вдоль газопровода «Дзаурикау – Цхинвал». Это интересы с точки зрения развития туризма – север-юг. Путь пролегает через Мамисонский перевал, место строительства горнолыжного курорта, и при строительстве газопровода прокладывали и дорогу, провели коммуникации, есть газ, свет, оптоволокно, есть интернет. Есть инфраструктура. Мамисонский перевал связывает две части Осетии, он выходит на Кударское ущелье Южной Осетии. Это сообщение имеет долгосрочную перспективу, и его строительство зависит от интересов России, инвесторов и их желания вкладывать средства в строительство горной дороги».

Пока же дублирующие Транскам маршруты не разработаны, осетинам остается только молиться святому Георгию, чтобы путники всегда добирались до порогов своих жилищ живыми и невредимыми.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG