Accessibility links

Жуткие вещдоки по делу об убийстве Клемантовича и Скаредновой


Этот судебный процесс претендует на рекорд по продолжительности в абхазском судопроизводстве: рассмотрение «дела Клемантовича» в суде началось в марте 2015 года

Этот судебный процесс претендует на рекорд по продолжительности в абхазском судопроизводстве: рассмотрение «дела Клемантовича» в суде началось в марте 2015 года

Сегодня в Верховном суде Абхазии состоялось очередное заседание по делу о двойном убийстве – российского бизнесмена Сергея Клемантовича и его спутницы Ольги Скаредновой.

Напомню, что этот судебный процесс претендует вслед за другим – по делу о покушении на жизнь экс-президента Александра Анкваба и убийстве двух офицеров госохраны, который начался аж в ноябре 2013 года, – на рекорд по продолжительности в абхазском судопроизводстве: рассмотрение «дела Клемантовича» в суде началось в марте 2015 года.

Согласно обвинительному заключению, Нодик Квициния по предварительному сговору с Джумбером Бигвава, Рамином Хмаилом, Асланом Цвижба и Ахрой Гопия в целях получения выкупа 10 сентября 2012 года примерно в 15.00 обманным путем завлек Клемантовича к себе домой. После того как Клемантович вошел в дом, за ним, прикрывая лица носовыми платками, ворвались Хмаил и Цвижба, ранее укрывавшиеся во дворе дома. И с применением насилия, опасного для жизни, под угрозой применения оружия они связали руки Клемантовичу. Последний заявил, что на улице в автомашине «Лексус» его ожидает помощница Скареднова». Нодик Квициния понял, что она является свидетелем преступления и под предлогом угощения кофе завлек ее в дом. Хмаил и Цвижба вывезли Скареднову и Клемантовича в микрорайон Маяк столицы Абхазии. Их связали железной цепью и держали в ванной комнате нежилого дома, приобретенного Квициния. Гопия и Бигвава осуществляли охрану с использованием оружия. Нодик Квициния потребовал у Клемантовича два миллиона долларов за их освобождение. Далее в тексте обвинительного заключения говорится следующее:

«Квициния Н.Ю., получив категорический отказ Клемантовича и испугавшись разоблачения в совершении похищения Клемантовича и Скаредновой, с целью скрыть преступление, а также с целью последующего завладения имуществом ООО «Петролиум-Абхазия», соучредителем и генеральным директором которого являлся Клемантович, принял решение устранить его и Скареднову и предложил Цвижба, Бигвава, Хмаил и Гопия за денежное вознаграждение в сумме 15 миллионов рублей совершить убийство Кламентовича и Скаредновой».

Ночью 11 сентября названные лица вывезли Клемантовича и Скареднову в село Адзюбжа и убили их из имевшегося огнестрельного оружия. Тела сбросили в колодец, находившийся неподалеку от места преступления, для верности бросив туда потом гранату. Обнаружены тела были только в октябре 2013 года, после того, как про этот колодец сообщил один из задержанных по подозрению в убийстве (заподозрили их в результате прослушки разговоров по сотовым телефонам).

Спустя четыре месяца после начала в прошлом году судебного процесса, 9 июля, он был остановлен, так как председательствующий на нем судья Верховного суда Сергей Эксузян подал в отставку. Он заявил, что срок его полномочий истекает (неожиданно вспомнил об этом?) и это не позволяет ему завершить рассмотрение уголовного дела.

3 сентября прошлого года новый состав суда под председательством Екатерины Онищенко при участии судей Тимура Шония и Романа Кварчия приступил к рассмотрению уголовного дела об убийстве Клемантовича и Скаредновой «по новой». В ходе судебных следствий, как первого, так и второго, обвиняемые категорически отрицали свое отношение к этому двойному убийству, а признательные показания на предварительном следствии объясняли давлением и пытками.

В последние месяцы судебное следствие затормозилось, так как по разным причинам заседания то и дело откладывались.

Депутат абхазского парламента Нодик Квициния осенью 2013 года был лишен своими коллегами депутатской неприкосновенности, но они не дали согласия на его заключение под стражу, и он не лишен депутатского мандата. Поэтому, находясь в качестве обвиняемого на заседаниях суда начиная с марта 2015 года, он сидит рядом со своим адвокатом. Сегодня сразу после начала судебного заседания он попросил слово и сказал:

«Уважаемый суд, можно?.. Идет сессия. Позвонят – минут десять мне надо во время голосования присутствовать. Десять минут, мне больше не надо. Можно?»

Дело в том, что сегодня параллельно этому судебному заседанию проходило и заседание сессии парламента. Договорились, что на время его отлучки в парламент в судебном заседании объявят перерыв. Так оно и произошло спустя примерно час.

А до этого с заявлением выступил обвиняемый Ахра Гопия. Он пожаловался, что к нему в заключении не допускают медиков, родных, хотя он очень болен. И продолжил:

«Или у кого-то интерес есть, чтобы я умер, или у кого-то нет, я не знаю, понятия не имею. Я сегодня приехал, чтобы судебное заседание не сорвать».

Представитель гособвинения Даур Амичба пообещал выяснить, как обстоит дело с реагированием на жалобу подсудимого, поданную ранее относительно условия его содержания под стражей и обеспечения медицинской помощью. Свои претензии суду относительно хода судебного следствия высказал подсудимый Бигвава.

Затем Даур Амичба приступил к предъявлению суду вещественных доказательств по делу. Он надел белые резиновые перчатки и стал извлекать из большого картонного ящика черные полиэтиленовые пакеты, а затем вскрывать их, комментируя свои действия:

«Из пакета извлечен более мелкий пакет, на котором имеется зеленая бирка с надписью «мужская сорочка», а также пояснительная бирка «по делу №318 821, ткань мужской сорочки, изъятая в ходе осмотра останков трупа Клемантовича С. П.». Из пакета извлекаются куски ткани серо-коричневого цвета с сильными наложениями грязи».

По очереди он извлекал из пакетов и бумажных конвертов и демонстрировал присутствующим носильные вещи убитых, от многих из которых осталась в значительной части бахрома. Все они были серо-коричневого цвета с наложениями песка, грязи и мелких камней, первоначальный их цвет установить было трудно. А вот кроссовки Клемантовича хорошо сохранились. Был также браслет Скаредновой. А еще – так называемые «хомуты», которыми были связаны их руки. Жуткое впечатление производили все эти предметы, тем более если помнить, что они пролежали на дне колодца больше года с телами убитых. От предметов исходил, по словам Амичба, «гнилостный запах», так что в какой-то момент пришлось открыть в зале окно, закрытое из-за работавшего кондиционера.

В какой-то момент один из адвокатов подсудимых подал реплику: «А зачем все это демонстрировать?» Думаю, что под этим вопросом подразумевалась мысль: «Да, эти вещи были на убитых, но они же не доказывают вину данных подсудимых». Председательствующая на суде ответила, что гособвинение посчитало нужным демонстрацию этих предметов.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG