Accessibility links

Убийство Павла Шеремета


В Киеве сегодня был убит Павел Шеремет – журналист, которого с равным основанием можно называть белорусским, российским и украинским

В Киеве сегодня был убит Павел Шеремет – журналист, которого с равным основанием можно называть белорусским, российским и украинским

ПРАГА---В Киеве сегодня был убит Павел Шеремет – журналист, которого с равным основанием можно называть белорусским, российским и украинским. Обстоятельства произошедшего мы обсудим в прямом эфире с обозревателем белорусской службы Радио Свобода Юрием Дракахрустом.

Вадим Дубнов: Юрий, вы лично знали Павла. Как вы думаете, какие обстоятельства, что могло привести к такому трагическому исходу?

Юрий Дракахруст: Вы знаете, что следствие озвучило три линии версии. Первое – это убийство, связанное с его профессиональной деятельностью, второе – это личные причины, и третье – это российский след. Что касается меня, то я, скорее, верю в первую версию – а именно, убийство, связанное с профессиональной деятельностью Павла. Я не специалист в украинском политикуме, но мне кажется, что это наиболее вероятная и правдоподобная версия, которая для меня распадается, соответственно, на три как бы подверсии. Первая подверсия – это убийство как бы для демонстрации другим. Сам Павел, насколько я знаю, не был такой звездой расследований, разоблачений, но он был очень известный журналист в Украине, и в этом смысле это убийство могло быть таким. Условно говоря, завтра какому-то журналисту-расследователю скажут: «Мужик, ты хочешь, чтобы как с Шереметом с тобой было?» Возможно, такой демонстративный сюжет.

Другая подверсия этой версии – это т.н. эксцесс исполнителя. Какой-то человек, которого Павел, возможно, задел – это может быть олигарх или политик, – в своем окружении сказал: «Как бы кто-то с ним разобрался. Как бы он замолчал». Ну, а исполнители сделали так, как на их ум, так сказать, пришлось. И третья подверсия – это, что называется, низкая мотивация. Уже сейчас многие говорят об одной из последних статей Павла, где он писал о том, как бойцы батальона «Азов» фактически вмешались в украинское правосудие, попытались освободить людей, которых украинское правосудие преследовало. Ну и дело не в том, что какие-то большие люди что-то приняли, а какой-то простой человек с опытом войны решил: «а чего это он на нас наезжает?» Мне почему-то эти три подверсии кажутся как бы такими человеческими, жизненными и похожими на то, что именно что-то такое и произошло.

Вадим Дубнов: Юрий, но это Киев, в котором, с одной стороны, в общем-то нет этой жуткой субкультуры подобных убийств – все-таки мы не можем вспомнить таких громких событий, которые происходят в других местах, в том числе, в Москве, – а с другой стороны, как вы сами сказали, Павел не был вовлечен в расследовательскую журналистику достаточно глубоко. Он вообще, как мне кажется, не был особо вовлечен в украинскую политическую жизнь, он как бы оказывался немного на периферии. Вот это каким-то образом накладывает какой-то отпечаток на вашу версию?

Юрий Дракахруст: Знаете, это, скорее, отсекает другие версии. Это отсекает, например, лично для меня (при всем уважении к украинским коллегам) версию российского следа, потому что это одна из версий, которая озвучена, что Россия хочет дестабилизировать ситуацию в Украине, Россия мстит, Россия хочет каких-то волнений в Украине. Я как бы верю в то, что Москва может сделать все, что угодно, но без какой-то просчитываемой цели. Она может быть еще более подлой, но тут ничего не просчитано. Понимаете, если бы это касалось фигуры более политически значимой, политически ориентированной, скажем, сторонника власти или ее противника, то это могло быть похоже на правду.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG