Accessibility links

Как найти для оперы «вторую Ананиашвили»?


Гастроли для оперной труппы уже давно стали воспоминанием. Они не возобновились даже по завершении этой зимой длительной реставрации оперного театра

Гастроли для оперной труппы уже давно стали воспоминанием. Они не возобновились даже по завершении этой зимой длительной реставрации оперного театра

Тбилисский театр оперы и балета в эту субботу закрывает 164-й сезон. Традиционно – постановкой оперы «Абесалом и Этери». Впрочем, закрывается сезон при довольно нестандартных для театра обстоятельствах – коллектив настаивает на отставке художественного руководителя театра Давида Кинцурашвили.

Партию Абесалома народный артист Грузии Теймураз Гугушвили исполняет уже почти 30 лет. «Я старею, – грустно улыбается артист, – а Абесалом – нет, ему нельзя». Эта постановка для грузинского зрителя – особая, вспоминает Гугушвили, и раньше, когда труппа ездила на гастроли, ее с большим успехом принимала публика в разных странах.

Гастроли для оперной труппы уже давно стали воспоминанием. Они не возобновились даже по завершении этой зимой длительной реставрации оперного театра. В то же время в труппе говорят, что художественный руководитель – Давид Кинцурашвили, которого, кстати, труппа сама и выбрала два года назад, не раз это обещал. Обещал он и новый широкий репертуар. Но на вопрос, что поставили в театре за это время, Теймураз Гугушвили отвечает, что спектаклей было очень мало:

«Что поставили? «Абесалом и Этери», «Аттилу», которая прошла в пустом зале, «Реквием», который никто из артистов не хотел, постановка «Одеяние первое», в которой, при всем моем уважении к писателю Гураму Дочанашвили, были в основном задействованы актеры драматических театров, и «Паяцы». Все. В то время как балетная труппа ставит спектакли каждый месяц».

Гоча Габидзашвили, вокалист оперного хора, говорит, что большинство этих спектаклей – это возрожденные постановки, не новые. Для некоторых из них даже не пришлось шить костюмы и создавать декорации. Программа, представленная два года назад Кинцурашвили, благодаря которой за него тогда и проголосовали, потому что она понравилась, – не была выполнена, говорит Габидзашвили. Гастроли, новый репертуар – все так и осталось на бумаге. Каждый раз, рассказывает Габидзашвили, худрук заверял труппу, что переговоры со спонсорами и зарубежными театрами вот-вот завершатся, однако никаких результатов они так и не принесли.

«Он (Кинцурашвили) взял на себя обязательство найти средства для новых постановок и, что самое главное, говорил, что у него есть спонсоры. Но в итоге были просто восстановлены старые спектакли и ставились оперы в концертном исполнении. А этим концертным исполнением мы только и занимались, кочуя по театрам все шесть лет, пока наш театр был закрыт. Театру нужны постановки, зрелище. Без этого мы потеряем зрителя. А он (Кинцурашвили) не смог ничего сделать».

По словам Габидзашвили, труппа солидарна в своем требовании – они не хотят видеть на должности худрука Кинцурашвили. Соответствующее заявление они направили в Минкультуры и охраны памятников. Его подписали 170 артистов театра. В ведомстве пообещали изучить аргументы, приведенные труппой, и затем принять решение. Сам Давид Кинцурашвили комментировать происходящее не захотел, на наши звонки и просьбы о встрече не отвечал.

При нынешней власти, говорит искусствовед София Киласония, в «закон о театре» были внесены изменения, согласно которым худрук театра совместил функции директора и художественного руководителя. Стал единоличным управляющим театром, которому было поручено руководить как творческой составляющей, так и административными вопросами. Получается, что во главе театра, говорит Киласония, должен стоять какой-то универсальный человек, что в принципе практически невозможно. Прямо как в известном выражении – «сам танцует, сам поет, сам билеты продает». Искусствовед убеждена, что Давид Кинцурашвили – слабый управляющий, однако и труппа должна понимать, чего конкретно она хочет и от кого, когда сравнивает количество премьер балетной труппы с оперной.

«У балетной труппы 58 спектаклей только потому, что у этой труппы на протяжении лет было финансирование на несколько миллионов больше. Бюджет балетной труппы не входил в бюджет театра. Для балета специально выделялись определенные средства. У оперной труппы этих средств не было. Нино Ананиашвили (руководитель балетной труппы) была авторитетом для прошлой власти, остается и для нынешней, что, в принципе, неплохо. Но это не означает, что у балетной труппы был хороший менеджер, а у оперной – плохой», – говорит Киласония.

Несмотря на слабую фигуру Кинцурашвили, проблема, которая возникла сейчас в театре, – системная, считает Киласония. Искусствовед поясняет: театры финансируются из госбюджета, но средства на новые постановки их руководители вынуждены находить сами, хотя помогать им в этом могут Минкультуры, мэрия, органы местного самоуправления. Сегодня в Грузии, продолжает она, для того чтобы быть хорошим управляющим, нужно быть человеком с авторитетом, приближенным к действующей власти. В противном случае режиссеры и худруки просто не могут найти финансирование для осуществления задуманного. Это уродливая реальность, говорит Киласония, но, к сожалению, сегодня она такова.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG