Accessibility links

Отсутствие кадров решает все


Избиратель, доверивший президенту управление республикой, хотел бы знать как можно подробнее его мотивацию при принятии тех или иных решений

Избиратель, доверивший президенту управление республикой, хотел бы знать как можно подробнее его мотивацию при принятии тех или иных решений

Наблюдатели в Южной Осетии отмечают, что последние кадровые решения президента Тибилова воспринимаются югоосетинским обществом неоднозначно или даже вызывают раздражение.

Белу Плиеву отправляют руководить ЦИК на четвертый пятилетний срок, говорят, мол, нет конституционных ограничений. Но при этом никто не вспомнил об ограничениях этических – ни президент, ни депутаты парламента. Между тем товарищи, сидящие на выборных должностях, наверное, должны знать об ограничениях такого порядка. Если человека назначают в четвертый раз подряд, несмотря на пенсионный возраст, значит, на то должны быть серьезные основания, которые необходимо было озвучить.

Вместо этого и президент, и депутаты либо вообще не учитывали общественное мнение при принятии решений, либо посчитали, что избиратель сам должен догадаться.

Что ж, давайте попробуем…

Быть может, Бела Плиева виртуоз своего дела? Не факт. Боюсь ошибиться, но в последние 10 лет республика не знала выборов, которые не сопровождались бы скандалами. И самое скверное, что после каждых выборов неуклонно снижалась легитимность власти в глазах общества.

Справедливости ради надо отметить, что не только по вине ЦИК, но Избирком всякий раз соглашался с очередным безобразием.

Быть может, в республике нет людей, способных справиться с этой задачей? Кругом одни дураки? Или, как сейчас принято говорить: у президента короткая кадровая линейка? Но ведь существует целый штат избиркомовцев, и, в принципе, каждый из них знаком с этим делом и, наверное, не хуже председателя. Как говорится, не боги горшки обжигают.

Тогда, быть может, во главе ЦИК нужен верный человек, способный преступить закон, если это потребуется? Кстати, это одна из лидирующих версий среди моих знакомых цхинвальцев. Правда, они подбирают формулировки помягче, типа «сделать, как надо, в случае чего». Честно говоря, и эта версия тоже выглядит невероятно, потому что в республике пруд пруди товарищей, готовых вытирать ноги об закон, если в этом есть личная польза. И при этом можно подобрать товарищей в большей степени решительных, стрессоустойчивых, с отменным здоровьем и отсутствием даже намека на угрызения совести.

Есть еще одна версия, к которой я одно время склонялся, но больше в нее не верю, – это недоверчивость главы государства. Мол, президент опасается предательства, боится ошибиться и т.п. Некоторые кадровые решения просто не укладываются в эту логику.

Скорее, наоборот, не президент принимает кадровые решения исходя из своей недоверчивости, а его кадровые решения воспринимаются обществом с недоверием.

Например, назначение нового генпрокурора республики Урузмага Джагаева.

Вот когда Эдуард Кокойты назначал генпрокурором Таймураза Хугаева, все знали – они родня, и понимали мотивацию президента. Пусть не одобряли, пусть это выглядело как проявление клановости, но было все понятно.

Или когда Леонид Тибилов назначал Мераба Чигоева, тоже все понимали – они друзья.

А здесь что?

Президент публичное лицо. Это значит, что избиратель, доверивший ему управление республикой, хотел бы знать как можно подробнее мотивацию президента при принятии тех или иных решений. Это законное право избирателя, и это главное, из чего состоит доверие к власти. Поэтому каждый политик обязан пытаться хотя бы обмануть избирателя, но не игнорировать. Это чревато последствиями на выборах.

Помните, как Леонид Харитонович представил нового генпрокурора (цитирую с сокращениями):

«В нашей республике и за ее пределами Урузмага Джагаева знают как надежного человека. … Думаю, что его дальнейшая совместная деятельность с коллективом, в который он придет, будет способствовать серьезному успеху в работе Генеральной прокураторы».

Это скорее тост на застолье, где обмывают новую должность, чем аргументация при назначении руководителя серьезного ведомства. Его выбор пал на человека, который не жил в Южной Осетии, в республике его знает лишь очень узкий круг людей.

Наверное, президент или кто-то рядом с ним должен был задуматься над тем, что сказать людям. Что сказать тем же сотрудникам прокуратуры. Почему им навязывают в начальники бывшего сочинского мента, который ни дня не отработал в прокуратуре? За какие выдающиеся заслуги или качества? Чем он лучше их? Я не спорю, может, действительно лучше, но тогда почему бы не объясниться? Тем более что догадаться невозможно.

Местные чиновники любят преподносить эту непонятность как политическую интригу.

Но это не интрига.

Интрига в действиях, предпринимаемых конкурирующими игроками. Интрига в их попытках манипулировать друг другом. Но нет никакой интриги в сомнительности самих игроков. И, кроме того, никакие интриги не должны ставить под сомнение мотивацию государственного деятеля. С этим на выборы не идут.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG