Accessibility links

ПРАГА---Премьер-министр Абхазии подал в отставку, разрешив таким образом долгую политическую интригу. Кто и каких целей добивался и добился в связи с этой отставкой, каким будет новое назначение и насколько по этому назначению можно будет судить о готовности Рауля Хаджимба к настоящим реформам? Эти и другие вопросы в рубрике «Некруглый стол» мы обсудим с главным редактором сухумской «Нужной газеты» Изидой Чаниа и политологом Алхасом Тхагушевым.

Вадим Дубнов: Интрига с отставкой Артура Миквабия давняя – слухи ходили не первый день и не первую неделю. Изида, как вы думаете, была ли у господина (Рауля) Хаджимба возможность не отправлять Миквабия в отставку или это входило в его собственные интересы?

Изида Чаниа: Я думаю, что президент давно готовился к такому решению. Единственное, мне кажется, что он подбирал более или менее удачное время для принятия такого решения. На мой взгляд, это не является ни требованием депутатов, ни последствием плебисцита, к которому пытаются привязать это решение. Более того, мне кажется, что глава республики, скорее всего, не хотел менять эти ключевые фигуры накануне политического демарша, запланированного оппозиционными силами. Он все-таки выждал время, когда митинговые страсти улеглись, и время было более подходящим для такого решения.

Вадим Дубнов: Алхас, вы тоже считаете, что это спланированная игра президента или он все-таки поддался какому-то давлению?

Алхас Тхагушев: Я думаю, что отчасти это то, о чем говорила Изида, с другой стороны, есть определенное недовольство – это не то, что оппозиция озвучивает, но люди, живущие в стране, видимо, ожидали чего-то большего от смены власти, курса и т.д. И президент, видимо, тоже на эти вызовы и критику, собственно, и из числа своих сторонников, наверное, будет пытаться реагировать. С другой стороны, есть мотив, связанный со встречей господина президента с господином (Владиславом) Сурковым, где, по разным слухам, которые в Абхазии активно циркулируют, обсуждались какие-то фигуры, которые господин Сурков предлагал президенту в качестве возможных кандидатов на какие-то должности. Мне сложно поверить в это, но если это так, то очень прискорбный факт для нашей страны, что заезжий российский чиновник предлагает президенту какие-то необходимые фигуры для назначения в новый кабинет министров.

Вадим Дубнов: Изида, вы тоже считаете, что есть какая-то третья составляющая – та, о которой говорил Алхас, – внешнеполитическая?

Изида Чаниа: Третья составляющая, скорее всего, возможно, и существует, поскольку Абхазия вместе с Россией осуществляет инвестиционные проекты. Я не склонна верить слухам, но считаю, что вполне возможно, что Россия предъявляет определенные требования, связанные с невыполнением социально-экономических проектов, и там действительно существуют очень большие проблемы, связанные, в том числе, и с проектно-сметной документацией. Вполне возможно, что и это тоже было одной из составляющих, по которой президент решил сменить премьера. Насколько Сурков диктовал, кто должен стать премьером, мне кажется, что это все-таки больше из области фантастики. Даже если такие вещи и происходят, то они, наверное, происходят достаточно деликатно.

Вадим Дубнов: Изида, тогда я вернусь к вашим словам о том, что Хаджимба выбрал время и подобрал хороший момент. Означает ли это, что у Хаджимба в таком случае есть какая-то дальнейшая стратегия или хотя бы линия поведения?

Изида Чаниа: На мой взгляд, механическая замена одного премьера на другого может принести лишь какой-то кратковременный эффект, и я почти уверена, что даже если премьером Абхазии воскреснет и станет какой-нибудь Ли Куан Ю, то все равно экономического чуда у нас не произойдет, хотя бы потому, что Абхазии нужны системные преобразования. Еще очень важная деталь, которую, кстати, президент тоже сегодня проговаривал, – о том, что система назначения премьер-министра должна измениться. Он на протяжении долгого времени настаивает на том, чтобы парламент – законодательный орган власти – принял соответствующие законы, согласно которым премьер будет утверждаться на сессии парламента. С одной стороны, это попытка отвести немного от себя ответственность, с другой стороны, если будет принято такое решение, то это снизит накал напряженности в нашем обществе.

Вадим Дубнов: Алхас, жанр, в котором работают абхазские премьеры, как мне представляется, достаточно технический – был первый достаточно технический премьер Бутба, сейчас сняли технического премьера Миквабия... Означает ли это, что будет меняться жанр, или все-таки Хаджимба не может себе позволить ставить во главе кабинета (министров) достаточно яркую и самостоятельную фигуру?

Алхас Тхагушев: Отчасти я соглашусь с Изидой в той части, где она говорила о системности подхода, – мы не наблюдаем этого системного подхода. Сам Хаджимба, будучи в оппозиции, критиковал прошлого президента за то, что нет этого системного подхода и нет таких самостоятельных фигур, например. Сейчас, как вы совершенно верно отметили, премьеры назначаются, фамилии меняются, а суть не меняется. А с какой программой действий пришел премьер Миквабия, например, во власть? Что он выполнил, что не до конца выполнил, чего он совсем не смог выполнить? Я не знаю, о каком законе говорит Изида, речь должна идти о полноформатной, полноценной, обещанной президентом Хаджимба во время предвыборной кампании реформе системы управления страной. К сожалению, я боюсь, что это опять будет некая техническая замена одного премьера без программы на другого премьера без программы, но он должен, видимо, устроить разные группы влияния. Я понимаю, что очень сложная ситуация – у нас бюджет, который на 60 или 70 процентов состоит не из денег, которые Абхазия сама зарабатывает. Конечно, это очень уязвимая позиция, и в этой позиции ему очень сложно многие вопросы как бы отстаивать и идти на серьезные системные реформы.

Вадим Дубнов: Изида, я хотел бы продолжить разговор о трудной судьбе президента. Он действительно обречен на смену одной технической фигуры другой?

Изида Чаниа: Техническая смена одного руководителя на другого ничего не даст, какую бы сильную фигуру премьера он не предусмотрел. Т.е. в какой-то период даже были разговоры о том, чтобы должность премьер-министра вообще ликвидировать, потому что многие считают, что фигура премьер-министра – это фигура такого «мальчика для битья». Мне бы, конечно, очень не хотелось, чтобы премьер выполнял такую функцию, но мне кажется, что на сегодняшний день убирать премьера из этой системы было бы неразумно, потому что в этой ситуации мы бы получили еще большую концентрацию власти в руках одного человека. Для того чтобы защитить эту фигуру, необходимо, конечно, перераспределить полномочия между президентом и парламентом.

Вадим Дубнов: Изида, но если интрига давняя, значит, у него есть какая-то кандидатура или хотя бы какая-то технология выбора кандидатуры. Это будет человек из его команды, это будет уступка или договоренность, скажем, с тем же «Айнаром» и т.д.?

Изида Чаниа: Сам Хаджимба является фигурой, достаточно готовой к компромиссам. Скорее всего, это не будет прямая фигура – людей, которых предлагает «Айнар», «Амцахара» или еще кто-нибудь, потому что список с каждым днем все ширится. Но думаю, что он попытается назначить фигуру, которая не будет вызывать раздражение у разных политических групп. Я думаю, что он пойдет по этому пути. Единственное, что он как бы проговорил сегодня на брифинге для журналистов, – он сказал, что это будет молодой человек, и что-то говорилось об эффективности. Я даже процитирую: «это способность кандидата эффективно и оперативно решать поставленные задачи».

Вадим Дубнов: Алхас, правильно ли я понимаю, что если фигура будет устраивать все политические силы, то на следующий день эта фигура станет мишенью для того же «Айнара» и той же «Амцахары»?

Алхас Тхагушев: Я, в принципе, не думаю, что такая задача выполнима – угодить всем. Даже если стараться это сделать, мне сложно представить, что в нашем обществе, нашей элите может найтись такой человек, который будет однозначно воспринят нейтрально всеми. Я тоже согласен, что президент и его советники будут пытаться как раз искать такую компромиссную фигуру. Лично я категорически не согласен с таким подходом. Может быть, элиты, которые периодически приходят во власть, уходят из власти, это и устроит, но что касается рядовых граждан, то многие очень утомлены этим процессом. Понимаете, людям нужны перемены, чтобы власть реально наводила порядок в стране и т.д. Не тронуть ничего системно, – это значит ситуация будет и дальше постепенно усугубляться во всех сферах. Если бы он, например, назначил эту самую яркую политическую фигуру, достаточно самостоятельную... Но, в общем, понимаете, в завуалированной форме никто никого не хочет обидеть. Вот в этом есть определенная трагедия каждого нашего президента, и Хаджимба, я думаю, прекрасно понимает, на что он, по идее, должен идти. Нам нужна не крысиная возня, а политически открытый дискурс – почему этот человек пришел, как он пришел? Вот этой конкуренции у нас нет. В этом смысле мы, к сожалению, как были болотом, так и остаемся.

Вадим Дубнов: Алхас, «Айнар» был довольно активен в этом процессе, но есть ли у него достаточно яркие фигуры, которые он может предложить?

Алхас Тхагушев: Знаете, мне сложно судить. Тот процесс, который мы видели с референдумом... Просто логика и поведение этих групп связана с тем, что они противостоят друг другу и будут противостоять. У тех были реваншистские настроения, теперь у этих реваншистские настроения, и они, собственно, иной раз просто троллят друг друга. Проблема в том, что идет борьба за власть, без предложения того, что же эти люди собираются делать в этой власти. И когда президент ставит кого-то на этот пост и человеку говорит «сделай это», он должен биться за него, стоять, а я боюсь, что были такие примеры в истории правления Хаджимба, например, когда он вроде бы решался на что-то, а потом давал задний ход.

Вадим Дубнов: Изида, я попрошу вас дать короткое резюме нашего разговора. Правильно ли я понял, что вы тоже не видите какого-то оптимистического ответа на вопрос Алхаса о системном прорыве в новом назначении премьера?

Изида Чаниа: На самом деле составляющих у этой проблемы очень много, и я во многом согласна с Алхасом, мне тоже хочется слышать от людей, приходящих во власть, четкую и ясную программу. Что касается этого посыла о яркой, сильной фигуре, харизматичной, честно говоря, я считаю, что это очень большая проблема для Абхазии – «скамейка запасных» на сегодняшний день очень невелика. Правящие элиты страны тасуют одну и ту же колоду. Мне бы очень хотелось, чтобы парламент и президент нашли в этом вопросе общий язык, но, насколько я знаю, этот баланс ветвей власти и многие другие преобразования стопорятся из-за того, что они не могут договориться в каких-то вопросах, например, в вопросах, связанных со сбалансированностью этой системы. Т.е. на самом деле большая часть депутатов не хочет брать на себя противоположные обязательства, которые создадут этот самый баланс.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG