Accessibility links

Последнее армянское предупреждение


На улицах Еревана растет накал страстей. Проходят многочисленные протестные акции, на которые полиция реагирует очень жестко

На улицах Еревана растет накал страстей. Проходят многочисленные протестные акции, на которые полиция реагирует очень жестко

ПРАГА---В Ереване члены группы «Сасна Црер» все еще контролируют здание полка полиции и вновь произвели захват заложников, которых впоследствии отпустили. Вчера был убит один полицейский Юрий Тепаносян и еще четверо получили огнестрельные ранения. В настоящий момент в районе захваченного полка полиции слышны взрывы, виден дым, продолжаются вооруженные столкновения между полицией и боевиками. Тем временем на улицах Еревана накал страстей тоже растет. Проходят многочисленные протестные акции, на которые полиция реагирует очень жестко. Многие ранены, один человек попытался совершить самосожжение в поддержку «Сасунских храбрецов». Сейчас в больницах остаются 22 человека, которые пострадали в результате пятничного разгона полицией демонстраций вокруг территории полка и субботнего шествия по проспекту Баграмяна. Избиты журналисты Радио Свобода.

Посольство США в Армении готово применить санкции в отношении тех лиц, которые могут быть вовлечены или быть ответственными за применение несоразмерной силы минувшей ночью во время разгона акции протеста в Ереване. Об этом посол США в Армении Ричард Миллз заявил в субботу. Среди членов группы «Сасна црер» есть тоже раненые. Армен Ламбарян находится в больнице в тяжелом состоянии, ранее были сообщения, что он впал в кому. Раненный в грудь сегодня Седрак Назарян прооперирован и подключен к аппарату искусственного дыхания.

Власти же не предпринимают никаких действий, кроме беспомощных ультиматумов боевикам. Мы обсуждаем ситуацию с политологом, экспертом Института «Кавказ» Грантом Микаэляном.

Катерина Прокофьева: В чем был смысл ультиматума, который власти поставили боевикам? Он так ничего и не дал, ситуация не изменилась...

Грант Микаэлян: Да, есть такая практика «последних китайских предупреждений» - армянская полиция время от времени прибегает к ней. Т.е. эти ультиматумы выдвигались и в прошлом году, когда были акции в связи с подорожанием электричества. Они выдвигались регулярно, но, как правило, полиция все равно старалась избежать крайних мер.

Катерина Прокофьева: А кто убил полицейского? Полиция говорит, что выстрел был с территории ППС, а члены группы «Сасна црер» это опровергают. Так что же все-таки случилось?

Грант Микаэлян: Да, один из лидеров группы категорически отвергает это, но полиция предоставила фото- и видеодоказательства. Я думаю, что здесь уже нужны эксперты другого профиля – криминалисты, – но, по крайней мере, полиция доказательства предоставила, и они не представляются на данный момент ложными, но опять же говорю, что, возможно, нужна криминалистическая экспертиза.

Катерина Прокофьева: После разгона демонстрации, когда полиция применила силовые действия, были сообщения о том, что подростку выбили глаз, много пострадавших – с ожогами и оглушенных. Как изменились после этих событий настроения в обществе, каковы они сейчас?

Грант Микаэлян: Настроения радикализовались, в особенности в группе населения, которая сочувствовала боевикам, но не очень активно, т.е. многие, которые были неопределившимися, стали более активно сочувствовать боевикам. Но в целом мне кажется, что, если есть какая-то социологическая группа, которая их поддерживает, за ее пределы они не вышли, поскольку все это движение, которое происходит, в целом ереванское. В регионах я не вижу никаких откликов на эту тему, поэтому, как мне кажется, та часть ереванцев, которые их поддерживают, более выражено их поддерживают, а некоторые, которые придерживались нейтралитета или даже как бы выступали против, смягчили свою позицию.

Катерина Прокофьева: Насколько велика та группа, которая считает членов «Сасна црер» борцами за свободу?

Грант Микаэлян: Я вчера пытался оценить, но все равно это сложно. Возможно, речь идет о половине населения Еревана.

Катерина Прокофьева: Вы говорите только Ереван, но что-то происходило и в Гюмри...

Грант Микаэлян: Из Гюмри один из лидеров этих акций – Левон Барсегян, и, естественно, каких-то сторонников он собрал. Там особо ничего серьезного не произошло, притом, что Гюмри все годы был более выражено оппозиционным городом, чем Ереван, но там все-таки ничего не произошло, потому что как бы точкой кристаллизации этих радикальных настроений выступает сам этот (полицейский) участок и группа, которая в нем находится. Они распространяют призывы, и их сторонники уже в Ереване распространяют, т.е. важно само наличие этой точки, а поскольку в Гюмри ничего такого не происходит, да, какие-то акции были, но они абсолютно малочисленные.

Катерина Прокофьева: 160 пострадавших за ночь, нападения с камнями и палками, один из жителей Еревана попытался совершить акт самосожжения... Это уже само за себя говорит, т.е. люди заведены до предела.

Грант Микаэлян: Я бы сказал, в Армении серьезный политический кризис. Я не уверен, что серьезность положения в полной мере осознается властями, поэтому они реагируют иногда вяло, неточно, потому что, видимо, не очень внимательно в это вовлечены. Их публичная активность тоже об этом говорит: большинство депутатов от правящей партии вообще никак себя не проявляют, президент тоже очень пассивен. Очевидно наличие полномасштабного политического кризиса, который является следствием, наверное, социального кризиса, поскольку в прошлом, 2015 году, вслед за падением цен на нефть и денежных переводов из России потребление в Армении упало на 8%, и это существенно, – оно упало почти до кризисного уровня.

Катерина Прокофьева: Вы говорите «вялая, пассивная реакция», а как власти должны действовать, по-вашему?

Грант Микаэлян: Я думаю, что здесь необходимо привлечение экспертов в соответствующих областях. Поскольку у Армении очень мало опыта в подобных ситуациях – даже криминальные события такого рода, со взятием заложников, исключительная редкость, поэтому, я думаю, необходимо привлечение соответствующих международных экспертов. Я думаю, что нужно изучать опыт и стараться лучше использовать мировой опыт, чтобы эту ситуацию разрешить, поскольку есть такой подход: что чем больше эти акции продлятся, тем больше эта группа «Сасна црер» выдохнется, и тем больше они будут склонны сдать оружие. Но на самом деле, поскольку у них сохраняется оружие и они впадают в отчаяние, они могут прибегнуть к более радиальным или необдуманным действиям, поэтому риск тоже растет со временем. Поэтому я думаю, что, во-первых, нельзя упускать время и, во-вторых, нужно привлекать международных экспертов по разрешению этой ситуации.

Катерина Прокофьева: Но время упущено – это длится уже две недели, и второй погибший за это время. Сейчас многие говорят, что власти готовы стрелять в толпу. Насколько это вероятно, по-вашему?

Грант Микаэлян: На данный момент я такой вероятности не вижу по той причине, что митингующие политические требования властям не выдвигают на самом деле, т.е. проблема – в происходящем в участке. А толпа... Она достаточно активна, достаточно велика, но сама по себе свергнуть власть не может – по крайней мере, в нынешнем виде. Но, конечно, поскольку есть толпа, вооруженные люди, то есть большой риск кровопролития, – вот это проблема, и с каждым днем этот риск сохраняется. Два погибших – это много, но главное, чтобы погибших не стало больше, потому что тогда кризис еще больше усугубится.

Катерина Прокофьева: Мне кажется, что Россия тоже демонстрирует довольно вялую реакцию на происходящее в Армении.

Грант Микаэлян: Да, Россия демонстрирует вялую реакцию. Как мне кажется, в России сейчас существует такой подход, что это проблема внутреннего характера и вмешательство России в каком-либо виде, даже публичное, может быть негативно воспринято, по крайней мере, теми, кто находится в оппозиции действующей власти Армении. Поскольку оппозиционные настроения распространены, видимо, российские политики решили, что не стоит ухудшать отношения к России тех людей, которые против армянской власти. В общем, Россия как минимум хочет избежать имиджевых потерь в глазах армянских оппозиционеров.

Катерина Прокофьева: Они заявили, что считают свою миссию выполненной. Они спровоцировали народное восстание, заявил Варужан Аветисян. Как вы считаете, выполнена ли их миссия, и если она сдетонировала, то чего нам ожидать теперь?

Грант Микаэлян: На мой взгляд, изначально действия группировки «Сасна црер» не были четко скоординированы и за ними конкретного плана не усматривалось. Может быть, он был, но если он и был, то не был реализован – по крайней мере, группа с самого начала была заперта на ограниченной территории. Да, действительно, они уже объявили, что готовы к переговорам, что миссия выполнена, т.е. существует вероятность, что эту ситуацию удастся как-то разрешить таким образом, чтобы больше кровопролития не было, и если так, то тогда это будет означать, что острая фаза политического кризиса в целом преодолена, но кризис недоверия, который в Армении существует на протяжении последних четырех лет, и риск новых противостояний сохранится. Поэтому я думаю, что нужно будет предпринимать меры по восстановлению доверия и по восстановлению законности, поскольку наличие вооруженных людей в городе вызвало обострение всех противоречий, которые были в стране. Есть сообщения о всплеске криминала и т.д., вообще не связанного с этим инцидентом. Это, естественно, нужно будет приводить в рамки. Но острая фаза кризиса, как мне кажется, имеет все шансы закончиться на данный момент, но есть вероятность его повторения, скажем, через год или даже полгода.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG