Accessibility links

Двадцать лет для проверки памяти


При создании памятников сегодня, по словам экспертов, редко задумываются о том, насколько гармонично они впишутся в стилистику определенного места

При создании памятников сегодня, по словам экспертов, редко задумываются о том, насколько гармонично они впишутся в стилистику определенного места

Ставить памятники известным людям в Тбилиси теперь будут только через 20 лет после их кончины. Такое решение приняло сакребуло. Мемориальные доски, согласно инициативе, можно будет устанавливать только через пять лет после смерти.

Быть или не быть новому памятнику в Тбилиси, теперь решает комиссия по образованию и культуре, созданная в 2015 году при городской мэрии. В нее вошли представители различных ведомств и общественные деятели. Ее председатель – Тамар Талиашвили говорит, что ранее не существовало каких-либо правил установки мемориальных досок на фасадах. Практически такой же бесконтрольной была и ситуация с памятниками:

«Какой-то чиновник мог проснуться одним прекрасным утром и сказать: «Я хочу поставить там-то памятник или установить обелиск». Но решения такого типа должны приниматься прозрачно с учетом интересов общества, на основании различных компетентных мнений. Именно эти цели преследует инициатива».

Мы все живем в этом городе и видим, с какой частотой у подъездов появляются мемориальные доски чьим-то бабушкам и дедушкам, вне зависимости от того, были ли они действительно выдающимися людьми или нет, говорит независимый депутат сакребуло Алеко Элисашвили. Поэтому, считает он, инициатива не просто своевременна, а, скорее, даже запоздала:

«Члены влиятельных семей, когда еще и 40 дней не проходило с кончины их родственника, немного подсуетившись, выбирали улицы, устанавливали мемориальные доски и даже ставили памятники. Мы видели один такой, к примеру, установленный на пьедестале украденного бюста Мария Броссе. Провинциализм – вот это он и есть».

Другой вопрос – это сами памятники, при создании которых редко задумываются о том, насколько гармонично они впишутся в стилистику определенного места. Более того, некоторые из них с завидным постоянством «переселяют» с одного места на другое. Так, говорит Элисашвили, кочует бюст Коте Марджанишвили с одного конца улицы на другой, а каменный Гия Чантурия «прогуливается» от Минэкономики к Александровскому саду. Тбилисцы хорошо помнят и Прометея, появившегося совершенно неожиданно неподалеку от площади Героев, а потом также неожиданно сменившего прописку на Боржомский парк.

Искусствовед Гоги Хоштария считает, что инициатива сакребуло – неплохая. В то же время, по его словам, не стоит забывать о ценности самой скульптуры. Сегодня, продолжает он, в Грузии сложно найти человека, способного создать скульптуру, которую безоговорочно можно было бы назвать произведением искусства. Парковые памятники, бюсты – это одно, говорит искусствовед, а монумент, который должен быть созвучен архитектуре и пространству, – совершенно другое. Все делается в спешке, масштабных конкурсов, которые позволили бы выбрать достойный вариант, нет, – и как результат, говорит Хоштария, мы имеем, например, статую св. Георгия на площади Свободы, которая больше напоминает пеструю позолоченную игрушку, нежели памятник такому почитаемому в стране святому:

«Во Франции есть конкурсы, когда порой 10, 20 лет ждут лучшего варианта. Памятник ведь ставишь не на 10, 20 и даже не на 100 лет. Они должны стоять очень долго, если не сказать вечно, – особенно это касается монументов. Главное, чтобы больше внимания обращалось на качество. В Тбилиси стоят плохие, кошмарные памятники».

Безусловно, все значимые фигуры в камне не увековечить. Однако, по мнению искусствоведа, в городе должны бы стоять памятники Ноэ Жордания и Какуце Чолокашвили, например. Мы поинтересовались и у тбилисцев, что они думают о решении сакребуло и чей памятник они хотели бы видеть в городе.

Каха Кварцхелия: «Совсем не обязательно ждать 20 лет, если человек выдающийся, – он должен быть признан при жизни. На мой взгляд, в Тбилиси не хватает памятника Звиаду Гамсахурдиа».

Гоча Маисурадзе: «Мне не хватает памятника Нико Николадзе – нормального памятника ему. Нет, например, памятника Ниазу Диасамидзе, Диме Лорткипанидзе».

«На мой взгляд, Софико Чиаурели, Верико Анджапаридзе. Они были не только актрисами, но и общественными деятелями. Очень жаль, что молодежь практически не знакома со старыми фильмами. Может, хоть так удастся их заинтересовать».

Кетеван: «Вообще, у нас, грузин, ведь знаете, как принято: при жизни человека не ценят, только после смерти. Поэтому тем, кто действительно достоин, следует ставить памятник при жизни. Если я уже умру, – не все ли равно, памятник мне поставили или дворец построили».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG