Accessibility links

В этот день восемь лет назад началась война, в которой Грузия потерпела тяжелое поражение. Преодолевая его последствия, грузинское руководство вырабатывает новые стратегии для продолжения борьбы за Абхазию и Цхинвальский регион.

Своя Цусима есть в биографии каждой нации, а отдельные города и провинции Грузии неоднократно на десятилетия, а то и века, переходили под контроль других держав, большинство из которых давно покоится с миром на кладбище империй, где можно долго бродить, вчитываясь в полустертые надписи на отполированных дождем мраморных плитах. Для народов с длинной историей и долгоиграющей памятью тридцатилетний конфликт с переходом спорных областей из рук в руки даже не первый акт, а лишь пролог.

Мощь России, бесспорно, потрясает воображение, но с ней постоянно что-то случается: то Крымская война, то Брестский мир, то два крушения империи за неполные сто лет, и ей нередко приходится отступать. На это и рассчитывает грузинская элита, тем паче, что Россия и Запад будто бы задались целью реконструировать в деталях великий кризис середины XIX века. В Тбилиси не рассматривают всерьез заявления о том, что война 2008 года изменила ситуацию в зоне конфликта навсегда, поскольку не так давно рассыпались в прах множество барьеров, считавшихся в Кремле нерушимыми. Да и сама история то и дело нашептывает: «Никогда не говори "навсегда"».

Разумеется, теоретически возможно и внезапное усиление российского влияния на Южном Кавказе. Ведущие политики время от времени (исключительно в частных беседах) рассуждают о том, как изменится тактика борьбы за «регионы раздора» в подобных условиях. Впрочем, данный вариант считается в Тбилиси маловероятным, и речь, как правило, идет о поэтапном наращивании усилий по мере того, как Россия будет ослабевать под давлением Запада.

Очевидно, что форсировать события сейчас нельзя, а посему грузинское руководство сосредоточится на непрямых действиях и «мягкой силе». Оно придает большое значение оценкам Международного уголовного суда, прокуроры которого расследуют преступления, совершенные в августе 2008-го. Если суд подтвердит факт насильственного перемещения грузинского населения с элементами этнических чисток, это поможет властям Грузии не только дискредитировать сецессионистов, но и выдвинуть на передний план вопрос о правах потерпевших.

В последнее время официальный Тбилиси обновляет язык описания конфликта. Гневные монологи о юрисдикции или национальных чувствах, столь актуальные в ХХ веке, постепенно затихают, приоритетной становится тема защиты прав человека применительно не только к тем, кто был изгнан из зоны конфликта, но и к тем, кто там остался, вне зависимости от национальности. Вместе с тем правительство Грузии примеривается к классической модели противостояния демократии и тирании с сопутствующей борьбой за утверждение ценностей свободного мира (именно «за», а не против каких-либо государств и уж тем более народов). С учетом успеха, достигнутого в Европейском суде по правам человека, в деле о депортации грузин из России в 2006 году, в Тбилиси ожидают результатов расследования гаагских прокуроров с не вполне сдержанным оптимизмом.

Прежний режим вел информационную войну с детской резвостью и вместо того, чтобы ненавязчиво подводить целевую аудиторию к желательным выводам, предлагал их в готовом виде. Его главное послание жителям самопровозглашенных республик выглядело примерно так: «Ваши вожди плохие, а мы хорошие, давайте жить вместе», что звучало весьма безумно на фоне милитаристских демонстраций. Теперь же (отладка пропагандистской машины еще не завершена) истории о плохих и хороших, вероятно, отделят друг от друга. В первом случае главной темой станут противоречия между реалиями «русского мира» и интересами местного населения, и основная работа, скорее всего, пойдет через СМИ других стран. Вне всякой (видимой) связи с этим будут расширяться гуманитарные программы для жителей Абхазии и Цхинвальского региона (и не только по линии Минздрава) – их можно уподобить каплям, год за годом точащим камень.

Большинство грузинских политиков и экспертов полагают, что повышение транспортной связности между Северным Кавказом и Абхазской АССР, а также Юго-Осетинской АО в свое время сыграло роль катализатора для сепаратистских движений – в первую очередь это касается железной дороги на побережье и Рокского тоннеля. Размышления на данную тему постоянно подталкивают их к идее создания «точек притяжения» – порта и торговой зоны близ Анаклии и «реинкарнации» Эргнетского рынка. Но намного более важной представляется (совместная с западными партнерами) выработка стратегии вовлечения, позволяющей предложить «европейскую альтернативу» населению сепаратистских республик и, прежде всего, молодежи, которая, возможно, породит контрэлиту будущего.

«Грузинская мечта» продолжит курс на маргинализацию радикального национализма, подразумевающего «окончательное решение вопроса» при первом удобном случае. Саакашвили (а до него Гамсахурдиа) пытался приручить этого демона, но стал его заложником. Иванишвили слишком осторожен для таких экспериментов. То же самое можно сказать и о сотрудничестве с оппозицией в Москве и на Северном Кавказе – наиболее «огнеопасные» программы свернуты, но не все и, вероятно, не навсегда.

От спецслужб и армии в данный момент требуют лишь отслеживать обстановку и крепить боеготовность. Тактическая, а скорее, эмоциональная выгода от отдельных силовых акций (например, возмездия, в случаях, подобных недавнему убийству в селе Хурча) будет и впредь приноситься в жертву политике «стратегического терпения» (ну, или выжидания), что, безусловно, понравится не всем. Уже подросли тинэйджеры, самыми яркими воспоминаниями которых являются налеты российских штурмовиков, колонны беженцев и горящие грузинские села, и они мечтают о решительном реванше.

Для абсолютного большинства грузин война продолжается, принимая те или иные формы и подминая под себя мысли и чувства. Быть может, она лишь начинает разгораться, как костер, чтобы испепелить души множества поколений, словно засохшие листья. Увы, далеко не все увидят, чем завершится противостояние, в котором у России есть два союзника – Армия и Флот, а у Грузии всего один – Время.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG