Accessibility links

Август 1992 года – операция грузинского военного командования «Меч» в Абхазии. Август 2008 года, 16 лет спустя, – операция грузинского военного командования «Чистое поле» в Южной Осетии. Что между ними общего и в чем отличия?

Обе операции закончились полным, катастрофическим поражением для их разработчиков. Но в первом случае путь к этому разгрому растянулся на 413 дней, а во втором все закончилось за пять дней. В первом случае абхазы противостояли армии вторжения с помощью представителей других народов Абхазии, добровольцев из-за рубежа и отдельных российских военных, действовавших на собственный страх и риск, вопреки позиции своего главнокомандующего. Во втором случае на помощь южным осетинам пришла мощь регулярной российской армии. Но и грузинская армия представляла из себя в 2008-м уже достаточно организованную, вооруженную и экипированную силу, которая была непохожа на разношерстные, полукриминальные войска Госсовета Грузии 92-го. И еще. Война в Абхазии привлекала внимание зарубежных СМИ лишь «постольку поскольку», «пятидневка» же 2008-го оказалась в самом центре внимания мировых СМИ и мировой политики, вызвала к жизни глобальную информационную войну и повлекла за собой ряд глобальных геополитических изменений.

Поскольку о самой войне 08.08.08 за прошедшие восемь лет уже писано-переписано, в том числе и автором этих строк, мне сегодня представляется более уместным остановиться на том, как нынче в разных странах вспоминали и комментировали те события: ведь каждый прожитый год вносит везде в их восприятие свои коррективы.

Для Абхазии, в итоге августовской войны 2008-го восстановившей юрисдикцию над верхней частью Кодорского ущелья, новым и, пожалуй, центральным мероприятием в восьмую годовщину начала этой войны стал видеомост, который провели мультимедийные порталы «Sputnik Абхазия» и «Sputnuk Южная Осетия». С абхазской стороны в нем участвовали бывший командующий 58-й армией России, а ныне начальник генерального штаба Вооруженных сил Абхазии генерал-лейтенант Анатолий Хрулев, абхазский журналист, автор документального фильма, посвященного пережившей пятидневную войну Южной Осетии, Гурам Амкуаб, с южноосетинской – депутат парламента РЮО Петр Гассиев…

Понятно, что на другой, грузинской и западной стороне восприятие тех событий другое. Но при всей понятности этого в информационном противостоянии всегда проявляется весьма разный уровень профессионализма СМИ и авторов высказываний. Мое внимание привлек заголовок, который не могу не назвать топорным, – «Восемь лет назад Россия напала на Грузию». Ага, все так и было – российская военщина ни с того ни с сего, вероломно и цинично, в день начала Пекинской Олимпиады вторглась в маленькую беззащитную страну, и только героическое сопротивление грузинской армии не позволило ей захватить Тбилиси… Господа журналисты, вас ничего не смущает при сочинении таких заголовков?

От души насмешил профессор грузинского Института государственного управления Торнике Шарашенидзе, который рассуждает, что после 2008-го «с ходом времени официальному грузинскому руководству труднее работать с населением на оккупированной территории. В первую очередь противодействие оказывает Россия, но постепенно происходит отчуждение местного населения. В результате жители сепаратистских образований вынужденно адаптируются к новой реальности, в которой отсутствуют ежедневные контакты с бывшими друзьями, коллегами, соседями. В результате действия российской пропаганды из грузин формируется образ врагов. Особенно успешно прием работает в отношении молодых жителей Абхазии и Южной Осетии… Судя по всему, при отсутствии фактора российского вмешательства выбор жителей Абхазии и Южной Осетии был бы иным».

То есть профессор представляет ситуацию так, что в середине 90-х, например, в Абхазии, после окончания кровопролитной грузино-абхазской войны, унесшей жизни почти трех тысяч абхазов, очень тянулись к грузинам и мечтали вновь оказаться под властью Тбилиси, но вот теперь, после августа 2008-го, началось постепенное отчуждение, российская пропаганда стала формировать у абхазов образ врага в лице грузин, а то они, конечно же, запросились бы в демократическую и динамично развивающуюся Грузию… Я понимаю, что в грузинском обществе многие живут в этом плане как бы в некоей параллельной реальности, но не до такой же степени!

Помимо этого, Торнике Шарашенидзе утверждает: в 90-х годах грузинские политики «не учли, что необходимо параллельно вести работу с абхазами и осетинами, которые чувствовали опасность для себя в новых обстоятельствах реальности. Недостаточная работа властей была ошибкой, допущенной по причине отсутствия опыта и знаний». Ну, сказать, что Гамсахурдиа, Шеварднадзе, Китовани и Иоселиани «недостаточно работали» с абхазами и осетинами никак не скажешь – так поработали, что память об этом будет передаваться от поколения к поколению. Хотя молодой, судя по фото, профессор хотел сказать о другом – что, мол, если бы в начале 90-х Грузию возглавляли такие умные люди, как он, можно было внушить абхазам и осетинам ориентацию на Тбилиси. Это как – с помощью грандиозного сеанса гипноза, стерев в их памяти события двадцатого века, начиная с 1918 года?

А вот высказывание фигуры покрупнее – президента Грузии Георгия Маргвелашвили, который, оказывается, даже в Рио-де-Жанейро на Олимпийские игры поехал с супругой, чтобы пропагандировать среди политиков идею «непризнания Абхазии и Южной Осетии»:

«Россия никогда не очистится от содеянной против соседнего народа несправедливости. Это черное пятно – сначала оккупация, а потом признание якобы независимых государств на территории Грузии. Это будет той проблемой, которая всегда будет стоять перед Россией. Ну а мы действительно объединим Грузию – не войной, а примирением».

В принципе, ничего нового и оригинального, подобные слова, похожие на мантру, повторяют в Грузии многие, слова эти уже стерлись от частого употребления. Но президент страны – не рядовой обыватель и должен бы более тщательно формулировать изрекаемые мысли. Здесь же все слишком логически уязвимо и похоже на рассуждения маленького ребенка, который еще не научился сопрягать свой эгоцентризм с интересами окружающих людей. Соседний народ для России – это вообще-то не только грузины, а еще, в частности, и абхазы, южные осетины. И не было бы несправедливостью со стороны России по отношению к последним безучастно наблюдать, как грузинские танки утюжат Цхинвал и его окрестности, а осетины через Рокский тоннель навсегда перетекают на север от Главного Кавказского хребта? Только не надо доказывать мне, что грузинское общество было против такого варианта развития событий…

Ну и, конечно, не мог не отметиться одесский губернатор Михаил Саакашвили, который заявил, что «действия Грузии против Южной Осетии должны вдохновить Украину на возвращение Крыма и Донбасса». «Гениальный реформатор и полководец», разумеется, не подумал о двусмысленности своего призыва для всех, кто помнит его поход на Цхинвал и то, чем данный поход закончился. Поистине, это случай, когда лучше жевать, чем говорить.

Но в Грузии сегодня, как я могу понять из СМИ, далеко не однозначное отношение к тому, что же произошло 8 августа 2008 года, к вопросу, кто начал войну… Национал-патриоты совестят тех, кто признал-таки, что война началась в ночь с 7 на 8 августа с обстрела грузинскими «Градами» и ствольной артиллерией Цхинвала и российских миротворцев, отправки туда грузинских танков, и только во второй половине дня подразделения 58-й российской армии и ВДВ двинулись через Рокский тоннель, а никак не наоборот. Национал-патриоты рассуждают при этом о «гене предательстве» в таких своих согражданах. Одно из объяснений «непатриотичной позиции» признавших – в том, что те, мол, ненавидят экс-главнокомандующего, то бишь Саакашвили.

Наверняка внутриполитическая составляющая тут присутствует, во всяком случае у многих в грузинском обществе. Ну, а почему бы не предположить самое простое: что есть честные люди, которые не хотят и не могут называть черное белым, а белое черным? Даже если им очень-очень хочется, чтобы «Цхинвальский регион» был в составе Грузии, как можно, тем не менее, отрицать очевидное, будто ластиком пытаясь стереть зафиксированные во множестве видео- и прочих документов факты? Можно, конечно, «стоять на своем», твердя, что «Россия готовилась к войне» (ну да, готовилась, ибо в российском Генштабе знали, что Грузия готовится), что до 8 августа из Цхинвала обстреливали грузинское село Тамарашени (да, обстреливали, потому что оттуда обстреливали Цхинвал), что «Грузию провоцировали», но все это слишком напоминает сказку про белого бычка, слишком несерьезно.

И для меня то обстоятельство, что в сегодняшней Грузии есть-таки люди, которые не повторяют бездумно тезис о нападении восемь лет назад России на маленькую мирную Грузию, кажется признаком в определенной мере выздоровления нации.

В истории так бывает: повторение – мать учения. Знаю, что моя аналогия многим покажется неуместной и будет воспринята в штыки. Но вспомним: германский милитаризм в двадцатом веке угомонился только после того, как Гитлер спустя 21 год после Версальской капитуляции кайзеровской Германии развязал Вторую мировую войну и потерпел еще большее, чем кайзер, поражение. Вот и в Грузии после 2008 года перестали твердить (во всяком случае, официально перестали), что «отобранное силой можно только силой и вернуть».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG