Accessibility links

Грузия «наводит мосты» с Россией


Старый мост через Мамисони был взорван грузинскими военными в августе 2008 года: причиной называлась угроза вторжения со стороны Северной Осетии

Старый мост через Мамисони был взорван грузинскими военными в августе 2008 года: причиной называлась угроза вторжения со стороны Северной Осетии

Правительство Грузии утвердило проект строительства нового моста на Мамисонском перевале. Старый был взорван грузинскими военными в августе 2008 года, во время конфликта с Россией. Причиной называлась угроза вторжения со стороны Северной Осетии. Сегодня необходимость восстановления объясняют причинами экономического характера.

Мамисонский перевал – стратегический участок грузино-российской границы, раньше здесь проходила дорога, связывающая Грузию с Северной Осетией. В августе 2008-го, в разгар боевых действий, в Тбилиси решили не рисковать – по данным Минобороны, российские войска намеревались воспользоваться единственным в районе мостом для ввода тяжелой техники в регион Рача. Был отдан приказ взорвать переход. Сегодня, спустя восемь лет, в правительстве считают, что угроза миновала, а новая дорога из России в Грузию жизненно необходима, говорит премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили:

«Мы уже объявили тендер на проектирование дороги, которая обязательно будет построена, и это будет современная, соответствующая европейским стандартам дорога. Мы также намерены восстановить Мамисонский мост, так как это увеличит поток туристов в страну».

Подготовка к возведению моста уже началась, подрядчик – грузино-азербайджанская строительная компания. Рабочие, в основном азербайджанцы, детальной информацией о проекте не располагают, лишь утверждают, что работы на этом участке начались около месяца назад. При этом население приграничных сел опасается, что после того, как Грузия откроет дорогу, Россия при желании сможет без проблем воспользоваться новым мостом и удобной трассой в военных целях:

«Знаем, что строят дорогу и мост. А зачем – не знаем… ходят слухи, что с Северной Осетией открывают дорогу. В любом случае – страшно».

С тем, что восстановление моста несет риски, согласен и военный эксперт Ираклий Аладашвили. По его словам, конечно, чем больше хороших дорог и мостов будет построено, тем лучше, но нельзя забывать и печальный опыт использования таких стратегических объектов инфраструктуры во вред стране:

«Государство, которое оккупировало 20% территории Грузии, использовало как раз эти мосты и дороги. Сначала это было в 1992-93 годах. Ну, это на гагринском направлении. Тогда грузинская сторона почему-то не взорвала тот мост. После этого в 2008 году уже Рокский тоннель был использован для начала вооруженной агрессии в отношении Грузии. Надо, конечно, делать мосты и ремонтировать, но надо их и охранять. Кроме того, надо знать, когда, в какой критический момент инженерными действиями можно взорвать или вывести их из строя».

Экономист Георгий Эзугбая в свою очередь считает, что положительные стороны проекта перевешивают возможные риски. На фоне восстановления российско-турецких отношений у Грузии появляется возможность усилить свои позиции как страны-транзитера. Тем более что с российской стороны дорога на этом направлении уже практически готова.

«Любые дополнительные возможности, которые соединяют нас со странами-соседями, особенно с теми, с кем у нас наибольшие возможности по импорту и экспорту, будь то Турция или Россия – с Россией у нас вообще большие возможности по части экспорта продукции, – любая логистическая дорога очень важна для экономики. К тому же это дополнительная возможность (усилить позиции) как транзитной страны между Россией и Турцией».

Военно-грузинская дорога, единственный на сегодняшний день сухопутный маршрут, связывающий Грузию напрямую с Россией, уже не справляется с транзитным грузопотоком, и стране необходимы дополнительные транспортные коридоры в северном направлении. Открытие новых дорог в Россию к тому же лоббирует и Армения. Сейчас, в случае проблем на участке Казбеги - Верхний Ларс, транзит через Грузию осуществляется посредством черноморских портов, что существенно увеличивает стоимость грузов. Поэтому сухопутным коридорам отдается предпочтение. И грузинское руководство обещало найти выход.

А прямое сообщение с Россией через Мамисони, при всех его рисках, для Тбилиси, видимо, все же предпочтительнее, чем открытие Транскама через территорию Южной Осетии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG