Accessibility links

Гималайские кедры в Ткуарчале спилили. Прокуратура, которая должна надзирать за соблюдением закона, до сих пор хранит молчание. Но не рассказать о том, какие законы были нарушены, все-таки нельзя.

Была в Ткуарчале прекрасная кедровая аллея, росло 130 здоровых деревьев, которым было примерно по 70 лет. Посадили их когда-то ткуарчальцы для того, чтобы деревья очищали насыщенный угольной пылью воздух этого шахтерского городка. Люди, которые сажали кедры, ушли. Пришли другие и вырубили все 130 деревьев ради того, чтобы положить плитку и провести коммуникации. Теперь они обещают городу вместо кедровой аллеи десяток кубометров древесины. А на смену срубленным деревьям решили посадить новые. Есть что-то абсурдное в этой ситуации.

С начала конфликта между экологами и главой администрации г. Ткуарчала Аидой Чачхалия, которая настаивала на рубке деревьев, руководство экологического ведомства страны и его ведущие специалисты были категорически против. Экологи предлагали строителям инженерные решения, которые позволяли проложить коммуникации и сохранить кедры.

Но строители все-таки вырыли траншею для прокладки коммуникаций, срезав при этом все крупномерные опорные корни деревьев. При первом же урагане 12 деревьев полегли. Лишенные своих корней, они стали опасны, и экологи вынуждены были дать заключение, что их надо вырубить.

Непросто говорить о непреходящих ценностях с теми, кому они безразличны. Наверное, многим будет непонятно, зачем нам эти кедры сдались? И если на чаши весов положить деревья и плитку с коммуникациями, то неизвестно, что перевесит. В этой ситуации разделительная черта между теми, кто защищал кедры, и теми, кто хотел их вырубить, пролегла по очень тонкой грани. По такой же хрупкой грани проходит разделение на тех, кто сносит памятники архитектуры, видя в них только ветошь, и тех, кто встает на защиту культурного наследия.

После того, что было сделано, говорить надо уже не о том, нужны или не нужны деревья, а о том, что в нашей стране все-таки есть законы, которые должны были регулировать эту ситуацию, если бы кто-то посчитал нужным их исполнять.

Лесной кодекс Республики Абхазия относит озеленительные древесные насаждения населенных пунктов к первой, охраняемой законом группе. Статья 102 Лесного кодекса определяет ответственность за уничтожение или повреждение озеленительных деревьев и кустарников. А есть еще и статья 64 Кодекса об административных правонарушениях, которая называется «незаконная порубка и повреждение деревьев и кустарников, уничтожение и повреждение лесных культур». Она предполагает штрафные санкции для должностных лиц до семидесяти минимальных размеров оплаты труда с возмещением нанесенного ущерба. В данном случае, по оценке специалистов главного экологического ведомства страны, размер штрафа должен быть исчислен в 600 тысяч рублей. И на этот случай есть в законодательстве еще одна статья, которая определяет, что, если размер штрафных санкций более 3000 рублей, в этом случае наступает уголовная ответственность.

Вот такая ситуация с точки зрения закона с вырубленными кедрами. Если бы мы жили в цивилизованном государстве, где люди уважают законы своей страны, подобная ситуация была бы невозможна или виновные в вырубке ткуарчальских кедров несли бы очень серьезную ответственность. Но не у нас. В Абхазии никого не волнует, что говорит закон, что говорят экологи. В Абхазии рубят деревья, когда сильно хочется, и никакая ответственность не наступает вообще. Лично я вижу в данном случае полный паралич закона.

За все время, пока развивался этот конфликт, ни генеральный прокурор Алексей Ломия, ни экологические прокуроры Олег Жиба и Денис Чанба не отреагировали на ситуацию. Не опротестовали решение ткуарчальского собрания, которое большинством голосов депутатов решило рубить деревья, хотя у них нет полномочий решать голосованием подобные вопросы. Никакой правовой оценки ситуации главный надзорный орган не дал. Не вынес никаких предупреждений, что в случае нарушения закона последует наказание. И сейчас нет у меня ни малейшей надежды на то, что по данному факту будет хотя бы проведено расследование, как того требует закон.

Такая вот грустная, как ни посмотри, история.

Чтобы немного разрядить тяжелое впечатление, расскажу о действиях совершенно другого человека. Недавно начальник Коммунального управления администрации г. Сухум Елена Атепина, у которой большой опыт работы в коммунальной службе города Москвы, обратилась к абхазским экологам с просьбой разрешить вырубить три платана около Республиканской больницы, так как их корни проросли в городские коммуникации. Экологи дали разрешение на вырубку только одного из трех деревьев, а остальные обязали сохранить. В результате Елена Петровна не вырубила ни одного дерева. Сотрудники ее управления и коммуникации поправили, и все деревья сохранили.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG