Accessibility links

Грузинский треугольник: мужчина, женщина и президент


Дмитрий Мониава

Дмитрий Мониава

Летняя жара вулканической лавой растекается по улицам грузинской столицы, и ее жители мечутся в поисках прохлады, воскрешая в памяти наблюдателей картину Брюллова «Последний день Помпеи» и одноименный фильм. Нужно обладать маниакальным упорством, чтобы заниматься политикой при такой температуре. Но противники однополых браков тем не менее наседают на президента с яростью боевых слонов Ганнибала.

Ранее в сериале: группа консерваторов собрала 200 тысяч подписей граждан, поддержавших идею проведения референдума, в ходе которого избиратели определили бы, следует ли считать брак союзом мужчины и женщины. Их положительный ответ обеспечил бы внесение в законодательство поправок, блокирующих возможность легализации однополых браков. Но президент Маргвелашвили отказался назначить референдум, сославшись на то, что его проведение лишь на части территории страны даст Кремлю дополнительный козырь для укрепления статуса сепаратистских республик. Его оппоненты сочли этот аргумент насмешкой, поскольку именно в таких условиях прошли референдум 2003 года о сокращении числа парламентариев и множество выборов, включая и те, на которых Маргвелашвили был избран президентом. И они начали сбор подписей за его отставку, объявив о начале акций протеста.

Часть комментаторов считает, что проведение референдума в день парламентских выборов рассматривалось «Грузинской мечтой» как средство мобилизации консервативного электората. В рамках этой гипотезы подразумевается, что за инициативой стоял сам Бидзина Иванишвили, а хлынувший к избирательным урнам поток возбужденных консерваторов значительно ухудшил бы результаты «Национального движения», Республиканской партии и других политических объединений, которые если и не являются либеральными в классическом смысле, то считаются таковыми. Это якобы устраивает «Грузинскую мечту», даже если большинство привлеченных голосов достанется не ей, а партиям, использующим радикально-консервативные лозунги. Но для активизации целевых групп есть и другие методы, а предугадать, что Маргвелашвили не назначит референдум, было не так-то сложно, и потому Иванишвили вряд ли выстроил бы свою стратегию на столь зыбком основании. Впрочем, отвергнув идею проведения референдума, президент сразу же включился в кампанию по повышению явки избирателей, словно намекая, что не хотел торпедировать чьи-либо мобилизационные планы.

Маргвелашвили выгодно, чтобы первыми с требованием о его отставке выступили именно инициаторы референдума. Им недовольны многие и в первую очередь радикалы, считающие, что он ведет себя недостаточно жестко по отношению к представителям прежнего режима и даже попал под их влияние. Некоторые активисты открыто рассуждали о начале акций, нацеленных на смещение Маргвелашвили, и, по сути, ждали лишь завершения парламентских выборов. Но тут явились противники однополых браков и увели у них из-под носа практически готовую кампанию. И что им теперь делать – присоединяться, открывать «второй фронт» или сохранять нейтралитет?

Если бы президента атаковали его разгневанные избиратели, указывая на конкретные ошибки, ему пришлось бы туго. Но теперь он волен позиционировать себя в качестве противостоящего ретроградам защитника передовой системы ценностей, дабы привлечь к сотрудничеству и сплотить разобщенные либеральные силы. Маргвелашвили слишком слаб для того, чтобы начать свою, независимую от кого бы то ни было игру и уцелеть при этом, но стечение обстоятельств может помочь ему еще один раз.

В Грузии часто рассуждают о вероятном обострении обстановки после парламентских выборов из-за действий недовольных результатами партий или при попытке прежних владельцев завладеть телекомпанией «Рустави 2». Для Иванишвили важно, чтобы данные события не наложились друг на друга, и он призывает не трогать «Рустави 2» в период выборов, даже если решение суда позволит сделать это. Если начнется еще и конфликт, связанный со смещением президента, и три или хотя бы два кризиса, подобно очагам лесного пожара, сольются в один, у оппонентов Иванишвили появится пусть небольшой, но реальный шанс. Вот тут-то Георгий Маргвелашвили и получит возможность повысить ставки.

Часть либералов считает отмену референдума значительной победой, но это лишь перенос кульминации на более поздний срок в условиях, когда противник рассвирепел, как раненый медведь. Разумеется, есть юридические механизмы, позволяющие нейтрализовать «тиранию большинства» в опасных ситуациях. Но их излишне частое использование превратило некоторых грузинских либералов в апологетов «диктатуры развития» или, если угодно, «просвещенного авторитаризма» и привело их к отрицанию основных либеральных ценностей. Многие из них убеждены, что если государство не будет активно, более того, агрессивно подыгрывать им, они попросту не смогут противостоять сонмищам традиционалистов. В какой-то момент они начали воспринимать себя как жертву, преследуемое меньшинство в дикой стране, бессильное без внешней помощи, – эта ролевая модель инфантильна, но вместе с тем комфортна. Интересно, как отнеслись бы к подобному поведению либералы прошлого, умевшие спокойно курить свои папироски, не опуская глаз не то что перед толпой с табуретками, а перед расстрельным взводом?

Нельзя сказать, что Иванишвили жаждет отправить Маргвелашвили в отставку; он все еще продолжает использовать президента в качестве громоотвода, перенаправляя в его сторону гнев противников однополых браков или (к примеру) тех, кто требует покончить наконец с «Национальным движением». Но в Тбилиси то и дело обсуждается версия, согласно которой руководство «Грузинской мечты» не хочет (или не может) продолжать предвыборный марафон в течение ближайших двух лет. Согласно этой версии, оно попытается совместить президентские выборы с выборами в органы местного самоуправления. Таким образом оно вынудит Маргвелашвили уйти с поста досрочно либо инициирует изменение Конституции и передаст право избрания президента депутатам, завершив тем самым переход к «стандартной» парламентской республике. Возможно, Иванишвили решит несколько замедлить процесс борьбы за отставку Маргвелашвили, но не выступит против самой идеи и, как обычно, отложит окончательное решение, чтобы другие волновались и делали ошибки, пока он будет выжидать.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG