Accessibility links

Все будут сняты или умрут…


Стиль работы нынешнего президента Абхази с кадрами выглядит наиболее близким к стилю первого президента – Владислава Ардзинба

Стиль работы нынешнего президента Абхази с кадрами выглядит наиболее близким к стилю первого президента – Владислава Ардзинба

«Все будут сняты или умрут», – эту философскую фразу любила некогда произносить моя ироничная соседка по дому, когда у нас с ней заходил очередной разговор на любимую в маленьких столицах тему об «освобождении» того или иного руководителя. Причем характерно, что эта тема никогда не теряла популярности – ни в советские, ни в постсоветские времена. Разница лишь в том, что в советские порой снимали и «первых лиц»; решения тут, понятное дело, принимались за пределами Абхазии. В постсоветские же «снятие» их происходило, если случалось, из-за давления снизу, в лучшем случае – в результате выборов, а в худшем…

Что касается руководителей рангом пониже, то я не раз уже в своих публикациях сопоставлял размашистую манеру решения кадровых вопросов первого президента Абхазии Владислава Ардзинба, огромный послевоенный авторитет которого позволял ему не церемониться и не заморачиваться, вплоть до назначения одного человека премьер-министром дважды; приверженность «командной игре» второго президента (и бывшего капитана баскетбольной команды) Сергея Багапша, который за семь с лишним лет правления лишь однажды, помнится, рассердился и решил снять соратника, написавшего, впрочем, заявление «по собственному желанию»; выверенность в действиях третьего президента Александра Анкваба, который, взяв в свою команду госчиновника, сам от него никогда не отказывался, что, впрочем, не помешало ему оказаться спустя два с половиной года правления перед решительно настроенной коалицией политических противников…

Если вспомнить, что менее чем через два года пребывания у власти президент Рауль Хаджимба поменял уже двух премьеров, глав президентской администрации, снял на прошлой неделе министра финансов и первого вице-премьера, то его стиль работы с кадрами выглядит наиболее близким к стилю первого президента. При этом все прекрасно понимают, что, хоть Рауль Джумкович и был некогда назначен преемником Владислава Григорьевича, это весьма различные политические фигуры. Про Хаджимба даже нередко рассуждают как о президенте, которого, в отличие от предыдущих, нельзя упрекнуть в авторитарности, а, наоборот, как о склонном к принятию коллективных решений. В обществе существует также стойкое представление о некоем «сером кардинале», который принимает активное участие в выработке наиболее важных решений; любопытно при этом, что даже самые языкастые интернет-форумчане, даже выступая под никами, предпочитают шифровать имя этого кардинала.

Итак, во второй половине дня 5 августа, спустя одиннадцать дней после ухода по собственному желанию бывшего премьера Артура Миквабия, президент назначил своим указом и представил кабмину нового – Беслана Константиновича Барцица (родился 22 июля 1978 г. в городе Гагра). Напомню, что в своей публикации-прогнозе в конце июля на «Эхе Кавказа» «Абхазский премьер: кто на новенького?» я называл его кандидатуру на этот пост в числе семи наиболее обсуждаемых в обществе. При этом он был самым молодым из них; лишь на днях ему исполнилось 38 (хотя внешне выглядит посолидней). В чем причина столь стремительного карьерного взлета? Ведь всего два года назад, до октября 2014-го, он был не очень известным широкой общественности депутатом абхазского парламента, полтора года после этого возглавлял администрацию Гагрского района, а в мае нынешнего возглавил администрацию президента РА… Некоторые наблюдатели, включая меня, только недавно обратили внимание на строчку из биографии Барцица: «в 2007-2009 годах работал помощником вице-президента РА». А кто тогда был вице-президентом? Правильно, Рауль Джумкович Хаджимба. «Знание человека по совместной работе» – это, разумеется, весьма распространенный фактор служебного продвижения. Но в данном случае дело далеко не только в нем.

Представляя премьера кабинету министров, Рауль Хаджимба предупредил:

«Будут перемены, я об этом говорил ранее. И никто не должен возмущаться, надо продолжать работать на благо нашей страны в каких-то других местах. Это нормально, и такое бывает в любом нормальном цивилизованном государстве, а не уходить и бежать сразу в оппозиционные круги».

Пока слова о «переменах» реализовались в две отставки. Ушла министр финансов Амра Кварандзия, работа которой подверглась очень жесткой критике на одном из последних заседаний парламента. Некоторые рассуждали о возможности возвращения на это место Владимира Делба, который считается серьезным профессионалом, но, по-видимому, камнем преткновения для него стала именно работа на той же должности в команде Анкваба - Лакербая. Министром финансов 12 августа по совместительству стал вице-премьер Дмитрий Николаевич Сериков (родился 29 ноября 1976 г. в Москве, с 2004-го работал в Сухуме одним из руководителей оператора сотовой связи «Аквафон»).

А вчера, в понедельник 15 августа, ушел с поста первого вице-премьера Шамиль Адзынба. И тоже, конечно, по собственному желанию. Но он еще разъяснил мотивы этого в интервью «Sputnik Абхазия»:

«Многое из того, что делали, мне непонятно, я просто посчитал для себя невозможным оставаться дальше работать. Мы поговорили с президентом с глазу на глаз, я объяснил свою позицию, президент понял, и мы расстались друзьями. Так сложились обстоятельства, которые меня не устраивают».

Это ни в коем случае не касается назначения нового премьер-министра, сказал Адзынба и подчеркнул, что поддерживает кандидатуру Беслана Барцица и желает ему удачи. Но на его решение повлияло неисполнение закона о государственном языке при принятии кадровых решений – ведь с 1 января 2015 года сотрудники госучреждений должны владеть абхазским. «Ряд новых назначений противоречит закону о языке», – отметил он. Но Сериков был назначен вице-премьером еще в октябре 2014-го, так что остается отнести упрек Шамиля Омаровича к назначению вице-премьером в минувшую пятницу 12 августа Беслана Эшба. Тому, как известно, в 2014 году, после выдвижения его кандидатом в президенты, ЦИК отказал в регистрации как не прошедшему тестирование на знание государственного языка. Беслан Федоровича Эшба родился 23 декабря 1967 года. Его в абхазском обществе считают центристом, экономистом-профессионалом, далеким от политического радикализма. Он и впрямь работал и в команде Владислава Ардзинба, и вице-премьером при Александре Анквабе успел поработать.

Что касается Шамиля Адзынба (родился 21 мая 1970 года в Батуми, в начале 90-х стал репатриантом, Герой Абхазии, 16-20 марта 2015 года и 26 июля - 5 августа 2016 года временно исполнял обязанности премьер-министра), то он не исключил своего дальнейшего участия в политической жизни страны, в частности, в парламентских выборах весной 2017 года.

Я полагаю, что его недовольство неисполнением закона о государственном языке было совершенно искренним. Как, впрочем, и возмущение в марте 2015 года Беслана Бутба тем, что администрация президента «отсекла» его от решения важных вопросов, входящих в компетенцию премьера. Но характерно, что в обоих случаях накануне их отставки ходили упорные слухи о ней.

А завтра утром президент будет представлять коллективу МВД нового министра, указ о назначении которого (одновременно и вице-премьером правительства) сегодня во второй половине дня подписал, – Аслана Кобахия. Кстати, если мне не изменяет память, впервые министр внутренних дел у нас наделяется полномочиями вице-премьера. А Леонид Дзапшба, занимавший ранее должность министра ВД и отстраненный от нее 5 июля на время проверки Генпрокуратурой его работы, назначен советником президента РА по взаимодействию правоохранительных органов.

Аслан Алексеевич Кобахия родился 23 марта 1960 г. в селе Лыхны Гудаутского района, Герой Абхазии. С 2012 года – депутат абхазского парламента, один из самых в нем активных. Не могу не отметить, что нынешний, пятый созыв парламента стал настоящей «кузницей кадров исполнительной власти». Прежде всего это можно объяснить тем, что президентом в 2014-м был избран один из депутатов Рауль Хаджимба, и с того года в исполнительную власть было «рекрутировано» немало его бывших коллег по законодательному органу – Беслан Бутба, Артур Миквабия, Беслан Барциц… А по их округам избирались новые парламентарии. Про Аслана Кобахия некоторые порой даже говорили: а он что «засиделся»? У него, помимо прочего, есть опыт работы в правоохранительных органах: в 1995 году возглавлял сухумскую городскую милицию.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG