Accessibility links

ПРАГА---В Азербайджане проводятся рейды против гадалок. Спецоперацию провели Госкомитет по работе с религиозными образованиями и отделения МВД. Гадалок «прошерстили» в Уджарском и Шамахинском районах страны. Уличенные публично раскаялись. Речь идет, разумеется, о налогах, которые не поступают в казну, а доходы у вещуний весьма высоки. И, несмотря на то, что ислам запрещает подобные действия, ворожеи имеют обширную клиентуру: психосоматика, помноженная на аутотренинг, способна творить с человеком чудеса. О положении магов и экстрасенсов в Азербайджане и об особенностях азербайджанского варианта ислама мы говорим с директором Правозащитного центра Азербайджана Эльдаром Зейналовым.

Катерина Прокофьева: Эльдар, почему решили внезапно взяться за гадалок? Да еще спецоперация, целый рейд, – что произошло?

Эльдар Зейналов: Это не первый рейд. Причина, как всегда на Востоке, лежит на поверхности: гадалки получают нехилый доход, который обычно проходит мимо не то что государственного бюджета, но и мимо налоговых инспекторов, которые «кормятся» с бизнесменов. Ну, кому-то захотелось «нагреть» руки, напомнить о том, что они не в вакууме работают, что нужно кому-то платить – вот и все. Всегда, когда на Востоке начинается какая-то кампания по проверке бизнеса и т.д., это означает, что кто-то из контролирующих организаций обнищал. Далеко искать не надо.

Катерина Прокофьева: В Азербайджане есть закон, который запрещал бы их деятельность?

Эльдар Зейналов: Нет, но, как и в любой стране, есть Налоговый кодекс, который обязывает человека, получившего доход, платить налоги, пусть это даже будет какой-то экзотический вид деятельности. Для этого очень просто можно зарегистрироваться в Министерстве налогов, получить индивидуальный индекс налогоплательщика и дальше платить: в сельской местности 2% от дохода, в городе – 4% и все. Особых проблем нет, и у нас в Баку есть экстрасенсы, которые именно так и поступили, и у них, как я думаю, головной боли нет, т.е. к ним рейды не направляют. Но очень много есть гадалок, экстрасенсов, разного рода целителей, которые в тени налогообложения, и, соответственно, они легкая жертва для налоговиков.

Катерина Прокофьева: Тогда почему не налоговики этим занимаются, а Министерство внутренних дел?

Эльдар Зейналов: Потому что если дверь не откроют, допустим, налоговику, значит, приходится вызывать полицию, т.е. полиция в любом случае где-то рядом.

Катерина Прокофьева: Но там же был задействован еще Госкомитет по религии, и комментарий представителя азербайджанского комитета по работе с религиозными структурами таков: он считает гадание лжерелигией. Вот при чем здесь религия?

Эльдар Зейналов: Кто-то считает гадание религией, кто-то молится, допустим, на колесо от телеги, – это их личное дело. Проблема в том, что есть закон о религиозной свободе, который разрешает религиозную свободу. Т.е. если эти гадалки считают себя последователями какого-то культа, – это не проблема сама по себе. Проблема, если под видом отправления культа нарушаются права граждан – вот тут есть основания для уголовного преследования. Религиозная организация вообще очень сильно настроена против и гадалок, и экстрасенсов, колдунов, шаманов и т.д., т.е. независимо от того, есть ли от них польза или нет, они в принципе против. Тут, конечно, бесполезно дискутировать о том, что, допустим, в священных писаниях есть моменты, когда кто-то что-то предсказывает из пророков, кто-то возложил руку и излечил больного, кто-то плюнул в грязь, помазал глаз – и человек прозрел и т.д. Если этим же занимается кто-то вне религиозных структур, без их согласия, – это уже враги, колдуны и прочее. У нас в обществе, в принципе, достаточно толерантное отношение к этому явлению, потому что часть людей вообще равнодушно к этому относятся, часто считают, что экстрасенсорика – это не лженаука, а реальность, и, кроме того, есть достаточно суеверные люди – это очень большой процент, – которые вообще побаиваются этих экстрасенсов.

Катерина Прокофьева: Если вы говорите, что у них большие налоги, это значит, что у них есть достаточно обширная клиентура. А многие мусульмане обращаются к ним? Поскольку позиция ислама на этот счет ведь однозначная, что люди, которые обращаются к подобного рода целителям и пр., имеют дело с шайтаном, и их молитвы не будут услышаны на небесах, как сказано в Коране. И тем не менее...

Эльдар Зейналов: Тем не менее обращаются, причем речь ведь идет о том, что там смешивается – может быть, сознательно, может быть, бессознательно – несколько видов деятельности. Одна из них – народное целительство. Есть люди, которые действительно справляются с запущенными заболеваниями, перед которыми наши врачи пасуют. У нас вообще сейчас стремительно падает доверие к официальной медицине. Не так давно отрезали здоровую ногу женщине, т.е. ее положили на операцию, она страдала диабетом, одну ногу нужно было ампутировать, и там целая команда хирургов, ассистентов «оттяпали» вместо правой ноги левую, и когда это дело вскрылось, вместо извинений и прочего, Министерство здравоохранения начало оправдываться, стало говорить, что там обе ноги были больные, при диабете все равно бы эту ногу надо было бы отрезать рано или поздно. Старушка умерла. Как на этом фоне, представьте себе, выглядят народные целители? Они выглядят очень выигрышно. Кроме того, если посмотреть нашу версию исламской религии – азербайджанскую, то там очень часто бывает обращение к муллам, чтобы те прочли какую-то молитву фактически в тех же самых целях, в которых это делают гадалки.

С другой стороны, есть такая категория мусульманских святынь, как пиры (пир – это святой в переводе). Это могут быть какие-то камни с какими-то отпечатками, например, есть камень с отпечатком ноги – считается, что это отпечаток ноги одного из исламских пророков. Есть могилы тех или иных даже не пророков, а каких-то святых людей. Вот к этим могилам, камням, знакам идет народ, около них «подъедаются» какие-то служители, это все официально регистрируется в Управлении мусульман Кавказа и т.д., хотя, по своей сути, это чистейшей воды язычество, т.е. никаким боком это к исламу не должно относиться. Я думаю, что, допустим, у арабов бы такое не прошло, а у нас проходит. Т.е. такая смесь ислама с язычеством всегда была. Гадалки, экстрасенсы и прочие иногда составляют конкуренцию и религиозным деятелям – люди идут не в мечеть, чтобы им прочли молитву, а к гадалке, которая будет читать не какую-то языческую молитву, не какие-то невнятные восклицания, а возьмет Коран и будет читать там что-то. Т.е. формально они – гадалки и экстрасенсы - от ислама далеко не уходят, но тем не менее доходы идут к ним, а не в мечети.

Некоторое время назад, может быть, лет 15-20 назад, у людей появилось очень большое неприятие ящиков для пожертвований, т.е. около каждой мечети стояли на виду эти ящики, туда бросали деньги. Допустим, около трассы стоит большая мечеть, рядом проезжают машины, останавливаются, кидают туда пожертвования, чтобы им легче было в пути. Ну, что это такое? Это язычество чистейшей воды. У нас вот такое есть. Но когда очень много чего непонятного, объяснение, как правило, простое: деньги, доходы.

Катерина Прокофьева: Кстати, председатель азербайджанского Госкомитета по работе с религиозными структурами Мубариз Гурбанлы, на заявления которого я ссылаюсь, отделил экстрасенсов от гадалок, хиромантов и прочих, упомянул известного экстрасенса Тофика Дадашева... Почем это вдруг экстрасенсы отдельно встали?

Эльдар Зейналов: Может быть, некоторые из них платят налоги. У нас в Баку есть два-три экстрасенса, которые получили индекс налогоплательщика и платят налоги, т.е. регулярно они что-то отчисляют государству. Видимо, их и имеет в виду председатель госкомитета. Вообще, когда кто-то предложил не так давно лицензировать эту деятельность, я это поставил под сомнение, потому что кто будет отличать: это гадалка или экстрасенс, кто будет развешивать ярлыки, расставлять приоритеты, взвешивать, какой экстрасенс реальный, а какой нереальный? Кто способен? В госкомитете или Духовном управлении мусульман разбираются в экстрасенсорике? Есть какие-то методики определения: кто реальный экстрасенс или нереальный? Поэтому, например, с моей точки зрения, надо ситуацию упрощать. Если человек получил доход, пусть делится с государством, и все. Разговор должен быть коротким: не платит налоги, значит, его прижать и наказать. Не потому, что он экстрасенс, а потому, что человек не платит налоги.

Тот же разговор у нас, например, шел одно время по поводу проституции – легализовать ее или не легализовать, потому что это тоже очень прибыльный бизнес, и сколько бы ни наказывали проституток в административном порядке или же сводников в уголовном порядке, все равно этот бизнес процветает. Как бы с ним ни боролись, он все равно восстанавливается. Видимо, у него есть очень хорошая «крыша», очень хороший покровитель. Ну, раз так, то это борьба с ветряными мельницами. Не проще ли это дело легализовать, поставить в рамки? Вот такой подход мне кажется более здоровым.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG