Accessibility links

Давид Пилия: «Надо отстоять Новый Афон!»


По словам Давида Пилия, Новый Афон – это не просто храм, в который идут паломники и туристы, Новый Афон – это душа Абхазии

По словам Давида Пилия, Новый Афон – это не просто храм, в который идут паломники и туристы, Новый Афон – это душа Абхазии

26 августа в Сухуме в «Доме Москвы» проходила конференция по развитию паломничества и религиозного туризма. Для участия в конференции Министерство культуры пригласило главу Священной митрополии Абхазии архимандрита Дорофея (Дбар). Однако российская делегация отказалась участвовать в мероприятии, если о. Дорофей будет на нем присутствовать. Организаторы попросили о. Дорофея покинуть зал. Эта ситуация вызвала большой резонанс в абхазском обществе. О реакции на выдворение священнослужителя мы побеседовали с известным в Абхазии общественным деятелем и депутатом «первого» парламента Абхазии (1991-1996 гг.) Давидом Пилия.

Елена Заводская: Давид, что вы знаете об этой ситуации? Почему она так сложилась? Что у нас происходит с отцом Дорофеем?

Давид Пилия: Отец Дорофей был приглашен на это мероприятие официально. Пригласило его Министерство культуры Абхазии. Более того, до начала этого мероприятия лично Батал Кобахия (заместитель министра культуры) позвонил Герману Маршания (секретарь Священной митрополии Абхазии) и сказал: «Я не могу дозвониться до о. Дорофея. Я тебя очень прошу, передай ему, пожалуйста, чтобы он не забыл прийти на это мероприятие». Герман выполнил просьбу. Дорофей, как воспитанный и культурный человек, пришел вовремя и поднялся на верхний этаж, где должна была проходить эта встреча. У входа в зал он встретил о. Виссариона (глава Абхазской православной церкви). Виссарион был очень недоволен приходом Дорофея.

Дорофей сел в зале и почти сразу услышал какой-то шепот, потом началась какая-то беготня. Виссарион – в одну сторону, москвичи – в другую. И к Дорофею подходят министр культуры Эльвира Арсалия и ее заместитель Батал Кобахия и говорят ему: «Мы тебя просим, чтобы ты из зала ушел!» Дорофей их спросил: «Позвольте, а что случилось?» И они ему ответили, что российская сторона ставит вопрос так, чтобы Дорофея здесь не было. Ибо они говорят, что получили благословение патриарха Кирилла встретиться с Виссарионом, но Дорофей на этой встрече не значился. «Простите, – спросил Дорофей, – а где эта встреча? Она в церкви происходит или в Доме Москвы? Какое это имеет отношение к церкви?» Дорофей возмутился и сказал: «Так не принято в обществе, вы меня пригласили и выгоняете, что это такое вообще?»

Нельзя так поступать, тем более на Кавказе с абхазцем! И притом ни с кем-нибудь, а с Дорофеем! Дорофей не стал разыгрывать спектакль, покорно выслушал, но, уходя, сказал: «А вам, наши правители, не стыдно за Абхазию? Мы в Абхазии проводим мероприятие, а священник из Свято-Никольского собора Москвы ставит вопрос, чтобы я покинул зал?! Вам не стыдно? Не вы разве хозяева Абхазии?» Дорофей ушел. На выходе его догнал Автандил Гарцкия, министр по курортам и туризму, и сказал: «Дорофей, ты извини, пожалуйста, что так получилось! Это вообще могло выйти из-под контроля, мы как-то смогли и так далее». В общем, он ему сказал фактически: ты – жертва, уходи! И вот Дорофей ушел оттуда.

Это безобразнейший факт. Священник Русской православной церкви заходит на территорию Абхазии. Он без благословения патриарха Грузии не может приехать сюда по церковным канонам. Значит, он получил это благословение. Так надо понимать. Ты пришел на чужую каноническую территорию и начинаешь там устанавливать свои порядки, что это такое вообще? Как это воспринимать? А потом, в конце-то концов, ты – гость, а Дорофей – хозяин этой земли, он – гражданин Абхазии. Но у меня претензии не столько к этому священнику РПЦ, у меня претензии к нашей власти. Как наша власть себя повела? Как они могли такое допустить? Как они могли так всех оскорбить? Оскорбление нанесено не только о. Дорофею, они оскорбили наш народ, они оскорбили наших верующих христиан, которые ходят молиться в Новый Афон! Они нас всех оскорбили. Как это так?

Елена Заводская: Давид, что у нас происходит вокруг Нового Афона?

Давид Пилия: Здесь я вижу две силы. Молодых монахов – это афонская Митрополия, которые хотят сделать там настоящий христианский духовный центр. И они к этому идут. А другая сторона хочет сделать Афон коммерческим объектом, деньги хотят отмывать там. Они хотят иметь в Новом Афоне паломнический центр, чтобы деньги текли к ним рекой.

Елена Заводская: На чем основано ваше утверждение? Почему вы делаете такой вывод о том, что они хотят превратить Афон в коммерческий объект?

Давид Пилия: А, скажите мне, пожалуйста, по какому праву патриарх Русской православной церкви вызывает абхазских депутатов к себе и ставит перед ними в ультимативной форме вопрос Нового Афона? И говорит им: «Мне президент обещал, и он должен это сделать! Я второй раз ему говорить не буду!» Вот откуда у меня такое убеждение! Что это вдруг патриарх России начал командовать нашим парламентом? У нас светское государство, какое отношение наши депутаты имеют к Русской православной церкви? Как они могут быть вызваны туда? А потом я вижу фигурантов. Эти фигуранты уже имеют в Афоне свои объекты, но они хотят свои владения там расширить. Духовный центр Абхазии – Новый Афон – он таким не будет, если его превратят в коммерческий центр. Все общество знает хорошо об этом. А эти люди всем известны. Ведь кто бучу там поднимал на встрече?

Елена Заводская: Кто были те люди, которые потребовали ухода отца Дорофея?

Давид Пилия: Там был представитель РПЦ священник Свято-Никольской церкви, который занимается вопросами паломничества и религиозного туризма. И, естественно, лидер нашей Абхазской православной церкви о. Виссарион. Там были и наши депутаты. Полного состава российской делегации я не знаю. По крайней мере, отцу Дорофею было сказано, что русская делегация требует, чтобы он немедленно покинул зал. Они не будут с ним в этом зале сидеть. Получается, что русская делегация проводит это мероприятие, а не Министерство культуры и не комитет по курортам и туризму?

Елена Заводская: Давид, как разрешать ситуацию вокруг Нового Афона? Какой путь вы видите?

Давид Пилия: Ничего радужного нас тут не ожидает. Нас толкают на очень серьезное противостояние, последствия которого могут быть катастрофическими. Потому что здесь задеты религиозные чувства наших граждан и не только. Новый Афон – это не просто новоафонский храм, это древнейшая столица Абхазии. Это не только наш духовный центр, это наш культурный, исторический центр, и просто так каким-то коммерсантам отдать его никто не позволит. Это же видно, какая реакция общественности Абхазии после этого события. Посмотрите, какие люди к этому подключились, какие оценки они дают…

Елена Заводская: А как общественность отреагировала? Какие оценки дают люди?

Давид Пилия: Наша власть здесь выглядит не самым лучшим образом. Наша власть не защитила нашего гражданина. В конце-то концов, надо было прекратить вообще это совещание и всем разойтись. Это было бы самым лучшим решением, и наша власть сохранила бы свое лицо. А вместо этого они выгоняют нашего гражданина и проводят это непонятное мероприятие.

Елена Заводская: Что делать дальше?

Давид Пилия: Бороться! Бороться! Надо отстоять Новый Афон! Нам надо свою культуру и свою историю отстоять, надо свой народ отстоять. Многие думают, что Новый Афон – это храм и вокруг него деньги. Ничего подобного! Новый Афон – это не просто храм, в который идут паломники и туристы, Новый Афон – это душа Абхазии, это наша культура, история, это наше будущее. И мы должны его отстоять!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG