Accessibility links

В Грузии изменился идеологический баланс. В течение нескольких лет молодежь, особенно студенческая, резко полевела. Это наблюдение не опирается на статистические выкладки: главное, какие идеи вдохновляют самых активных, идеалистичных и амбициозных, какие акции привлекают общественное внимание.

У левых есть сильные конкуренты: религиозные националисты, защищающие ущемленные права церкви и вообще родную культуру в основном от тлетворного влияния Запада со своими «гей-парадами». Последние многочисленны и иногда физически опасны, но их примитивный дискурс неспособен привлечь интеллектуально продвинутых. Среди последних тон задают левые разных направлений: красные, зеленые, феминисты и те, кто старается быть всем этим одновременно. С ними спорят правые либералы, которых гораздо меньше и которые скорее либертарианцы, т.е. в некоторых отношениях тоже почти левые.

Ничего удивительного тут нет: во всем мире продвинутость, особенно среди молодежи, ассоциируется с левизной. Это никак не значит, что левые идеи более правильны или справедливы: мне лично кажется, что, скорее, наоборот. Но факт, что среди интеллектуальных элит развитых демократий они доминируют. В этом смысле грузинское общество просто стало более «нормальным».

В позднесоветское время в приличном обществе презирали Карла Маркса и разные идеологические вариации, исходящие из его учения. Что было вполне естественно, потому что именно на эту идеологию опирался репрессивный советский строй. Среди западных политиков тоже предпочитали правых, потому что те, как правило, более жестко относились к Советскому Союзу. Главной идеей тех времен было стать «нормальным» обществом и государством, т.е. жить, как на Западе. Более конкретно: «нормальными» считались демократия, права индивида, экономическая свобода или капитализм, национальный суверенитет – т.е. то, защита чего сегодня считается правоцентристской повесткой дня. Ретроградность в постсоветских обществах ассоциировалась, с одной стороны, с ностальгией по советскому прошлому, с другой – с этнокультурным традиционализмом, который в этом же прошлом, несмотря на официальную идеологию, очень даже поощрялся.

Но «нормальные» капиталистические демократии Запада несли в себе и определенный парадокс. Внутри этих обществ представители прогрессивного интеллектуального авангарда, т.е. левые, в различной степени противостояли именно тому, что делало их страны образцом в глазах менее развитой части мира. Это в природе той части общества, которая считает себя особо передовой: она должна быть против основ, на которых сама же стоит и стремится к пролетарской или какой-нибудь еще революции, демонтажу глобального капитализма, «оккупации Уолл-стрита» и т.д.

Грузинcкий самопровозглашенный интеллектуальный авангард влился в этот глобальный мейнстрим левизны сравнительно недавно. Удивительно не то, что это произошло, а то, что это случилось так поздно. Почему? Самое очевидное объяснение в том, что прошло действие постсоветского иммунитета к левым идеям. Для нового поколения коммунизм уже давняя история, по отношению к которой у него нет эмоционального отторжения. Да, там было много плохого, но всегда можно сказать, что то был «ненастоящий» социализм, скорее, некая его извращенная форма. Правизна антисоветских отцов воспринимается как атавизм, как признак провинциальности. Многие побывали в западных университетах и знают, что там почти все профессора – левые, а к правым относятся с презрением. Значит, так надо.

Но это объяснение недостаточно. В посткоммунистической Восточной Европе интеллектуальный авангард полевел гораздо раньше. Почему Грузия опоздала? По-моему, потому, что вообще отстала в развитии. В этом смысле «кровавые девять лет» правления Саакашвили оказались переломными: именно благодаря им Грузия стала почти «нормальной» страной. Конечно, не все так, как на Западе, но основные компоненты уже налицо. В стране с феодальным политическим строем и острым дефицитом электричества как-то трудно быть левым постмодернистского толка – есть более насущные проблемы.

В каком-то смысле этот путь прошла и Западная Европа. Принципы современной глобальной левизны сформировались на волне протестов 1968 года, которые, в свою очередь, были результатом поствоенного экономического бума. Жизнь нормализовалась настолько, что идейные буржуа могли спокойно против всего бунтовать. В Грузии нет того уровня развития, но логика та же. Здешние левые – блудные дети Саакашвили в том же смысле, в каком французские и немецкие бунтари были взращены Де Голлем, Аденауэром и Эрхардом.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG