Accessibility links

«Северокавказская карта» для Рауля Хаджимба


Абхазский лидер принял участие в торжественной церемонии открытия в Черкесске памятника добровольцам КЧР. Фото: apsnypress.info

Абхазский лидер принял участие в торжественной церемонии открытия в Черкесске памятника добровольцам КЧР. Фото: apsnypress.info

Президент Абхазии Рауль Хаджимба посетил республики Северного Кавказа.

Сначала Карачаево-Черкесию, где встречался с главой республики и абхазскими добровольцами. Визит в Кабардино-Балкарию совпал с Днем государственности, на который приехали главы соседних краев и республик, полпред в Северокавказском федеральном округе. График получился насыщенным, возложение цветов к памятнику погибшим абхазским добровольцам, общение с полпредом, губернаторами (отдельно за закрытыми дверями с главой КБР Юрием Коковым), обзорные экскурсии по предприятиям республики и т.д. Быть может, поэтому в КБР общения с ветеранами не получилось, а может, говорят местные наблюдатели, не получилось потому, что ветеранское движение КБР в таком же расколотом состоянии, что и в самой Абхазии.

В самом визите главы Абхазии нет ничего удивительного. Всех президентов, быть может, за исключением Александра Анкваб, с главами родственных республик связывала личная дружба, поэтому редкое торжество обходилось без их участия. А Рауля Хаджимба на Северном Кавказе принимали как друга задолго до того, как он стал президентом, в том числе и на официальном уровне.

Но этот визит воспринимается все же по-другому, в контексте весеннего политического кризиса и предстоящего напряженного политического сезона в Абхазии. И не потому, что он об этом говорил или как-то особенно себя вел, а просто потому, что свежи воспоминания о недавних событиях, упреки оппозиции в несостоятельности внутренней и внешней политики, ее обещания собрать осенью народный сход.

Абхазские добровольцы на Северном Кавказе отмечают, что весенний политический кризис в Абхазии – это что-то новое. Разногласия или даже распри до этого случались, но так далеко еще не заходило. До этого ветеранские движения, как правило, выступали с единой позицией. Это ни в коем случае не означало обреченности их оппонента или каких-то угроз, если поддерживаемый ветеранами кандидат проиграет. Нет, конечно. Достаточно вспомнить выборы президента Абхазии 2004 года. Ветеранские организации поддержали Рауля Хаджимба, а победил на выборах Сергей Багапш. В тот же год Сергей Багапш провел серию примирительных встреч с ветеранами в Абхазии, а затем отправился на Северный Кавказ, где, кроме общения с официальными лицами, отдельной целью визита было знакомство с комбатанским сообществом. Надо сказать, они быстро подружились и впоследствии общались много и охотно.

Сложилось так, что добровольцы севера стали частью политического процесса на юге. Частью пассивной в том смысле, что они не вмешиваются в конкуренцию. Но при этом частью значимой, заметной, потому что они находятся в особых отношениях с ветеранами в Абхазии – самой влиятельной в республике частью общества. Т.е. таковыми их делают абхазские товарищи по оружию. Это интересный феномен, когда источник влияния не деньги и не власть. Влиянием просто наделяют, исходя из личных отношений и соображений этического порядка. Благодаря этому политический капитал государственного деятеля в Абхазии включал в себя пусть не первым, но хотя бы десятым пунктом налаживание дружеских контактов на Северном Кавказе. Тогда для Сергея Багапш это стало одним из многих рычагов, при помощи которых он притянул к себе ветеранов.

Теперь вопрос – сыграет ли северокавказская карта в случае с Раулем Хаджимба? Поможет ли преодолеть кризис, примириться с оппонентами?

Сомнительно. Расколоты не только юг, но и север. Добровольческое движение в КБР расколото натрое и раздираемо противоречиями по многим направлениям и в этом виде, что называется, теряет в весе. Предыдущий президент Александр Анкваб и, очевидно, выразитель взглядов немалой, оппозиционно настроенной части абхазского общества вообще не видел смысла в этих контактах с севером и даже считал их вредными. Достаточно вспомнить его отказ от строительства дороги в Карачаево-Черкесию через Южный приют – проект, который Сергей Багапш считал одним из главных инфраструктурных проектов Абхазии и добивался его одобрения Кремлем в течение нескольких лет.

Рауль Хаджимба, похоже, мыслит ровно наоборот, он заявляет о необходимости расширять отношения с братскими северокавказскими республиками и югом России в целом. А теплый прием на Северном Кавказе, наверное, можно считать стартовым капиталом этого предприятия. Другой вопрос – станет ли он ресурсом примирения в Абхазии

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG