Accessibility links

Возможно ли появление абхазского Ли Куан Ю?


Виталий Шария

Виталий Шария

В конце восьмидесятых годов прошлого века многие в Абхазии увлекались рассуждениями, в частности и в СМИ, о Швейцарии. В том смысле, что мы, мол, имеем все возможности и должны Абхазию (ее жители грузинской национальности чаще говорили о «Грузии в целом») превратить в кавказскую Швейцарию – с тем же уровнем жизни, производительностью труда и отсутствием проблем в отношениях этнических общин. Понятно, что до этого, в глухие советские времена, никому бы не пришло в голову публично рассуждать о капиталистической стране как об эталоне благополучия. Ну, а после… После, в девяностые, после войны, экономической блокады и т. д. эти разговоры вспоминались как смешные иллюзии, хотя еще и в конце 90-х встречал газетные заголовки, в которых отражалась все те же тоска по «швейцарскому совершенству».

А с середины 2000-х у нас вошли в моду разговоры про Сингапур и создателя сингапурского экономического чуда Ли Куан Ю. Будучи с 1959 по 1990 годы премьер-министром этого города-государства на самой южной оконечности евразийского материка, он за три десятка лет буквально вытащил его из разряда экономически отсталых стран третьего мира в ряды самых богатых государств по ВВП на душу населения. В возникновении в абхазском обществе сингапурского ориентира было, пожалуй, больше резона, чем швейцарского, ибо он много ближе нам и по размерам, и по стартовым условиям. Причем в Абхазии не только мечтали о повторении пути этого маленького «азиатского тигра», но и в 2007-2008 годах установили контакты с его представителями: сперва делегация из Абхазии, в которой были, в частности, нынешние председатели Нацбанка Беслан Барателиа и комитета по приватизации и управлению госимуществом Вахтанг Пипия, совершила поездку в Сингапур, а потом группа сингапурских бизнесменов дважды приезжала в Абхазию, встречалась с президентом. Обсуждалось участие сингапурцев в некоторых экономических проектах в Абхазии, в частности, создания горнолыжного курорта, но это, к сожалению, не получило продолжения.

Тем не менее «сингапурская мечта» в Абхазии живет. (Вот и в эти дни небольшая делегация поехала в Сингапур; правда, представляющая не сферу экономики.) Нет-нет, да и всплывет она, скажем, на каком-нибудь форуме сайта «Абхаз авто», где не утихают дискуссии на тему «Как нам обустроить Абхазию». Особенно привлекает форумчан тема того, как Ли Куан Ю, ушедший из жизни только в прошлом году, расправился в свое время с коррупцией в государстве. А именно: был создан независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти (расследования были инициированы даже против близких родственников Ли Куан Ю). Министры, уличенные в коррупции, были посажены в тюрьму, либо покончили жизнь самоубийством, либо бежали из страны. Среди них были и давние соратники Ли Куан Ю. В итоге Сингапур в соответствии с международными рейтингами стал одним из наименее коррумпированных государств мира. «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что», – сказал как-то легендарный Ли Куан Ю.

И вот читая посты-мечтания о появлении у нас правителя наподобие Ли Куан Ю, который превратил бы Абхазию в «черноморский Сингапур», я нередко не мог удержаться от улыбки. Вдобавок ко всему вспоминалась крылатая (во всяком случае, в моем окружении) фраза одного местного любителя взывать к законности и наведению порядка, которую он обескураженно произнес после ареста квартирного воришки: «Что, обязательного с моего племянника надо было начинать?»

Нет, конечно, роль личности в истории имеет огромное значение, но методы Ли Куан Ю, будучи механически перенесены на нашу почву, можно не сомневаться, не сработали бы в стране с такими менталитетом, прочностью родственных связей и предшествующим историческим опытом малочисленного коренного этноса, как Абхазия.

Основателю современного абхазского государства Владиславу Ардзинба никак не откажешь в силе воли и жесткости руководства, непримиримости к соглашателям. После грузино-абхазской войны были возбуждены уголовные дела по обвинению в измене родине против группы коллаборационистов, входивших в так называемый Комитет спасения Абхазии, генпрокуратура собрала значительный доказательный материал, но потом Ардзинба инициировал приостановление следствия по этим делам. По сути, это была амнистия, мотивированная следующим: лидеров КСА на территории Абхазии уже не было, но оставались их родственники, близкие и дальние, и совсем не в интересах абхазского государства было противопоставление одной части общества другой. Ибо родственные связи у абхазов слишком значимы, чтобы переступить через них. Несмотря ни на что.

Среди моих сухумских знакомых есть пара «теоретиков», которые до сих пор совершенно искренне и убежденно рассуждают, что если бы Владислав Ардзинба сразу после войны приказал расстрелять с десяток мародеров, это тут же остановило бы процесс растаскивания оборудования с пустующих предприятий и других объектов и т. п. Может быть, они представляют на его месте некоего гипотетического Ли Куан Ю, который нашел бы где-то тысячи людей для круглосуточной охраны таких объектов, брошенных домов и квартир и чтобы они стреляли в любого, кто приблизится?

Да, мы обычно публично возмущаемся кланово-родственным фактором, например, сложившейся в абхазском обществе традицией противопоставлять решениям властных структур, в частности правоохранительных органов, протестные выступления родственников, однофамильцев, их сходы. Но вот один абхазский бизнесмен, который некогда прибег к помощи такого схода, после этого даже обосновал в прессе позитивную роль данного фактора: в наших условиях, мол, произвола властей противостоять ему можно только с его помощью. Это его точка зрения, но, так или иначе, подобные способы выяснения правовых споров у нас никого не удивляют.

А лет десять назад площадку перед зданием МВД, которое штурмовали родные и близкие незаслуженно, по их мнению, арестованного человека, обнесли после этого высоким забором из металлических прутьев. Впрочем, как известно, когда страсти закипали, этот забор не оказывался серьезной преградой. Нынче здание МВД штурмовали дважды – в марте родственники и друзья Руслана Джелия, посчитавшие неправомерными действия по отношению к нему после дорожного инцидента министра ВД Леонида Дзаппшба, а в июле оппозиция, которая требовала немедленного снятия того же министра по другим мотивам. В июле Дзапшба был временно отстранен от исполнения обязанностей министра, а в августе при формировании нового состава кабмина уже не вошел в него.

Показательна также история забастовок в послевоенной Абхазии. В памяти всплывают только многочисленные случаи, когда их в разные годы объявляли маршрутчики, недовольные попытками государства регламентировать их деятельность. И, бывая на пограничном посту «Псоу» и проходя мимо построенного несколько лет назад и все это время пустующего (за исключением крайних помещений, занятых под столовую, аптеку) здания автовокзала, я каждый раз думаю: ну, кому пришло в голову когда-то на стеклянных стенах его написать направления, на которые внутри, в кассах, должны будут продаваться билеты на автобусы и маршрутки, следующие в Гагру, Сухум, Ткуарчал и так далее? Ну, ведь ясно же было, что никто из водителей, привыкших за двадцать лет к вольнице, никогда не допустит этого самого «обилечивания»! После скандала двухлетней давности, дошедшего чуть не до рукопашной, власти уже не возвращались к данной мертворожденной идее, а упомянутые только недавно исчезнувшие надписи на стенах здания так и не задействованного автовокзала долго выглядели как опрометчивая роспись власти в своей беспомощности.

Это я не к большей жесткости и непреклонности властей тут призываю, если кто не понял. Просто призывать к тому, как в идеале должно быть, – дело, конечно, простое, беспроигрышное для призывающего, но и бесполезное. Я толкую о другом: не надо замахиваться на некие проекты, не взвесив реалии, чтобы не оказаться в смешном положении. А еще не сомневаюсь, что, если бы «обилечивание» было все же каким-то образом навязано, оно, помимо естественных расходов на содержание кассиров, которые наверняка отразились бы на стоимости проезда пассажиров, повлекло бы в наших условиях и неизбежные ухищрения для провоза безбилетных. Это явление бытовало в советские времена, и в последние годы я не раз наблюдал его на автостанциях Юга России. А так сегодня хоть чуть-чуть меньше лжи и обмана в жизни пассажиров и водителей.

Разумеется, я вовсе не призываю власти к самоустранению. Наводить порядок в сфере транспорта, как и в других сферах жизни, надо. Но наводить – ставя перед собой реалистичные цели, чтобы не выглядеть в очередной раз наступившими на грабли.

Как вишенка на торте – недавняя, конца августа, история, когда после проверки так называемых джиперов (водителей внедорожников), возящих туристов по горным местам, выяснилось, что более шестидесяти процентов их занимается данной деятельностью без лицензий, и они были оштрафованы. Нарушения были выявлены в работе водителей автобусов и маршруток, работающих на этом направлении. Но на следующее утро водители перекрыли дорогу в Рицинский парк – летнюю «золотую жилу» Абхазии – на три часа и разблокировали ее только после того, как вынудили власти пойти на «компромиссное решение»… Конечно, у протестующих нашлась своя аргументация – вплоть до того, что они хотели взять лицензии, но у выдающих «кончились бланки». Не собираюсь здесь вникать в то, так это было или нет, хочу обратить внимание на другое: насколько вписывается история с перекрытием трассы в сложившиеся у нас традиции разрешения подобных споров.

Сторонники экс-президента Александра Анкваба наверняка видели и видят именно в нем прообраз абхазского Ли Куан Ю. Во всяком случае, они до сих пор нередко выкладывают на форумах «Абхаз авто» его фотку с поучающе поднятым указательным пальцем: типа, а ведь я говорил, я предупреждал! Не буду опять же останавливаться на его деятельности подробно. Напомню только про два факта: шесть покушений на его жизнь в бытность премьером, вице-президентом и президентом, после последнего из которых один циник назвал его в интернете «Кощеем Бессмертным», а также то, что даже он, «железный Алик», в пору своего президентства так и не назвал ни одного имени из пространного списка тех, кто набрал в годы президентства его предшественника огромные суммы кредитов и так и не вернул. Хотя мы, журналисты, его всячески к этому подбивали. Кстати, это был один из пунктов предъявляемых ему оппозиционерами обвинений – что он не решился это сделать. Но и новая власть, конечно, ни одного имени так и не назвала. А вы говорите: «Надо посадить троих своих друзей»…

Так что же, смириться с «действительностью», чтобы не стало хуже? Нет, конечно. Действительность надо упорно менять. Но я против бесплодных мечтаний о том, что появится некий волшебник Изумрудного города и по его велению у нас воцарится исключительная законность. А еще – против очень вредных иллюзий некоторых людей, что проблему решило бы превращение Абхазии в субъект Российской Федерации. Вот тут уж точно «было бы хуже», поскольку к прежним проблемам прибавились бы новые.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG