Accessibility links

Рамин Хмаил: «Из нас хотят сделать козлов отпущения»


Неделю назад в Верховном суде Абхазии была заслушана четырехчасовая обвинительная речь прокурора Даура Амичба

Неделю назад в Верховном суде Абхазии была заслушана четырехчасовая обвинительная речь прокурора Даура Амичба

Сегодня в Верховном суде Абхазии в ходе рассмотрения дела о похищении и убийстве четыре года назад российского предпринимателя Сергея Клемантовича и его спутницы Оксаны Скаредновой были продолжены прения сторон.

Неделю назад, 30 августа, была заслушана четырехчасовая обвинительная речь прокурора Даура Амичба. Гособвинение попросило суд признать виновными всех подсудимых и назначить им в качестве меры наказания – Нодику Квициния 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Джумберу Бигвава – аналогичное наказание, Аслану Цвижба, с учетом отсрочки по другому приговору, – 25 лет, Ахре Гопия – 17 лет, Рамину Хмаилу – 15,5 лет.

На сегодняшнем заседании под председательством судьи Екатерины Онищенко были зачитаны справка из места содержания под стражей подсудимого Гопия – о том, что он отказывается покидать камеру, и его заявление с просьбой провести заседание без его участия.

В выступлении на заседании адвокат подсудимого Рамина Хмаила Тариэл Парулуа высказал убеждение, что обвинение построено на надуманных данных и предположениях следствия. Он, в частности, обратил внимание суда на то, что в первоначальных показаниях его подзащитного, данных под давлением, фигурировали телефонный звонок связанного в доме Нодика Квициния Клемантовича Скаредновой, которая ждала его на улице в машине. Получается, что Клемантович, который был захвачен с применением оружия, по телефону вызывает любимую женщину, воскликнул адвокат, вместо того, чтобы крикнуть в трубку: «Уезжай и звони в милицию – меня похитили!» Но никакого звонка Клемантовича Скаредновой зафиксировано в то время не было, тогда следователи были вынуждены составить так называемый протокол дополнительного допроса, согласно которому Хмаил показал: Квициния вышел и пригласил Скареднову в дом. Но при этом забыли дать подписать этот протокол Хмаилу.

Суд не может, сказал Тариэл Парулуа, постановить обвинительный приговор без ответа на следующие вопросы. И он построил концовку своей речи так – задав более двадцати этих вопросов и сам отвечая на них:

«Как могло случиться, что похитившие Клемантовича и Скареднову Хмаил и Цвижба, идя на такое преступление, прикрывались сползающими с лиц платками? Это невозможно. Обнаружена ли машина «Мерседес» темно-зеленого цвета, якобы принадлежащая Цвижба, на которой, по версии следствия, везли Клемантовича и Скареднову в заброшенный дом в районе Маяка, а затем в Адзюбжу? Нет, не обнаружена, так как такой машины Цвижба никогда не имел. Обнаружен ли дом в районе Маяка, где держали на цепи похищенных Клемантовича и Скареднову, обнаружен ли хотя бы фундамент этого дома? Нет, не обнаружен, так как домовладения в данном месте никогда не было. Возможно ли отвезти двух похищенных лиц через центр города двоим, с учетом того, что Цвижба был за рулем, а Хмаил постоянно пользовался ингалятором в связи с астмой? Это маловероятно…Установлено ли следствием, что Квициния был должен Клемантовичу большие деньги, и даже не большие, а просто был должен деньги? Нет, следствием это не установлено. Тогда почему Квициния должен был убивать Клемантовича? На данный вопрос у стороны обвинения нет ответа. Установлено ли, что Клемантович был должен денег Квициния Нодику? Такой факт следствием установлен. Клемантович был должен Квициния более миллиона долларов за проданный ему участок «Бухта Радости». В таком случае тем более нелогично убивать лицо, которое должно тебе деньги. Заслуживают ли внимание показания матери Клемантовича о том, что она подозревает в преступлении свою невестку, с которой он, ее сын, практически не жил и постоянно скандалил? Версия наиболее заслуживала внимание, так как вместе с мужем убита ее соперница Скареднова. Тем более жена Клемантовича всячески старалась доказать, что с мужем они были в хороших отношениях. Единственной наследницей после смерти Клемантовича и после детей является его жена – Клемантович Наталья Николаевна. Проверена ли следствием версия о том, что устранения Клемантовича как конкурента желали местные бизнесмены, которые занимались вывозом лома металлов? Нет, не проверена».

Защита попросила суд оправдать Хмаила по статьям, связанным с похищением и убийством, оставить только незаконное хранение оружия и боеприпасов и с учетом времени, проведенного им под стражей в ходе предварительного и судебного следствия, освободить в зале суда.

Сам подсудимый Хмаил, также выступивший сегодня, отрицал свою причастность к данному преступлению и говорил, что признательные показания, данные им во время предварительного следствия, были получены незаконными средствами, под пытками. Он, как и его защитник, упирал на отсутствие мотива в совершении этого преступления. Ведь никто не обращался за выкупом к родным и близким Клемантовича. Рамин Хмаил сказал:

«Мотив! Мотив должен быть. Нодику, как я понял, этот Сергей должен был деньги. Если человек должен мне денег, как я могу его похитить? Я его буду охранять! Я его буду охранять, чтобы его никто не тронул, чтобы он эти деньги мог заплатить. Абсурд! Нашли здесь козлов отпущения».

Следующее заседание суда, на котором продолжатся выступления защиты, намечено на вторник 13 сентября.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG