Accessibility links

Правосудие – не для всех


После смены власти в 2012 году граждане буквально завалили жалобами Генпрокуратуру в надежде, что новая власть восстановит их нарушенные права

После смены власти в 2012 году граждане буквально завалили жалобами Генпрокуратуру в надежде, что новая власть восстановит их нарушенные права

В Южной Осетии нередки случаи нарушения прав граждан со стороны чиновников и представителей правоохранительных органов. Не всегда граждане могут добиться справедливости и в судах. По мнению югоосетинских экспертов, именно эти вопросы должны стать главными на предстоящих весной выборах югоосетинского президента.

По словам югоосетинской правозащитницы Фатимы Маргиевой, после смены власти в 2012 году граждане буквально завалили жалобами Генеральную прокуратуру в надежде, что новая власть восстановит их нарушенные права. Кого там только не было. Жаловались родители осужденных на процессуальные нарушения следствия и противоправные приговоры. Около двух сотен заявлений написали жертвы нечистых на руку судей и нотариусов, которые по подложным документам отжали у людей дома. Однако время шло, новая власть не спешила исправлять несправедливость предшественников, зато к старым случаям произвола добавлялись новые.

Среди них и дело сына Маргиевой – Дмитрия Калоева. Его приговорили к четырем годам лишения свободы. Бывают случаи, говорит Фатима, когда следствие, не сумев добыть прямых улик, сосредотачивается на косвенных, выстраивает их в определенной последовательности, убедительной для суда. И Фемида под впечатлением этой версии выносит обвинительный приговор. Но в деле Дмитрия Калоева было иначе: и суд, и следствие получили неопровержимые доказательства невиновности Дмитрия Калоева в смерти его друга Алана Маргиева. Самим следствием было установлено: когда Алан умирал в Грузии, Дмитрий сидел в цхинвальском СИЗО. Т.е. со стороны Дмитрия не могло быть ни убийства, ни причинения смерти по неосторожности, ни совместного употребления наркотиков, после которого Калоев не оказал бы помощи Маргиеву. Ничего не было. Но приговор все равно обвинительный.

Фатима говорит, что к ней, как к правозащитнице, часто обращаются родители осужденных, поэтому она в курсе большинства историй отбывающих наказание в цхинвнальской тюрьме. В этих историях, говорит Фатима Маргиева, ее поражает легкая небрежность, с которой народная власть ломает судьбы людей:

«Сейчас сидят 37 человек. Но уголовников, которые совершили реальные преступления, не более пяти человек. Остальных можно было бы осудить условно или просто отпустить. Я не сомневаюсь в том, что более 30 человек там сидят потому, что у них не было денег, чтобы заплатить кому надо, или потому, что за них некому было заступиться».

По словам директора центра информационных технологий «Интеллектуальные ресурсы» Коста Дзугаева, увы, в республике не редкость случаи черствого, бездушного отношения к людям. Причем не только со стороны правоохранителей или судейских, но и самых разных чиновников. Вдруг обнаружилось, говорит Коста Дзугаев, что параллельно со строительством государственных институтов растет и крепнет бюрократия в самых худших своих проявлениях:

«Это такое чиновничье хамство в отношении людей, примеры которого, к сожалению, неоднократны. Это прискорбное явление надо признать и навалится всем миром, всем обществом, чтобы не допустить его разрастания. Единственная моя надежда в этом смысле, что перед выборами президента в силу очевидных обстоятельств власть все-таки обратит побольше внимания на жалобы граждан, которые поступали и поступают. Это касается власти в широком смысле, не только прокуратуры, где рассматриваются подобные жалобы, но и других институтов».

Фатима Маргиева говорит, что больше не верит предвыборным обещаниям, не верит в раскаяния чиновников и в принципе не верит в возможность изменения ситуации к лучшему:

«Они не несут никакой ответственности и уверены в своей безнаказанности, поэтому творят, что хотят. Таким образом, они делают все, чтобы в обществе возникли первобытные законы кровной мести, потому что ты нигде не добьешься справедливости, мы как бы замкнуты и задыхаемся. Нам некуда обращаться. Это потому, что мы только на России зациклены. Я уверена, если бы у нас здесь еще какие-то страны были представлены, если бы нас признали Грузия и Евросоюз, может быть, и не было бы здесь такого беспредела, потому что власти бы тогда оглядывались и на международное право. А так у нас только российское посольство, а оно на нас чихать хотело – ни во что не вмешивается».

По мнению югоосетинского эксперта, бывшего депутата югоосетинского парламента Роланда Келехсаева, выход все же существует:

«Нам нужны суд присяжных, прямые выборы шерифов и судей, глав муниципалитетов и надзирающего прокурора, которому можно было бы пожаловаться на нарушения чиновников. Без этого никак не обойтись. Должностное лицо, прежде всего, защищает интересы тех, от кого оно зависит, значит, путь зависит от нас. В свое время и президент, и чиновники из его окружения много говорили о необходимости системных реформ. Однако, оказавшись у кормила власти, они позабыли свои обещания».

По мнению Роланда Келехсаева, в республике, где за наполнение бюджета, безопасность и развитие отвечает Россия, на предстоящих выборах президента, в принципе, больше не о чем говорить. А обязательство выполнить этот перечень реформ, пожалуй, единственная причина голосовать за кандидата в президенты.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG