Accessibility links

Последнее слово подсудимого депутата


Депутат парламента Нодик Квициния заявил, что в обвинительной речи прокурора кроме сфабрикованных обвинений нет ни одного неопровержимого доказательства его причастности к этому преступлению

Депутат парламента Нодик Квициния заявил, что в обвинительной речи прокурора кроме сфабрикованных обвинений нет ни одного неопровержимого доказательства его причастности к этому преступлению

Сегодня в Верховном суде Абхазии продолжились прения сторон по делу о похищении и убийстве российского предпринимателя Сергея Клемантовича и его помощницы Оксаны Скаредновой. Подсудимые – Нодик Квициния, Ахра Гопия и Аслан Цвижба выступили с последним словом.

Ровно четыре года назад, 11 сентября 2012 года, в Абхазии были убиты российский предприниматель Сергей Клемантович и его помощница Оксана Скареднова. По данным следствия, заказчиком преступления является депутат парламента Абхазии Нодик Квициния. Гособвинитель Даур Амичба 30 августа просил суд признать его виновным и назначить ему в качестве меры наказания 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Подсудимому Джумберу Бигвава обвинение потребовало аналогичное наказание, а Аслану Цвижба – 25 лет с учетом отсрочки по другому приговору. Ахре Гопия – 17 лет и Рамину Хмаил – 15,5 лет.

На сегодняшнем заседании под председательством судьи Екатерины Онищенко с последним словом выступили Нодик Квициния, Ахра Гопия и Аслан Цвижба. Они не согласны с выводами гособвинения, свою вину не признают, подчеркнули, что не имеют отношения к похищению и убийству Сергея Клемантовича и Оксаны Скаредновой, просили суд их оправдать.

Депутат парламента Нодик Квициния заявил, что в обвинительной речи прокурора, которая длилась четыре часа, кроме сфабрикованных обвинений нет ни одного неопровержимого доказательства его причастности к этому преступлению. Он заявил: «Мне предъявлено обвинение в том, что я якобы организовал похищение Сергея Клемантовича с целью выкупа. А также якобы за организацию его убийства с целью укрыть совершенное преступление, то есть его похищение. При этом якобы Сергей Клемантович был похищен по моему указанию 10 сентября 2012 года, а на следующий день я якобы дал поручение убить Сергея Клемантовича и его девушку Скареднову, которую я ранее не знал. Если я действительно организовал похищение Сергея Клемантовича с целью выкупа, то какие действия я совершил для достижения своего преступного умысла, то есть для получения выкупа? По материалам уголовного дела ни мной, ни кем-либо другим из моего окружения не предприняты никакие меры для получения выкупа от родственников Клемантовича либо от его жены. Все это значит, что материалы уголовного дела, которые были исследованы в суде, а также показания свидетелей, потерпевших и подсудимых не содержат данные о похищении Сергея Клемантовича и Оксаны Скаредновой с целью выкупа. Все это домыслы и фантазии следствия. Я ни при каких обстоятельствах не совершил бы похищение Сергея Клемантовича и Скаредновой с целью выкупа. Я не преступник, я – депутат Народного собрания, отец большой семьи и не мог совершить такой позор».

При этом он отметил, что бессмысленно было давать указание убивать Клемантовича, который должен был ему большую сумму денег – 1 миллион 480 тысяч долларов США. Сам Клемантович, по словам Квициния, от долга не отказывался, более того, никаких непонятных вопросов между ними не было. В итоге в результате гибели предпринимателя Квициния лишился возможности получения огромной суммы денег. Депутат продолжил: «Следствие для создания видимости раскрытия данного преступления решило обвинить меня в похищении и убийстве Сергея Клемантовича и Скаредновой только на том основании, что он в этот день заезжал ко мне домой. Когда следствие установило, что в этот день мой телефон позиционирован на территории Маяка, то необходимо было сфабриковать материалы: якобы Сергея Клемантовича перевезли из моего дома в район Маяка. Однако материалами уголовного дела, которые были исследованы в суде, не подтвердился факт удержания Сергея Клемантовича и Скаредновой в районе Маяка. Гопия и Хмаил, которых первоначально заставили оговорить себя, меня и других, не смогли указать, где они якобы удерживали Сергея Клемантовича и Скареднову и куда я якобы приезжал. При этом имеются большие противоречия в показаниях Гопия и Хмаил».

Нодик Квициния считает, что Гопия и Хмаил в ходе предварительного следствия дали ложные показания под давлением оперативных работников. А что касается телефонных переговоров, которые он вел с Джумбером Бигвава, то они никакого отношения к похищению и убийству не имеют.

В конце своего выступления подсудимый обратился к представителю прокуратуры Дауру Амичба: «Уважаемый представитель Генеральной прокуратуры сидит здесь, он из порядочной семьи, он не должен был вот эти сроки, не имея никаких доказательств, озвучить».

Квициния уверен, что суд даст оценку всем доказательствам и установит отсутствие мотива убийства Клемантовича с его стороны. Адвокат Нодика Квициния Арифа Адзинба заявила, что она полностью согласна со всеми изложенными доводами своего подзащитного, а все доводы прокурора, на ее взгляд, основываются на предположениях и домыслах.

Защита просила суд оправдать Квициния по всем статьям предъявленного ему обвинения. На следующем заседании 20 сентября суд выслушает Джумбера Бигвава.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG