Accessibility links

Снова о «кулуарности»


Бурное обсуждение развернулось вокруг обращения нового премьера, с которым он выступил по Абхазскому телевидению 6 сентября

Бурное обсуждение развернулось вокруг обращения нового премьера, с которым он выступил по Абхазскому телевидению 6 сентября

В Абхазии все никак не завершится процесс формирования правительства, началом которого послужило назначение 5 августа новым премьер-министром Беслана Барцица (вместо ушедшего в «добровольно-принудительную» отставку Артура Миквабия). До сих пор не названы имена одного из трех вице-премьеров (должность первого вице-премьера теперь упразднена), министров иностранных дел и по налогам и сборам, а также генерального прокурора…

Между тем бурное обсуждение развернулось вокруг Обращения нового премьера ко всем гражданам Абхазии, политическим партиям, общественным движениям и организациям, с которым он выступил по Абхазскому телевидению 6 сентября и о котором я рассказывал неделю назад. Напомню, что назвал тогда это Обращение неожиданным. Действительно, за всю послевоенную историю Абхазии власть ранее не реагировала подобным образом на критику оппозиционных политиков и СМИ ее кадровых решений, предпочитая эту критику игнорировать.

Очевидно, премьера задели упреки «молодых и рьяных» политиков в кулуарности формирования кабмина, и тут я его вполне понимаю. В его Обращении есть, впрочем, одна не до конца продуманная, неосторожная фраза, о которую я «споткнулся» при первом же чтении текста:

«С момента назначения мною проведены консультации практически со всеми политическими силами по поводу их непосредственного участия в работе нового правительства».

«Практически со всеми» – это, надо понимать, «почти со всеми». Но уж с партией-то «Айнар» и общественным движением «Справедливая Абхазия», которые раскритиковали до этого власть за «кулуарность», этих консультаций наверняка не проводилось. Смею предположить, как и со многими другими «разного рода общественными деятелями, появляющимися из ниоткуда и размножающимися в последнее время с геометрической прогрессией», как с раздражением написал в своем Обращении премьер. Но в таком случае следовало написать в Обращении «с отдельными политическими партиями и организациями», как считает в своем опубликованном 9 сентября под заголовком «Все смешалось в нашем доме» заявлении общественная организация «Айтайра» (сопредседатели Леонид Лакербая и Ахра Квеквескири).

При этом у меня такое ощущение, что дело тут не только в недостаточной отредактированности текста Обращения, о которой уже писал в прошлый раз, но и в весьма разных представлениях оппонентов о «всех политических силах». Как ни обидно это «молодым и рьяным», но, похоже, премьер их вообще в данном контексте не рассматривал, то есть не относил образовавшийся за последний год десяток новых партий и общественных организаций, как правило, представляющих молодежь, к реальным политическим силам.

Авторы упомянутого ранее заявления ОО «Айтайра» обратили внимание на другую неожиданность, связанную с появлением Обращения. Оно, по их мнению, «породило больше вопросов, нежели внесло ясность в перспективы разрешения проблем, беспокоящих абхазское общество. Вместо изложения конкретных мер по преодолению глубокого социально-экономического и политического кризиса мы услышали довольно поверхностную, похожую на политическое обращение к согражданам речь главы государства, а не премьер-министра. Очевидно, что дан старт подмене ролей. Юрист по образованию Б. Барциц, вероятно, вполне сознательно свои полномочия сравнил с полномочиями главы исполнительной власти. Премьер-министр, бывший депутат парламента и юрист в одном лице не может не знать, что две статьи Конституции Республики Абхазия – 48 и 55 – четко определяют лицо, являющееся главой исполнительной власти в Абхазском государстве, – это президент».

Любопытно, что еще одна общественная организация, представляющая молодую политическую поросль, – «Справедливая Абхазия» в лице своего председателя Давида Агрба в тексте под заголовком «Факты против предположения И. Тужба» полемизирует с критиками Беслана Барцица, не видит в процессе формирования кабмина кулуарности и особо отмечает «мудрость предлагаемого решения» премьера: «закрыть тему разделения на своих и чужих и, только объединившись вместе, вне зависимости от политических предпочтений, строить и развивать Апсны». Ну, вообще-то, никакой мудрости для произнесения этой привычной мантры и не нужно; с такими призывами выступает обычно любая власть, подразумевая здесь, что оппозиция должна начать «вести себя хорошо».

С комментарием Обращения выступил и Фонд социально-экономических и политических исследований «Апра», входящий в Блок оппозиционных сил. По мнению фонда, это Обращение премьер-министра напоминает «тронную речь монарха» или «призыв президента к гражданам в час грозных испытаний». «Да, опасность и кризис налицо. И у этого кризиса есть конкретный автор – президент страны, который назначает и смещает глав правительств только по ему лично известным мотивам», -– отмечается в комментарии.

«В соответствии с Конституцией Абхазии, главой исполнительной власти является президент, он же и утверждает состав кабинета министров. От главы исполнительной власти в адрес Блока оппозиционных сил не поступало никаких публичных предложений по поводу участия в формировании правительства», – прокомментировал эту часть обращения премьер-министра фонд «Апра». А концовка комментария была такой: фонд «Апра» пожелал новому премьер-министру успехов в работе и «умения извлекать правильные выводы из голосов приветствия и осуждения, а также из сменяющих друг друга восторгов и критики».

Но, пожалуй, больше всего страстей разгорелось вокруг обвинения в адрес исполнительной власти в «кулуарности» при формировании правительства. После Обращения премьера руководители ОО «Современная Абхазия» и партии «Айнар» подтвердили это свое обвинение, причем «айнаровцы» подчеркнули, что обращались с критикой, вообще-то, не к премьеру, а к президенту и ожидали ответа от него. В уже цитировавшемся заявлении ОО «Айтайра» говорится, что «подобные обвинения имеют под собой почву. В течение десяти лет оголтелой борьбы за власть политические силы, к которым принадлежит сам премьер-министр, обещали «широкомасштабные дебаты между претендентами» на посты в правительстве, конкурсный отбор на вакансии в государственной службе. Разумеется, это был сознательный обман общества, как и утверждение о том, что режим Р. Хаджимба обладает «неисчерпаемым кадровым потенциалом», «программой превращения Абхазии в самодостаточное государство». Ничего общего с реальностью эти утверждения не имеют. Политические деятели, претендующие на власть, должны осознавать, что обманутые ожидания, вполне естественно, вызывают общественное недовольство и критику».

Что ж, предвыборная риторика той абхазской оппозиции, которая два года назад стала властью, действительно дает немало поводов для упреков и «ловле на слове». Но если быть до конца объективным, то и предвыборная риторика той абхазской оппозиции, которая до 2005 года добивалась прихода к власти, потом стала властью, а теперь снова оппозицией, дает те же поводы. Ее представители тоже в свое время красиво рассуждали о том, «как должно быть». Например, утверждали, что в республике надо значительно ограничить полномочия президента. Когда же сами стали властью, оказалось, что это совсем не актуально… Нет, на словах они не отказались от данной идеи, но начатое обсуждение конституционной реформы тянется до сих пор, уже при «новой старой власти»…

С предвыборной риторикой все ясно: она была, есть и, увы, будет. Насчет же «кулуарности» при формировании кабмина… Хочу задать ратующим за «прозрачность», а также за коалиционное правительство маленький вопрос. Вы помните, чтобы такие требования звучали при этом формировании после президентских выборов 1999, 2009, 2011, 2014 годов? Нет, конечно. Критика конкретных назначений звучала и не раз, но чтобы требовать от президента и премьера согласовывать все свои назначения со всем спектром политических сил – такое никому в голову не приходило. Особняком тут стоят выборы 2005 года, ставшие результатом компромисса, на который противостоящие политические силы пошли, чтобы страна не скатилась в пропасть гражданской войны; тогда, по сути, была сформирована коалиционная исполнительная власть. Но коалиция та, как известно, оказалась нежизнеспособной.

Оглянемся также вокруг себя: где, в какой стране происходит то, чего захотели «молодые и рьяные»? С моими мыслями совпали рассуждения одного из интернет-комментаторов заявления ОО «Айтайра», который не раз ранее демонстрировал свою равноудаленность от власти и оппозиции: «Когда говорят и пишут, что руководящие кадры надо подбирать по конкурсу, то мне стало бы смешно, если бы не было так страшно. Вы представьте себе, какая тут война развернется со смертоубийствами. Спаси и сохрани. Конкурсы – это для научных работников, и то это была пустая формальность. Мы избираем президента по конкурсу, и он несет полную ответственность за назначение председателя КМ и министров, а далее по нисходящей, вплоть до уборщицы. Советский Союз развалился еще оттого, что коллективы стали избирать директоров и зачастую выбирали не профессионалов, а удобных».

Ну, СССР распался, конечно, не поэтому. Но и мне вспомнилось то поветрие времен горбачевской перестройки. Например, когда в АГУ выбирали ректора, и Алеко Гварамия победил Олега Дамения, когда в Гальском районе выбирали первого секретаря райкома партии из двух кандидатур… Чаще всего это сводилось к показухе, ибо надо было отрапортовать наверх о «внедрении демократии».

Возвращаясь же в наши дни, выскажу предположение, что данное требование молодой политической поросли появилось после неудавшихся переговоров власти с оппозицией относительно привлечения представителей последней на ряд конкретных постов в правительство. Не будь их, возможно, про эту «прозрачность» и не вспомнили бы, как не вспоминали в 2014-м. А вообще все это выглядит достаточно комично при мысли: так что теперь достаточно зарегистрировать в Минюсте новую общественную организацию, записав в нее пару-тройку десятков своих друзей и родственников, и потребовать на этом основании, чтобы президент и премьер согласовывали с тобой кандидатуру каждого члена правительства?

Молодая поросль, мечтающая о власти, конечно, бывает разная. Кто-то заискивает перед власть имущими, кто-то громко требует. Я почти не знаю эту самую поросль как личностей и вовсе не исключаю, что кое-кто из них в свое время прорвется на властный Олимп. Но, читая их заявления, порой не вижу в них пока ничего, кроме самоуверенности и самомнения. Например, когда они начинают снисходительно рассуждать, кому простительно, а кому непростительно иметь мнение, отличное от излагаемого ими.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG