Accessibility links

Сегодня в Сухуме состоялись торжества, посвященные 25-летию выхода в свет первого номера газеты «Республика Абхазия», созданной по инициативе основателя современного абхазского государства Владислава Ардзинба.

Четвертьвековые юбилеи отмечают в последние годы (и будут еще отмечать в ближайшие) многие на постсоветском пространстве организации, СМИ и так далее: уж такое тогда было переломное время, возникало новое правовое пространство.

Я был одним из двух заместителей главного редактора «Республики Абхазия» в первые годы ее существования и об истории становления этой государственной газеты, тесно переплетенной с историей становления самого государства – Республики Абхазия, – знаю, что называется, изнутри. Но чтобы понять, как, при каких обстоятельствах рождалась газета, нельзя хотя бы коротко не сказать о периоде, который предшествовал этому рождению.

В течение многих советских десятилетий в Абхазии выходили три республиканские (до конца 80-х годов они назывались областными) газеты – на абхазском, грузинском и русском языках. Последняя – «Советская Абхазия» – была не только самой многотиражной (до 55 тысяч экземпляров), но и самой влиятельной газетой: ведь русский был языком межнационального общения в Абхазии и на нем читали практически все. Неудивительно, что уже с конца 80-х, по мере обострения межнациональных отношений в АССР, между абхазской и грузинской «партиями» все упорнее шла борьба за контроль над редакционной политикой издания. Назначенный редактором в 1988 году Юрий Гавва пытался в этой ситуации балансировать, обращаясь к теме межнациональных отношений обычно в подборках читательских писем, где абхазская и грузинская точки зрения должны были быть представлены в пропорции «пятьдесят на пятьдесят». И, как обычно в таких случаях бывает, и на абхазских, и на грузинских митингах требовали его снятия с этой должности.

И вот наступил, как говорится, час Икс. После провала в августе 91-го путча ГКЧП деятельность КПСС была запрещена по всему Советскому Союзу, упразднены ее комитеты. Встал вопрос и о судьбе печатных изданий этих комитетов, включая Абхазский реском. Гавва попытался продолжить выпуск газеты под новым названием «Демократическая Абхазия», сделав ее учредителем коллектив редакции. Но ни одного номера той газеты так и не вышло: когда в один из дней конца августа в газетной типографии (ее здание находилось на месте, где сейчас растут этажи строящегося комплекса посольства Российской Федерации в Абхазии) приступили к набору текстов подготовленного номера, туда пришли активисты Народного Форума Абхазии «Аидгылара» и заблокировали их работу.

В создавшейся ситуации лидеры национально-освободительного движения абхазского народа во главе с председателем Верховного Совета Абхазии Владиславом Ардзинба, конечно, решили сделать ставку на учреждение такого издания на русском языке, чтобы его руководство не пыталось бы усидеть на двух стульях, а отражало чаяния абхазов и представителей других народов Абхазии, которые их поддерживали. Гавва к этой роли никак не подходил. Владислав Григорьевич предложил возглавить будущую газету под условными названиями «Республика» или «Республика Абхазия» Виталию Чамагуа, который работал тогда первым замом главного редактора газеты «Абхазия» – органа Верховного Совета Абхазской АССР, а стать его заместителем – мне, работавшему до того завотделом политики «Советской Абхазии». Помню, как мы с Виталием на коротких «конспиративных» встречах в парке у горсовета обсуждали подготовку к созданию нового коллектива, в который, мыслилось, должны были войти сотрудники «Советской Абхазии» и «Абхазии», готовые к этому.

Ситуация между тем складывалась очень непростая. В «Советской Абхазии» работало всего несколько абхазов, и нам надо было привлечь к работе в своей будущей редакции опытных и работоспособных сотрудников других национальностей, без которых наладить выпуск большой ежедневной газеты было чрезвычайно трудно. А Гавва сумел организовать сбор подписей под коллективным письмом сотрудников «СА» за то, чтобы редактором оставался именно он… И вот в ходе нашей встречи в кабинете Владислава Ардзинба в здании Совмина, в которой участвовали еще Владимир Миканба, Сергей Шамба, я рассказал о происходящем в коллективе «Советской Абхазии», продолжавшем в те дни исправно ходить на работу, и предложил два варианта решения проблемы. Целью было создать дееспособную редакцию и чтобы при этом никто из сотрудников «СА» не оказался на улице, что наверняка привело бы к политическому скандалу и сделало из Гаввы мученика и героя в глазах антиабхазских сил. Владиславу Григорьевичу понравился такой вариант: Верховный Совет учреждает две редакции – ежедневной газеты «Республика Абхазия», которая станет в известном смысле правопреемницей «Советской Абхазии», и еженедельника, который возглавит Гавва и в который придут работать его сторонники. На том и порешили.

В «Республику Абхазия» пришли из «Советской Абхазии» Сергей Саркисян, ставший заместителем гл. редактора, Александр Авидзба, Лилиана Яковлева, Заира Цвижба, Леонид Минковецкий, Арман Данельян и другие, из «Абхазии» – молодые Георгий Гулиа, Кристиан Бжания и другие. В ней начали работать и бывшие сотрудники партийных комитетов Валерий Аршба (в будущем – вице-президент Абхазии), Юрий Кураскуа, который сейчас возглавляет редакцию...

В сегодняшнем интервью ГИА «Апсныпресс» Виталий Чамагуа (он теперь работает в администрации президента РА) рассказал о тех проблемах, с которыми пришлось столкнуться при запуске проекта. В частности, о такой:

«Некоторые полиграфисты заартачились: мы не будем выпускать газету с редактором-абхазом. Понятно было, с чьего голоса «поют» рабочие. И все равно обидно: в своем отчем доме выслушивать такое. Проблему все-таки решили, нашлись полиграфисты».

Разумеется, речь шла лишь о незначительной части разнонационального коллектива газетной типографии, работавшего над выпуском русской газеты. Согласен с тем, что там наверняка присутствовало влияние извне. Но суть дела была, конечно, не в национальности редактора, и «Советскую Абхазию», был период, возглавлял абхаз, а в том, что всем было понятно, какие позиции теперь будет отстаивать редакция.

И в целом старт «Республики Абхазия» был трудным: у многих сотрудников отсутствовал опыт выпуска ежедневной газеты, и, не имея накопленного запаса материалов, приходилось порой ставить в очередной номер довольно слабые, что отражалось на общем впечатлении от газеты. Но уже через несколько месяцев редакция, что называется, стала на ноги.

Первые номера готовились в помещении бывшей «Советской Абхазии», а затем, благодаря помощи Владислава Ардзинба, «Республика Абхазия» разместилась на втором и третьем этажах здания бывшего Сухумского горкома партии (ныне там кабинет министров республики).

Что касается еженедельника «Панорама Абхазия» во главе с Юрием Гавва, то он был достаточно умеренным, я бы даже сказал, политически нейтральным изданием. И прекратил свой выход вскоре после начала грузино-абхазской войны. Дело в том, что тогда Гавва наладил выпуск на базе все той же Сухумской газетной типографии газеты большого формата под названием «Демократическая Абхазия», в которой уже не было пощады «абхазским сепаратистам».

«Республика Абхазия» же, наоборот, после 14 августа 1992 года начала выходить форматом районной газеты на базе Гудаутской районной типографии. Выходили в первое время даже не на четырех, а двух полосах и тексты в номерах подписывали только псевдонимами, поскольку никто не знал, что будет завтра. Тем не менее спустя пару недель все пятеро журналистов «Республики Абхазия», покинувших занятый войсками Госсовета Грузии Сухум и выпускавших газету в Гудауте, посчитали эту практику малодушием и стали подписываться своими фамилиями.

Надо сказать, что газета «Республика Абхазия», выходившая в Сухуме с сентября 1991 по август 1992 года, отстаивая абхазские позиции, в то же время не была радикальной. С началом войны многое в ее лексике не могло не поменяться, ибо лейтмотивом наших публикаций стало «Отечество в опасности!». Но как, призывая дать отпор врагам абхазской государственности, в то же время не впасть в грузинофобию? Лично мне очень помогало ориентироваться в этой ситуации следующее обстоятельство. Одним из линотипистов, набиравших наши тексты, был работавший в Гудаутской типографии молодой грузин. И вот при написании своего текста или редактировании рукописей других авторов я представлял себя на месте этого линотиписта, когда он через некоторое время будет набирать их. И, разумеется, исправлял те места, которые были бы неприемлемыми, оскорбительными для него как представителя своего народа.

За год с лишним войны мы, сотрудники редакции, не раз выезжали на передовую, бывали под огнем противника. Летали и на вертолете на Восточный фронт.

Наконец наступил счастливый момент возвращения в родной город, в столицу Абхазии. Но газетная типография сгорела. Первые годы газета выпускалась в одном из помещений завода «Сухумприбор», где за несколько лет до начала войны бывший сотрудник «Советской Абхазии», кстати, грузин, устроил небольшую частную типографию. И лишь потом типография перебазировалась на нынешнее свое место на первом этаже одного из зданий кабмина.

Я покинул редакцию «Республики Абхазия» в декабре 1993 года, посчитав, что в моей жизни теперь должен наступить какой-то новый этап. Но в ней и сейчас работает немало коллег, вместе с которыми когда-то трудился еще в «Советской Абхазии»: Лилиана Яковлева, Заира Цвижба, Юлия Соловьева, Русудан Барганджия...

И им, и всем остальным сотрудникам «РА» желаю в день юбилея издания еще много-много удачных строчек в родной газете.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG