Accessibility links

9 сентября Верховный суд решил принять к рассмотрению иск по делу «Рустави 2». Он мог отказаться его рассматривать: в таком случае окончательным стал бы вердикт судов низших инстанций, согласно которому компанию следует передать одному из прежних владельцев, бизнесмену Кибару Халваши.

Решение суда в данном случае означает лишь отсрочку, но за месяц до парламентских выборов она очень важна. Если бы телекомпанию отобрали до выборов, представление о демократическом характере всего процесса серьезно бы пострадало. Без «Рустави 2» было бы гораздо труднее говорить о реальном плюрализме в средствах массовой информации.

Возможно, власти решили не форсировать процесс, потому что опасались падения позиций Грузии в различных международных рейтингах, измеряющих уровень демократии или свободы прессы. Но есть и более надежное объяснение: наверху поняли, что сейчас это делать невыгодно. Если бы «Рустави 2» успешно отобрали, скажем, год назад, новая ситуация в СМИ могла действительно повлиять на результаты выборов, естественно, в пользу властей. Политика остальных более или менее влиятельных телеканалов для них гораздо более приемлема. Да, те могут критиковать отдельные действия правительства, но неукоснительно защищают центральный принцип, составляющий символ веры «Мечты» и ее сторонников: «Националы» – абсолютное зло». Репрессивные же действия против главного независимого телеканала непосредственно перед выборами могли не только вызвать критику демократического сообщества (его можно и игнорировать), но и гальванизировать активность оппозиции.

Власти, видимо, надеются, что после выборов «Рустави 2» все равно отберут на более спокойном фоне. Их оппоненты, наоборот, рассчитывают на поражение «Мечты» в выборах, после чего сенситивный к политической конъюнктуре суд, по их мнению, не посмеет покуситься на самый популярный телеканал страны.

Вся эта история иллюстрирует неопределенность в отношении того, становится ли грузинская политическая система более или менее демократической. Ясно, что Бидзина Иванишвили и его команда понимают свободу слова весьма своеобразно: они сами определяют, какие средства массовой информации следует считать наиболее «объективными», т.е. приемлемыми. Иванишвили открыто объявил самым «сбалансированным» телеканал GDS, который принадлежит его сыну или на самом деле ему лично. Правительство использует имеющиеся у него рычаги, чтобы все более или менее влиятельные средства массовой информации как можно более приблизились к этому идеалу. Недостаточно лояльным сочли телеканал «Маэстро» – изыскали возможность передать его новым владельцам, братьям Гачечиладзе, которые возглавляли оппозицию против Саакашвили в 2007-2009-м годах. Но прибрать к рукам «Рустави 2» главнее. Он – фактический рупор оппозиции и к тому же имеет наиболее высокий рейтинг; пока он существует, остальным тоже приходится сохранять более или менее критический тон, чтобы не потерять зрителя.

Все в мире взаимосвязано: чтобы приручить независимые СМИ, в данном случае «Рустави 2», надо сначала контролировать судебную систему, ибо именно она должна отобрать компанию у нынешних владельцев. На первых порах после прихода к власти «Мечты» суд проявлял большую самостоятельность, чем при Саакашвили, и отверг несколько откровенно политических дел. Но в последние два года ситуация «нормализовалась»: власть научилась воздействовать на судей и осечек больше не происходит. Продолжает действовать на нервы лишь Конституционный суд, но и на него вроде нашли управу. Так что в деле «Рустави 2» надежды на справедливость со стороны суда быть не может. Например, никому не приходит в голову объяснять упомянутое решение Верховного суда соображениями права: ясно, что решение политическое.

Но возможна и относительно оптимистическая интерпретация происходящего. Факт, что в течение четырех лет правления «Мечте» не удалось избавиться от всех оппонентов. Она очень старалась раздавить оппозицию, в частности «Национальное движение», но не смогла. Конституционный суд сохранял независимость почти до самого конца. Отнять у «националов» «Рустави 2» обещали в самом начале правления, но цель еще не достигнута.

Почему? «Мечту» все же тормозит забота о репутации? Она слишком самоуверенна и просто не спешит – куда «Рустави 2» денется? Ей не хватает эффективности и координации (как и во многих других делах)? Мешают конституционные механизмы? Или грузинское общество выросло и научилось давать отпор власти? Возможно, всего понемножку. Но в конечном счете все зависит от результата выборов.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG