Accessibility links

Имитация рулевой тяги


Новый премьер-министр Армении Карен Карапетян

Новый премьер-министр Армении Карен Карапетян

ПРАГА---Новый премьер-министр Армении трудится не покладая рук. Он поменял весь экономический блок правительства. Свои портфели потеряли министр финансов Гагик Хачатрян, министр транспорта и связи Гагик Бегларян, сельского хозяйства Серго Карапетян, энергетики и природных ресурсов Левон Йолян. Теперь Минфин возглавляет Вардан Арамян, главный по транспорту и связи Ваан Мартиросян, Минсельхоз отдан Игнатию Аракеляну, а Министерство энергетических инфраструктур и природных ресурсов Ашоту Манукяну. Последний уже успел заявить, что его ведомство разработает новую методологию определения тарифов на газ и электроэнергию. Однако что толку перечислять новых министров поименно? Все они связаны с российскими структурами, как и сам Карапетян, человек «Газпрома». Зато пришли на смену олигархам, которые успели заработать себе не лучшую репутацию.

Стоит ли с этой командой связывать надежды на коренные изменения, тем более что президент сам говорил, что дает премьеру зеленый свет на радикальные реформы? Об этом мы говорим с Гарником Геворгяном, замредактора армянской газеты «168 часов».

Катерина Прокофьева: Гарник, что это за команда и какие ожидания с ней связаны у общества или люди больше радуются, что ушли предыдущие министры, чем тому, что пришли новые?

Гарник Геворгян: Знаете, вообще-то проблема не в самих министрах по отдельности, а в восприятии назначения самого Карена Карапетяна на пост премьер-министра и как бы оценке его самого и механизма его назначения. В Армении по большей части доминирует мнение, что его назначение продиктовано из Москвы. Сам я не склонен к этой версии и думаю, что это сценарий армянских властей, президента Сержа Саргсяна. Вероятно, этим шагом он рассчитывает ослабить, с одной стороны, антироссийские настроения в Армении, обусловленные по большей части апрельской войной с Азербайджаном и проазербайджанской политикой Кремля. Расчет, наверное, также в том, что это будет оцениваться в Москве должным образом, что, в свою очередь, обеспечит лояльность Кремля в предстоящих внутриполитических процессах в Армении. Назначение каких-то лиц на какие-то правительственные посты, по моему мнению, может привести к каким-то косметическим изменениям, но отнюдь не глобальным.

Катерина Прокофьева: Ну, как же, наверное, стоит ожидать и кадровых изменений во всех вышеназванных министерствах...

Гарник Геворгян: Всего этого, конечно, стоит ожидать, и, по всей вероятности, это случится. Но что мы обсуждаем? Если я правильно понимаю, мы обсуждаем вопрос: приведет все это к реальным изменениям или нет? Я бы очень хотел, чтобы все это стало сигналом к реальным изменениям, но прагматизм не дает этой веры, поскольку, чтобы достичь реальных изменений, нужны политические шаги и в первую очередь внешнеполитические шаги. И сам Карен Карапетян как премьер-министр, и новоназначенные министры сами себя позиционируют отнюдь не как политики, а как технократы, хорошие менеджеры и т.д. Понимаете, проблемы не в экономических слоях, а в политических. Надо бороться с неформальными институтами, которые доминируют и в экономике, и вообще во всем, т.е. с какими-то полукриминальными структурами, надо бороться с кабинетными договоренностями, которыми живет экономика, и т.д.

Катерина Прокофьева: Ну разве это плохо, что Карапетян повымел из правительства наиболее скандальных олигархов, формирует правительство беспартийных технократов, сам - управленец и менеджер... Как бы хорошее начало.

Гарник Геворгян: Все это, конечно, хорошо с эстетической точки зрения. Конечно, очень приятно видеть цивильных людей вместо полукриминальных, но есть парадокс – это мое субъективное мнение, и я буду рад, если оно будет ошибочным: по-моему, проблема в корне очень политическая, а пришли люди – неполитики или люди, которые не хотят себя считать политиками.

Катерина Прокофьева: И, кроме того, люди, аффилированные с российскими структурами опять же...

Гарник Геворгян: Да, очень аффилированные. Вот смогут ли эти люди решить политические проблемы, выступая как технократы или хорошие менеджеры, я сомневаюсь. И второй аспект: очень многое в Армении и в экономике, и в политике, естественно, связано с аффилированием с Россией. Т.е. может ли он как-то повлиять на внешнеполитический курс Армении? Сомневаюсь.

Катерина Прокофьева: Тем не менее для чего было это сделано? Правительство (Овика) Абраамяна могло с тем же успехом продолжить работу, но именно сейчас назначен новый премьер, формируется новое правительство. Это значит, что Саргсян проанализировал внутриполитические причины и сделал такой предвыборный шаг, пытаясь что-то показать обществу.

Гарник Геворгян: Да, естественно, первая причина связана с апрельскими выборами. Уже через 5-6 месяцев у нас состоятся парламентские выборы, и задача, поставленная перед новым правительством, – сделать такие шаги, чтобы это было оценено обществом как позитивные меры, чтобы это коррелировалось на выборах, то есть эта оценка общества переросла в доверие к правящей Республиканской партии во время апрельских парламентских выборов. Это очень трудная и на самом деле, наверное, неразрешимая задача, учитывая все внутри- и внешнеполитические факторы. Но по части мотива вы правы.

Катерина Прокофьева: А все-таки, каковы ваши прогнозы? Как все эти люди на своих новых постах могут повлиять в плане армяно-российских отношений, в отношении иранских проектов?

Гарник Геворгян: Я думаю, они повлияют на все это настолько, насколько это не будет проблемным для России. Реальных кардинальных шагов, конечно, не будет, а будет хорошая имитация перемен, т.е. на самом деле, наверное, будет не политика правительства, а имитация такой политики.

Катерина Прокофьева: Т.е., например, смены министра иностранных дел ждать не приходится...

Гарник Геворгян: Мы еще не знаем, будет ли смена министра иностранных дел или нет. Уже почти месяц об этом пишет пресса, говорят в политических кулуарах, но это из таких опер: пока мы не увидим, никто не будет верить. Сам премьер себя представляет деятелем, который даже не вовлечется во внешнюю политику. Не знаю, может, это изменится и это лишь первое впечатление.

Катерина Прокофьева: Т.е. вы считаете, что реальных перемен в республике с олигархической моделью экономики ждать не приходится, и вы в это не верите...

Гарник Геворгян: Несмотря на то что очень хочу верить как гражданин Армении, не верю как человек, который по той или иной части оценивает реалии. Т.е. все эти вопросы, которые вы задаете, в общем, сводятся к опоре власти: сможет ли новое правительство или захочет ли новое правительство делать шаги, которые будут против той неформальной опоры, на которой стоит власть. Я уверен, что все хотят реальных изменений, но реальность такова. Поэтому я думаю, что будет по большей части имитация, пиар, реклама изменений, чем работа на самом деле.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG