Accessibility links

Ушанги Квициния: «Результаты борьбы с контрабандой незначительные»


Государственному таможенному комитету Абхазии 27 сентября исполняется 25 лет. Одной из его функций является борьба с контрабандой. Однако с этой задачей ведомство полностью не справляется, об этом в интервью нам заявил заместитель председателя комитета Ушанги Квициния.

Елена Заводская: Ушанги, 27 сентября у таможенной службы юбилей. Расскажите о вашей службе?

Ушанги Квициния: Наша служба в этом году отмечает 25-летие со дня образования. Штатная численность сотрудников – 373 человека. 130 работают на таможенном посту «Псоу», в Гальском таможенном управлении задействованы 75 сотрудников, которые несут службу на четырех пунктах пропуска. Есть еще таможенный пост «Сухум», в который входят отдел таможенного оформления и контроля на автомобильном, железнодорожном, морском и воздушном транспорте. 25 лет – это дата новейшей истории. А, согласно архивным данным, еще в 1449 году в уставе генуэзских торговцев подчеркивалось, что в Сухуме, на тот момент он назывался Себастополем, взималась таможенная пошлина со всех экспортно-импортных операций в размере 1% от стоимости за ввоз и вывоз. Новейшая история ведет отсчет с 27 сентября 1991 года, когда постановлением Верховного совета была образована Абхазская республиканская таможня.

Елена Заводская: Какие направления деятельности сегодня у вас основные?

Ушанги Квициния: Главное – это фискальная функция. Был период, когда благодаря таможенным органам формировалось более 50% государственного бюджета. Сейчас основную денежную массу сдают в бюджет налоговые органы, а мы сейчас сдаем порядка 35%.

Елена Заводская: У вас есть отдел по борьбе с контрабандой. Чем он занимается, какие у него показатели?

Ушанги Квициния: Основные функции отдела – это предупреждение, пресечение и раскрытие фактов контрабандного перемещения товаров через таможенную границу. Это, конечно, оперативная деятельность и проверка финансово-хозяйственной деятельности участников внешнеэкономической деятельности уже внутри республики.

Елена Заводская: Насколько я понимаю, это очень важное направление деятельности таможни, но мы никогда не слышим ничего о нем.

Ушанги Квициния: Да, к сожалению.

Елена Заводская: Как вы оцениваете работу отдела? Если есть проблемы, то в чем они заключаются?

Ушанги Квициния: Необходимо отметить, что до введения налога на добавленную стоимость для основной категории товаров, которые ввозятся на территорию Абхазии, ставка ввозной пошлины составляла 2%. Довольно либеральные у нас ставки, поэтому ввозить контрабандным путем товар, официальный платеж за который составляет всего 2%, нерентабельно и не имеет смысла. Более рентабельно ввозить контрабандным путем товары подакцизной группы и наркотические вещества.

Результаты работы по борьбе с контрабандой у нас, к сожалению, незначительные. За последние пять лет с 2012 года по 2016 год в производстве находилось 234 дела. Из них 222 дела о нарушении таможенных правил, 12 уголовных дел. В бюджет республики в виде штрафов было внесено почти 3 млн рублей, изъято 108 граммов наркотических средств. Также было изъято более 4000 литров алкогольной продукции и порядка 12 000 пачек табачных изделий.

Елена Заводская: Планируете ли вы что-то предпринять, чтобы активизировать работу отдела?

Ушанги Квициния: На последних встречах с нашими коллегами из Российской Федерации мы обсуждали совместные действия по пресечению незаконного ввоза наркотических средств, в основном они ввозятся к нам с территории России. Работа в этом направлении далека от идеала, но мы будем стараться ее усилить. К проблемам можно причислить отсутствие технических средств контроля, прослушивания телефонов, что необходимо для оперативной работы. И, соответственно, оперативная работа нужна с применением технических средств, но пока наше подразделение не имеет на это прав.

Елена Заводская: А сколько человек у вас работает в этом отделе?

Ушанги Квициния: Девять человек, они в основном занимаются контролем уже внутри республики ранее ввезенных товаров.

Елена Заводская: А что у нас еще, помимо наркотиков, является предметом контрабанды?

Ушанги Квициния: Ну, это табачные изделия и алкогольная продукция. Алкогольная продукция ввозится к нам контрабандно с территории Грузии, а вся табачная продукция, которая ввозится с нарушением таможенных правил, ввозится с территории Российской Федерации. В этом году у нас новое руководство отдела, их силами совместно с силами таможенного поста «Псоу» дважды была пресечена попытка незаконного ввоза табачных изделий с сокрытием от таможенного контроля. То есть сигареты были в тайнике под полом микроавтобуса. В дальнейшем мы обнаружили еще три такие машины, но товара там не было. Это обычные микроавтобусы, которые направляются для встречи гостей на вокзалы в Адлер и Сочи. Мы обязали их уничтожить тайники. Весь товар был изъят, и уплачены штрафы в размере 100% от таможенной стоимости.

Елена Заводская: У вас есть какая-нибудь оценка того, сколько теряет госбюджет от контрабанды?

Ушанги Квициния: Трудно мне сказать, честно говоря.

Елена Заводская: Новое руководство Государственного таможенного комитета работает два года. Что изменилось за это время в работе таможни?

Ушанги Квициния: Произошел рост цен. В силу этого у нас увеличились платежи. Сумма таможенных платежей в 2012 году составляла 670 млн рублей, в 2013 году – 767 млн рублей, в 2014 году – 819 млн рублей, в 2015 году – 919 млн рублей. Такая вот динамика. При этом в 2015 году вступило в силу Соглашение об освобождении от уплаты таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих с территории Российской Федерации. И в течение 2015 года недоимки, так называемые, составили порядка 140 млн рублей. То есть мало того, что мы на 100 млн собрали больше по сравнению с 2014 годом, к этой сумме можно смело добавить еще и 140 млн рублей, которые были администрированы таможней, но в силу действия Соглашения о режиме беспошлинной торговли с Российской Федерацией в отношении этих товаров сумма не была начислена. В этом году у нас на 17 сентября сдано уже 1 млрд 264 млн рублей. Мы перевалили своеобразный рубеж в 1 млрд рублей, сюда входит и налог на добавленную стоимость, который был введен в этом году. С учетом НДС рост платежей в 2016 году порядка 80 млн рублей. Это при том, что ни одна ставка импортной таможенной пошлины не была увеличена за эти два года и объем потребляемых товаров остался прежним. Да, цены, безусловно, выросли, но один рост цен не даст такого увеличения таможенных платежей. Повлияло и усиление таможенного контроля, были проведены оргштатные мероприятия, был создан таможенный пост «Сухум», и, безусловно, в гальском направлении взимаются платежи за экспортируемый орех.

Елена Заводская: Нередко приходится слышать о коррупции среди работников таможни. Что делается для борьбы с коррупцией внутри ведомства?

Ушанги Квициния: Следить за всеми очень тяжело, к сожалению, но мы планируем в ближайшем будущем, если будет поддержка от государства, увеличить количество видеокамер на посту «Псоу».

Елена Заводская: А сегодня они там есть?

Ушанги Квициния: Есть камеры, которые принадлежат пограничной службе. Но мы хотим, чтобы у нас были свои возможности и прямой доступ для усиления контроля. Проводились проверки на постах с выездом руководства таможенного комитета. Подтвердились случаи не мздоимства, а грубого отношения. Сотрудники были дисциплинарно наказаны. У нас работает телефон доверия. Мы стараемся быть более открытыми, чтобы граждане, по отношению к которым наш сотрудник совершил неправомерные действия, обращались к нам, мы могли бы тогда проводить расследование по тому или иному факту.

Елена Заводская: А какую зарплату у вас получают сотрудники?

Ушанги Квициния: Зарплата зависит от выслуги и звания. При поступлении на работу она составляет 7-8 тысяч рублей в месяц, потом вырастает до 15 тысяч рублей.

Елена Заводская: А как ваши сотрудники живут на такую зарплату? Сегодня на 7 тысяч рублей в Абхазии прожить невозможно.

Ушанги Квициния: Кто-то сдает жилье в наем, другие имеют небольшие магазинчики, чтобы поддерживать свою жизнедеятельность… Не знаю. Каждый выживает по-своему. Молодые люди приходят к нам, мы им объясняем, что у нас зарплаты не те, которые хотелось бы иметь, но люди не верят, думают, что здесь манна небесная. А, попав на службу, через 2-3 месяца осознают, что на самом деле оклады не столь уж и большие. Зачастую в коммерческих структурах сегодня в Абхазии платят зарплату гораздо больше…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG