Accessibility links

ПРАГА---Мы возвращаемся к теме выборов в Грузии и ко всем связанным с ними событиям последнего времени в рубрике «Некруглый стол». Сегодня его участники: политологи из Тбилиси Вахтанг Дзабирадзе и Ника Читадзе.

Кети Бочоришвили: В преддверии выборов в Грузии избирателя, можно сказать, закидали проектами: развалили «Свободную зону», в YouTube выбросили кадры, на которых слышны голоса одесского губернатора Михаила Саакашвили и его соратников, обсуждающих сценарий дестабилизации обстановки в Грузии во время и после выборов, наконец, разлучили партию (Пааты) Бурчуладзе и «Гирчи». У меня вопрос к Нике Читадзе: как вы считаете, что все это значит, у этих проектов один автор?

Ника Читадзе: В Грузии, которая вновь находится в переходном периоде, к сожалению, сейчас преобладает черный пиар, особенно во время предвыборной кампании, когда основные политические партии стараются как-то нанести удар по главному конкуренту с предоставлением определенного вида компроматов и т.д. Можно сказать, что, конечно же, это не отражается положительно на развитии демократических институтов в Грузии. Соответственно, мы сейчас видим определенную конфликтную ситуацию, к примеру, в партии «Государство для народа», которая имела нормальный рейтинг, согласно опросам Национального демократического института (NDI), но сейчас коалиция распадается, потому что партия «Гирчи» вышла из коалиции. В результате переговоров между Бурчуладзе и (Георгием) Вашадзе две партии все же остаются в коалиции, хотя, конечно же, тот факт, что произошло объединение, потом разъединение данного блока, который находился на третьем месте по рейтингу, согласно опросам как Международного республиканского института (IRI), так и Национального демократического института, конечно же, является одним из примеров нестабильной политической конъюнктуры в Грузии.

Что касается кадров, то в этом случае, я думаю, должно быть проведено определенное расследование, в котором должны участвовать в первую очередь международные эксперты, которые будут занимать нейтральную позицию. Так что аутентичность данных кадров в этом случае должна быть установлена нейтральными экспертами, и после этого, конечно же, уже грузинское общество сможет сделать соответствующие выводы, в том числе, во время принятия решения 8 октября 2016 года. С другой стороны, я думаю, что «Национальное движение» будет обвинять «Грузинскую мечту», что якобы эти кадры специально были распространены, потому что партия «Грузинская мечта» не может победить в выборах, а, с другой стороны, «Грузинская мечта» будет говорить о том, что «Национальное движение» готовит переворот и т.д. Так что для того, чтобы в этом случае узнать правду, конечно же, грузинское общество и в первую очередь потенциальные избиратели нуждаются в правдивой информации, чтобы потом уже принять решение во время парламентских выборов

Кети Бочоришвили: Спасибо. Не знаю, сознательно или нет, но вы ушли от ответа, поэтому я тот же вопрос задам батони Вахтангу Дзабирадзе: что значат все встряски, о которых я говорила с самого начала, вы не считаете, что у этих проектов есть один автор?

Вахтанг Дзабирадзе: Условно, можно сказать, потому что то, что происходит сейчас, устраивает и «Грузинскую мечту», и «Национальное движение». Сейчас их интересы совпадают – они хотят остальные политические силы, которые принимают участие в выборах, оставить за бортом, т.е. чтобы они не смогли преодолеть пятипроцентный барьер. Поэтому трудно сказать, откуда и кто этим руководит и придумывает. «Национальное движение» говорит, что во всем виновата «Грузинская мечта», и наоборот, т.е. они хотят самим занять всю политическую нишу, а остальным политическим партиям не осталось ничего, поэтому трудно говорить, кто заинтересован в этом – заинтересованы оба.

Кети Бочоришвили: Но в то же время, если это делают власти, а такие предположения звучат чаще всего, то разве не резоннее им было бы самим опубликовать, скажем, эти же материалы и начать расследование? Зачем снова прибегать к соцсетям, зачем наступать на те же грабли и опять получать изрядную долю критики?

Вахтанг Дзабирадзе: Если бы власти сами записали это и все было бы в соответствии с законом, то тогда они вынуждены были бы принимать решительные меры. Устраивает сейчас власти это или нет, – вот в этом вопрос. Они прекрасно понимают: что бы они там ни говорили в этой записи, сейчас в Грузии такая обстановка, что серьезную дестабилизацию, уличные беспорядки вызвать невозможно, поэтому, может быть, они решили, что лучше так. Не знаю. Как обычно, власти сказали, что начали следствие. Ну, посмотрим, какой будет результат. Наверное, такой же, как всегда.

Кети Бочоришвили: Батоно Ника, как вы считаете, насколько возможен такой поворот событий, который, если верить кадрам в YouTube, грозит еще одной революцией в Грузии?

Ника Читадзе: Я думаю, что до этого дело не дойдет. Во всяком случае, абсолютно другая ситуация была в 2003 году, которая вызвала в Грузии революцию («Революция роз»), когда у господина (Эдуарда) Шеварднадзе не осталось фактически никаких сторонников в этом случае и когда намного больше сторонников имел лидер тогдашнего оппозиционного движения – будущий президент Грузии Михаил Саакашвили. Большинство населения тогда выступило против режима Шеварднадзе, и как раз таки поддержка со стороны населения позволила сменить власть в Грузии. Сейчас ситуация отличается от той ситуации, соответственно, о какой-то революционной обстановке речь, думаю, не должна идти в данной ситуации. Я думаю, в этом случае все решат выборы. Не знаю, может быть, моя позиция определенно наивная, но все же мое личное мнение, что исход выборов будет решен 8 октября. Может быть, определенные выступления и будут, в случае если власти попытаются сфальсифицировать выборы, но, с другой стороны, все же, я думаю, дело не дойдет до революции и здесь не повторится сценарий 2003 года.

Кети Бочоришвили: Батоно Вахтанг, на днях несколько человек из молодежного крыла ЕНД – НПО «Свободная зона» – заявили о выходе из его состава, обвинив экс-президента в попытках с их помощью посеять смуту среди населения. Как вы думаете, чем продиктовано их такое решение и может ли это выбить почву из-под ног ЕНД?

Вахтанг Дзабирадзе: Насколько я знаю, там были какие-то заявления, как будто экс-президент хочет, чтобы были беспорядки и поручил это «Свободной зоне», но маловероятно, что кто-то попытается создать дестабилизацию. С другой стороны, можно говорить о том, что у «Национального движения» нет никакой проблемы преодолеть пятипроцентный барьер. Сейчас, как я вижу, главная мысль для «Национального движения» и «Грузинской мечты», чтобы только они смогли преодолеть этот пятипроцентный барьер. Поэтому я не думаю, что такие заявления грозят тому, что «Национальное движение» потеряет своего избирателя. Этого не будет. Если все-таки что-то будет, то это слишком незначительно для того, чтобы они не получили свои голоса и места в парламенте. Поэтому, я думаю, что все это происходит для того, чтобы как будто психологически надавить на население, чтобы оно пошло на выборы и отдало голоса только этим двум политическим партиям.

Кети Бочоришвили: Батоно Ника, если говорить об избирателе, которого, может быть, сейчас еще не лихорадит, но он уже растерян, и если добавить к этому предсказания о том, что за оставшиеся 10 дней еще может быть немало таких шоковых вбросов, что ему остается сегодня – плюнуть (извините за грубое выражение) и просто молча пойти голосовать за «Мечту»?

Ника Читадзе: Нет, конечно же, в этом случае, я думаю, что грузинский избиратель все же набрался определенного опыта, особенно после парламентских выборов 2012 года. Соответственно, я думаю, что «Грузинская мечта» сохранила свой стабильный электорат, и то же самое можно говорить о «Едином национальном движении». С другой стороны, интересно, какую позицию будут занимать те 40%, которые, согласно социологическим опросам NDI и IRI, собираются идти на выборы, хотя пока не решили, за кого они будут голосовать. Соответственно, я думаю, что в этом случае события, которые так радикально меняются ежедневно перед выборами, могут повлиять на расположение избирателя, и у многих избирателей возникнет потребность не голосовать ни в пользу «Грузинской мечты», ни в пользу «Национального движения». Так что я все же надеюсь, что будущий парламент будет более многопартийным, он будет представлен несколькими политическими субъектами, что будет способствовать развитию демократии.

Кети Бочоришвили: Я прямо сейчас тогда у вас спрошу: у кого есть шансы преодолеть барьер?

Ника Читадзе: Я думаю, что данный шанс имеют и «Свободные демократы», и партия «Государство для народа», несмотря на те проблемы, которые существуют в данном политическом блоке, когда партия «Гирчи» покинула его ряды, хотя, с другой стороны, мы знаем, что по рейтингу где-то 8-9%, согласно опросам NDI, «Государство для народа» имеет. Что касается Республиканской партии, многие говорят о том, что у нее нет рейтинга, но, с другой стороны, здесь можно говорить о том, что партия укомплектована интеллектуалами, и я думаю, что надо учитывать данный фактор, а также то, что сам (Бидзина) Иванишвили, критикуя Республиканскую партию, даже не понимает, что тем самым он делает рекламу данной партии. Кроме этого, я думаю, что часть тех людей, которые в 2012 году голосовали за «Грузинскую мечту», хотя у них прозападная политическая ориентация, будут голосовать за Республиканскую партию, а часть будут голосовать за «Свободных демократов». Так что, я думаю, что данные политические партии прозападного направления также смогут преодолеть пятипроцентный барьер. Определенный шанс имеют и пророссийские партии, такие как «Демократическое движение» и «Альянс патриотов Грузии», хотя, конечно же, если они преодолеют пятипроцентный барьер, то не смогут провести соответствующее количество депутатов, которые смогли бы повлиять на принятие решений во время рассмотрения разного вида законопроектов в будущем парламенте Грузии.

Кети Бочоришвили: Батоно Вахтанг, а каким вы видите будущий парламент?

Вахтанг Дзабирадзе: Очень трудно сказать. Было бы отлично, если бы не только две партии были в парламенте, а парламент был бы многопартийным. Было бы хорошо, если хотя бы две-три политические силы смогли преодолеть барьер и вошли в парламент. Честно сказать, учитывая обстоятельства, которые сейчас сложились в Грузии, вероятность того, что будет многопартийный парламент, велика. Я думаю, что так и будет. Я не думаю, что какая-нибудь сила, в первую очередь «Грузинская мечта», получит больше 76 мандатов, чтобы она смогла сформировать правительство. Поэтому я думаю, что будет коалиционное правительство, и это будет шаг вперед в развитии демократии в Грузии. Это было бы отлично.

Кети Бочоришвили: Т.е., если резюмировать все то, что сегодня вами было сказано, за оставшийся предвыборный период ожидать каких-либо встрясок не надо, выборы пройдут мирно, и мы получим многопартийный парламент. Это так?

Вахтанг Дзабирадзе: Было бы отлично, если все так и произошло.

Кети Бочоришвили: Батоно Ника, а что вы скажете?

Ника Читадзе: Я думаю, что, если в Грузии будет многопартийный парламент и он не будет просто представлен двумя субъектами, конечно же, это положительно отразится на будущем Грузии, хотя все, конечно же, зависит от избирателя – какое решение примет его величество народ.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG