Accessibility links

Тома Чагелишвили: «Я не политик и не прокурор»


Грузинский историк, журналист и режиссер-документалист Тома Чагелишвили

Грузинский историк, журналист и режиссер-документалист Тома Чагелишвили

ПРАГА--Завтра, 1 октября, на телеканале «Рустави 2» состоится премьера нового фильма грузинского историка, журналиста и режиссера-документалиста Тома Чагелишвили. Фильм посвящен событиям, связанным с недавним уничтожением древнего золотоносного рудника Сакдриси на территории Юго-Восточной Грузии. Предположительно, он датируется IV-III веками до нашей эры и был объявлен несколькими учеными, в том числе и зарубежными, уникальным, но был уничтожен при полном попустительстве властей как якобы не имеющий никакой историко-культурной ценности. Тома Чагелишвили – историк и журналист. Является автором фильмов документального цикла под названием «Новейшая история Грузии», среди них такие картины, как «Смерть первого президента Звиада Гамсахурдиа», «Тбилисская война 1991-1992 гг.», «Убийство Ильи Чавчавадзе», «Борьба с диссидентским движением 70-х годов» и другие. Мы поговорили с Тома Чагелишвили о завтрашней премьере в рамках рубрики «Гость недели».

Кети Бочоришвили: Тома, завтра на телеканале «Рустави 2» должна состояться премьера вашего фильма о Сакдриси. Это очень больная тема для большой части грузинской общественности, и сказать это я могу с уверенностью, потому что следила за этими событиями. Хочу спросить вас вот о чем: для чего вы сняли этот фильм? Было бы понятно, если бы вы могли повлиять на результат истории с Сакдриси, но рудника уже, к сожалению, нет – его уничтожили, и безвозвратно уничтожили. Поэтому появление этого фильма за неделю до выборов, да еще и на телеканале «Рустави 2», который отождествляется с «Национальным движением», и тот жесткий анонс этого фильма, который прозвучал, сами понимаете, наводит на определенные мысли. Вы, Тома, не можете не понимать, что вас будут обвинять в исполнении предвыборного заказа, который ставит целью дискредитировать основных политических оппонентов. Вы согласны с этим, вы этого ожидаете?

Тома Чагелишвили: Я начал работу над этим фильмом шесть месяцев назад и хотел бы закончить его раньше, чем сейчас, но по некоторым причинам этого не получилось. Я не думаю, что если у нас есть какие-то болезненные темы, мы не должны их освещать перед выборами. Почему мы не должны говорить? Какая разница, если скажут до выборов или после выборов, – это раз. И второе: я думаю, что перед выборами, конечно, будет большее внимание зрителей, но я думаю, что главное, чтобы фильм был объективным, и будет это до выборов или после, это уже для меня второстепенно.

Кети Бочоришвили: Понятно. Но тем не менее я все-таки выскажу свое мнение, что если бы этот фильм прошел после выборов, то, конечно, большая доля обвинений была бы снята с авторов этого фильма. Я бы хотела еще спросить, какова цель этого фильма: это ваша гражданская позиция и вы хотели, чтобы действия людей, которые привели к гибели Сакдриси, были расследованы и эти люди были наказаны? Такова ваша цель?

Тома Чагелишвили: Я вам скажу, что этот фильм, в принципе, – и расследование. Расследование того, был ли Сакдриси действительно историческим памятником. И вторая линия в моем фильме – это история древней Грузии. Эти две линии проходят в фильме. Конечно, моя позиция в фильме не очень видна – я оставил за собой роль наблюдателя. Я постарался, чтобы зритель сам сделал выводы.

Кети Бочоришвили: Тома, кто спонсировал ваш фильм? Те люди, которые давали вам деньги, вмешивались в процесс съемок?

Тома Чагелишвили: Фильм финансировал, конечно, «Рустави 2», потому что это продукт телекомпании, но, конечно, никто не вмешивался в этот процесс.

Кети Бочоришвили: Вы сказали, что шесть месяцев работали над этим фильмом. Кто ваши респонденты, как вы их выбирали, откуда вы добывали информацию, насколько надежны ваши источники?

Тома Чагелишвили: В моем фильме участвуют все стороны – и ученые, и государственные деятели, которые принимали решения, и те ученые, которые считали, что это исторический памятник, и ученые, которые работали над этим памятником многие годы. В моем фильме участвуют также и представители золотодобывающей компании. Я со всеми говорил. Я был очень открыт. Я очень много работаю, и думаю, что у меня нет такой репутации, что я на кого-то работаю. Я всегда так работаю, и мне доверяют.

Кети Бочоришвили: Можно ли считать, что это фильм-разоблачение, что после этого надо ожидать какой-то реакции или, скажем, каких-то движений в сторону того, что люди, на которых там указывают респонденты, должны быть наказаны? Вы ожидаете такой реакции?

Тома Чагелишвили: Я журналист, и у меня есть своя гражданская позиция, но я не знаю, что будет дальше, честно говоря. Посмотрим. Я не политик и не прокурор.

Кети Бочоришвили: Ваш фильм предназначен для внутреннего пользования, его будут показывать только на одном телеканале – «Рустави 2», или вы его, как фильм, будете выставлять на какой-нибудь конкурс или фестиваль?

Тома Чагелишвили: Это, конечно, проект «Рустави 2», и фильм будет показан на «Рустави 2». Мы будем представлять этот фильм на разных фестивалях. Мы этот фильм делали не для предвыборной кампании. Я думаю, что мы создали очень интересный фильм. Когда дело касается, например, культурного наследия и экономического развития, то эти вопросы во всем мире очень часто остро стоят. Вот сейчас есть такая дилемма для Грузии: примерно два года длится этот скандал, и что-то надо решать: экономическое развитие или культурное наследие, – что выбрать? Этот вопрос остро стоит, и поэтому мы думаем, что эта тема будет интересна на многих фестивалях.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG