Accessibility links

Потусторонние выборы


Не исключено, что впервые после 2008 года пропускной пункт во время выборов в Грузии или Южной Осетии не будет закрыт

Не исключено, что впервые после 2008 года пропускной пункт во время выборов в Грузии или Южной Осетии не будет закрыт

В Ленингорском районе только и разговоров, что о предстоящих выборах в парламент Грузии. И немудрено, почти все имеют грузинское гражданство, даже те, кто принял югоосетинское. Активная агитация в районе уже идет почти месяц. Без плакатов и прочей наглядной агитации – люди следят за кампанией по телевизору, но самые важные новости, как всегда, расходятся по сарафанному радио.

Например, о том, что на последней встрече в Эргнети к руководителю югоосетинской делегации Давиду Санакоеву грузинские представители обратились с просьбой не закрывать границу в следующие выходные, чтобы живущие в Южной Осетии граждане Грузии смогли проголосовать на выборах в парламент. Говорят, Давид Санакоев пообещал довести просьбу до руководства. Так что не исключено, что впервые после 2008 года пропускной пункт во время выборов в Грузии или Южной Осетии не будет закрыт.

Еще сарафанное радио распространяет установки о необходимости во что бы то ни стало поехать в Грузию и проголосовать за главного работодателя беженцев из района – Сезара Чочели. Бизнесмен, бывший глава Ахалгорского района, бывший депутат парламента Грузии. 15 августа 2008 года, говорит гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили, когда Сезар Чочели в срочном порядке эвакуировал семью и ценные вещи, он был в чине губернатора Мцхета-Мтианети:

«Вчера я смотрела канал «Рустави 2». Его так хвалили, говорили, что он был последним, кто покинул Ахалгори в 2008 году. Нет, он был первым со своими друзьями-чиновниками, кто покинул наш район. Перед уходом они никого не предупредили, наоборот, они говорили, мол, никуда не надо идти, не надо паники среди населения создавать. Он это говорил мне лично, когда мы остановили его на дороге, и он вынужден был выйти из автомобиля и общаться с людьми. Его тогда охранял спецназ. Позже выяснилось, что спецназ приехал в район не население защищать, а его семью и какие-то ценные вещи, которые они вывозили. Они покинули район ночью 15 августа, а 16-го уже вошли российские войска».

После перехода района под юрисдикцию Цхинвала на местных жителей стали оказывать давление сбежавшие чиновники, говорит Тамара Меаракишвили:

«Сохранились кадры, как открывали поселок беженцев в Церовани Вано Мерабишвили и Сезар Чочели. Они тогда сказали, что тех, кто не переедет в Церовани, не заселится в эти коттеджи, а останется в районе, они приравняют к оккупантам, и против них будут предприниматься такие же меры, как против оккупантов. Это они обращались к нам, которые здесь остались, и на самом деле они продолжили эту политику».

Тамара говорит, что иногда жалуется на давление со стороны югоосетинских властей. Но это давление, признается Тамара, просто детская забава в сравнении с кознями грузинских властей времен Саакашвили. Люди, не желавшие покидать район, объявлялись предателями и становились объектами провокаций. Кому-то подкидывали наркотики, кого-то заставляли признаться в том, что он якобы завербован в Южной Осетии и получил задание совершить теракт на территории Грузии. Были и другие, более масштабные меры воздействия, говорит Тамара, например, когда зимой отключали подачу газа и электричества:

«Сейчас уже мы не слышим жалоб, что кого-то шантажируют, запугивают, вербуют. Но раньше, чтобы купить в Тбилиси дровяную печь или электрическую мясорубку и привести ее домой в Ленингор, нужно было сначала поехать во Мцхета и получить добро от Чочели или от службы безопасности Грузии. Был такой неписаный закон. И крестным отцом этого бардака был Чочели – без него просто так ленингорцев никто не трогал. И все это было наказанием нам за то, что мы здесь остались. Из-за этого они не могли заявить международному сообществу, что в районе проводятся этнические чистки. Не было у нас чисток.

– Как тебе тогда работалось?

– После войны я провела для своих учеников около 60 экскурсий в Грузию. Не помню ни одного случая, чтобы мне не мешали или представители спецслужб, или полиции, или, может сам, Чочели и его люди».

Сейчас, убеждена Тамара Меаракишвили, предвыборная кампания Сезара Чочели во многом строится на экономической зависимости от него тех, кто покинул район в 2008 году и теперь трудится на его предприятиях:

«Мне непонятно, как быстро люди все это забывают?! Хотят еще дать шанс человеку, который в минуту опасности их бросил, как бросают мусор. В Тбилиси не знают этих историй, потому что многие из тех, кто у него сейчас работает за гроши, что-то получают от него, помалкивают и не задают лишних вопросов».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG