Accessibility links

ПРАГА---Предвыборная кампания в Грузии подошла к своему финишу, и финиш оказался бурным: накануне в Тбилиси раздался взрыв, была подорвана машина одного из кандидатов Гиви Таргамадзе. Разобраться в этих самовзрывающихся выборах нам помогут политологи из Тбилиси Валериан Горгиладзе и Гела Васадзе.

Вадим Дубнов: Гела, по-вашему, кому было это выгодно и что на самом деле могло произойти вчера в Тбилиси?

Гела Васадзе: Те, кто видел автомобиль депутата Гиви Таргамадзе, думаю, прекрасно понимают, что сам Таргамадзе выжил чудом – полмашины буквально снесло. К сожалению, пострадали люди. Сам Таргамадзе и его водитель были легко контужены. Кому это было выгодно? Скажу прямо, что это абсолютно невыгодно властям, это невыгодно и оппозиции. Это может быть выгодно определенной группе, но пойдем дальше – я лично вижу в этом почерк спецслужб одного нашего соседнего государства, для которого очень важно, чтобы выборы в Грузии прошли на таком очень тяжелом фоне. Не будем забывать, почему эти выборы очень важны для Грузии. Эти выборы важны потому, что по их итогам фактически будут судить о том, в каком состоянии находится сейчас страна – и с точки зрения евроатлантической интеграции, и с точки зрения интеграции в Европейский союз. Поэтому задача, прежде всего, властей, во-первых, обеспечить абсолютно честные, прозрачные выборы и, во-вторых, пресечь любые провокации, которые вполне возможны. К сожалению, действия властей по нагнетанию страха о том, что готовится какая-то революция и т.д., создали определенный фон для этого взрыва.

Вадим Дубнов: Валериан, вы согласны с версией дестабилизации ситуации и что взрыв был направлен против выборов в целом?

Валериан Горгиладзе: Да, в общем, я склонен согласиться с этим. Я думаю, что, конечно же, в первую очередь это было невыгодно власти, правящей партии, потому что, по всем предварительным оценкам международных организаций, эти выборы характеризуются беспрецедентным спокойствием. Уж кому это точно было невыгодно, так это власти. Что касается оппозиционных партий, то есть одна такая деструктивная политическая партия, за которой водятся такие грешки – подобного рода деструкции, провокации и т.д., – я имею в виду «Национальное движение». Я допускаю, что могла произойти провокация, потому что о нелегитимности выборов, о том, что последняя истина, единственная инстанция – это «Рустави 2», по словам губернатора Одессы, когда он призывал население не верить итогам других экзит-поллов, которые будут проводить другие телевизионные каналы, а верить категорически и императивно только тем данным, которые будут оглашаться с помощью этой телекомпании. Естественно, нельзя исключать и т.н. третьи силы, которые могут воспользоваться ситуацией для дестабилизации внутриполитической обстановки страны, потому что это действительно очень важные выборы для Грузии. Это тест, экзамен, и в этой связи я могу согласиться с оппонентом, но, тем не менее, я никак не могу исключать того, что все это действие могло быть подготовлено в недрах этой организации, какой является «Национальное движение».

Вадим Дубнов: Валериан, объясните мне, какой смысл «Национальному движению» устраивать такие провокации? По логике в таком случае они должны после выборов немедленно приступить к тому самому революционному сценарию, но он-то пока как раз совершенно неочевиден. Есть ли смысл подрывать самих себя, если нет сил на что-то большее?

Валериан Горгиладзе: Буквально неделю назад было сделано заявление от лица губернатора Одессы Михаила Саакашвили. Он практически призывал к легитимации тех итогов, которые будут оглашены Центральной избирательной комиссией. Нагнетается обстановка со стороны «Национального движения» – вчера уже недвусмысленно были обвинены заместитель начальника Министерства безопасности, прямо называли фамилии, говорили, в том числе, руководители «Национального движения» сразу после взрыва о том, что, естественно, этот террористический акт якобы был подготовлен чуть ли не самим Бидзиной Иванишвили. Т.е. о дестабилизации, о каком-то революционном витке этого процесса говорится часто из уст лидеров «Национального движения».

Я должен сказать, что все независимые и более или менее квалифицированные исследовательские организации прочат убедительную победу «Мечте». Все более или менее вменяемые политологи предсказывают то, что пропорции мандатов будут 100 к 25-ти. Никакого смысла дестабилизировать ситуацию у правящей партии нет, а у оппозиционного «Национального движения» мотивов – сколько угодно. Причем повторю, что это революционная партия по своей сути – она провела переворот 2003 года, террористические и партизанские методы борьбы не новы. Для меня не будет большим удивлением, если я вдруг узнаю, что действительно к этому причастна экстремистская фракция «Национальное движение». Надо сказать, что на сегодняшний день «Национальное движение» не представляет собой монолитную организацию.

Вадим Дубнов: Гела, как вам жить с такими репутационными рисками, которые вас ожидают на каждом шагу? Насколько, по-вашему, много народа поверит в то, что вы могли взорвать себя сами?

Гела Васадзе: Начнем с того, что «вы» – это политолог Гела Васадзе. Что касается «Национального движения», – это отдельная тема, о которой мы обязательно поговорим. Но для начала мы с вами послушали очень интересную историю об унтер-офицерской вдове, которая себя высекла, однако она не срастается, потому что сила взрыва была такова, что если это сделали «националы», то Гиви Таргамадзе сам себя подрывал и фактически рисковал собственной жизнью. Тем, кто считает, что это так, я бы рекомендовал в чистом поле просто повторить эксперимент и попытаться сесть в машину с таким количеством взрывчатки. Это первое.

Второе: то, что со второй оппозиционной силой борются не путем сравнения программ, выполненных обещаний, кстати, предвыборных, которые были в 2012 году и т.д., а путем того, что объявляют деструктивной политической силой. Это показатель, конечно, политической незрелости нашего общества. Третий момент – по поводу заявления Михаила Саакашвили. Речь шла о том, что «националы» готовы защищать результаты выборов в случае их фальсификации. Что касается уверенной победы «Мечты», то ее пророчит опрос, который был проведен по заказу телекомпаний «Имеди» и GDS, т.е. личной телекомпании Иванишвили. Все остальные, в том числе и опрос Национального демократического института США (NDI), говорят совсем о другом – по спискам идут фактически ноздря в ноздрю партии, что касается мажоритарных округов, то в большинстве здесь будет второй тур. Тут нужно признать, что у «Мечты» есть свой административный ресурс, но все должно решиться во втором туре. Т.е. если увидим в первый же день оформление победы «Грузинской мечты», то лично у меня, как у политолога, будут большие сомнения в честности этих выборов.

Тот же Национальный демократический институт США будет наблюдать за этим выборами, и для меня их оценка – не какие-нибудь рейтинги и экзит-поллы – будет являться главным критерием и показателем честности этих выборов. Власти должны очень хорошо понимать: 5% фальсификации властям общество простит без проблем, больше фактически грозит действительно протестными акциями – это не будет революцией, скорее всего, потому что я считаю, что революционной ситуации как таковой в стране нет, но протестные акции и репутационные потери власти могут быть таковыми, что это отразится не на властях, а вообще на стране.

Вадим Дубнов: Валериан, по-вашему, велики ли, действительно, риски подобной протестной кампании после выборов?

Валериан Горгиладзе: Я могу согласиться с оппонентом только в одном: никакой революционной ситуации и близко нет в Грузии. Что касается других т.н. аргументов, то я должен сказать, что не обвинял Таргамадзе в самоподрыве, а просто хотел еще раз подчеркнуть то обстоятельство, что «Национальное движение» вполне может жертвовать своими сторонниками – я уж не знаю, в роли ли жертвенного агнца или барана выступал Таргамадзе, но я еще раз скажу, что не удивился бы, если бы кто-то в недрах этого движения смог бы допустить такую мысль. Что касается интерпретации заявлений Саакашвили о том, что якобы в форме превенции экзит-полл будет осуществлять контроль над фальсификацией, я не понимаю, кто тут у нас обладает большей легитимностью – ЦИК, который опубликует итоги выборов, или экзит-полл, который проводит GFK?

Кстати, относительно GFK я напомню: в 2012 году эта компания, также по заказу «Национального движения», проводила экзит-полл во время парламентских выборов. Мы все знаем, что на тех выборах 55% взяла «Грузинская мечта» и только 40% было у «Национального движения», и то в результате всяких подтасовок и фальсификаций. Так вот, в итогах экзит-полла GFK была 20-процентная погрешность (!), и это при том, что экзит-полл никак не допускает стандарты погрешности больше 1%. Все независимые социологи – такие как Яго Качкачишвили, Рамаз Сакварелидзе – говорят о большом преимуществе «Грузинской мечты». Даже многие оппозиционные силы с этим согласны, в принципе, они разделяют эту точку зрения. Единственная политическая партия, которая бесконечно говорит о каких-то мнимых репрессиях, – это «Национальное движение».

Вадим Дубнов: Эта кампания была обречена на такое бурное завершение. Не ожидает ли нас еще какой-то окончательный аккордный всплеск или это все-таки дело политтехнологического свойства?

Валериан Горгиладзе: Знаете, я чего-то такого ожидал интуитивно. Т.е. предвыборная кампания была на редкость спокойной, и это такое жирное черное пятно на всем этом процессе, я думаю, никак не отразится на дне выборов и на итогах. Я думаю, что это, скорее всего, трагическое исключение.

Вадим Дубнов: Гела, вы ожидали такого прорыва внутреннего драматизма этой кампании, который так долго таился внутри?

Гела Васадзе: Подрыва я, конечно, не ожидал. То, что это политтехнология, я был уверен и сейчас абсолютно уверен. Правящая партия почему-то запаниковала, я очень надеюсь, что на этом все закончится. И опять-таки я подчеркиваю: для меня важны даже не экзит-поллы, а конечные отчеты международных организаций, которые будут наблюдать за этими выборами.

Вадим Дубнов: И последний вопрос в надежде на хоть какой-то консенсус между вами в конце беседы: ожидаете ли вы действительно масштабных фальсификаций, которые могут реально повлиять на исход выборов?

Гела Васадзе: Лично я надеюсь, что все-таки их не будет, потому что эти масштабные фальсификации могут повредить «Грузинской мечте» и не только ей, но и стране тоже. Фальсификации могут осуществлять только власти.

Валериан Горгиладзе: Единичные случаи каких-то неправомерных действий, наверное, будут, но массовые фальсификации просто невозможны в этой ситуации, потому что у всех основных 9-10 партий есть свои наблюдатели, есть беспрецедентное число международных наблюдательных организаций, ЦИК очень профессионально администрирует этот процесс. Я исключаю какую-либо подтасовку, которая может иметь хоть какое-то существенное влияние на итоги выборов.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG