Accessibility links

На этой неделе одной из главных тем в Абхазии стал вопрос создания российско-абхазского Информационно-координационного центра МВД двух стран. Проект соглашения поступил в абхазский парламент, но еще до его обсуждения депутатами начались дебаты вокруг данного документа в социальной сети. Высказались и некоторые политические организации. В частности, партия «Амцахара» в целом не поддержала проект с туманной формулировкой о том, что «деятельность ИКЦ должна соответствовать интересам Абхазии и не нарушать права ее граждан». А вот партия «Единая Абхазия», наоборот, проект поддержала, безапелляционно заявив, что данный центр «значительно увеличит возможности наших правоохранительных органов по раскрытию преступлений».

Вообще-то, создание этой совместной структуры прописано в российско-абхазском рамочном договоре. И над ее созданием правоохранители Абхазии и России работают уже больше года. Изначально планировалось, что численность ИКЦ будет составлять 700 человек, позже была озвучена цифра в 400 человек. В варианте проекта, поступившего в парламент, численность сотрудников ИКЦ значительно уменьшилась – до 20-ти: 10 представителей МВД Абхазии, 10 – от МВД России. Цели и задачи определены как совместные действия по сбору и обмену оперативно-значимой информации между правоохранительными органами России и Абхазии, созданию банка данных об организованных преступных сообществах и выработке предложений, которые будут способствовать борьбе с преступностью.

Однако создание этого центра вызвало опасения со стороны общественности. Специалисты заговорили о создании наднациональной структуры, неподконтрольной властям Абхазии. Чтобы отделить политику от переживаний о судьбе страны я побеседовала с Тенгизом Джопуа, лидером партии «Айнар» – единственной политической организации, четко сформулировавшей свои претензии к некоторым пунктам проектов Соглашения и Положения «О совместном информационно-координационном центре органов внутренних дел» и беспартийным юристом Сергеем Смыр, деканом юридического факультета Абхазского государственного университета.

Тенгиз Джопуа считает, что в документе, поступившем в парламент, преднамеренно не проговариваются важные детали. Лидер «Айнара» акцентирует свое внимание на двух вопросах. «В этом соглашении есть статья 11, которая позволяет органам ВД, фактически сторонам – органам внутренних дел России и Абхазии самостоятельно, без вмешательства парламента принимать дополнительные протоколы и расширять функционал этого соглашения. «По взаимному согласию сторон в настоящее соглашение могут вноситься изменения, которые оформляются отдельными протоколами и являются его неотъемлемой частью» – это означает, что в последующем статьи, которые носят декларативный характер, могут быть детализированы и в соглашение могут вноситься изменения уже без ведома парламента. Мы не против самой статьи, но мы настаиваем, чтобы любые изменения, которые будут вноситься в настоящее соглашение, проходили соответствующие процедуры в парламенте».

И второй вопрос, вызывающий принципиальное возражение «Айнара»:

«В самом положении нас смущает вторая статья – «Основные задачи центра»: «Основными задачами центра являются сбор, обобщение, анализ информации в области борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступления». Дело в том, что сама розыскная деятельность – это, по сути, «сбор, обобщение, анализ информации». Мы согласны с перечнем задач, но мероприятия по реализации пункта «в» мы хотели бы несколько ограничить, чтобы у нас в последующем не возникло ситуации, что реализация этого пункта перейдет за грань и мероприятия превратятся в оперативно-розыскную деятельность. Если это сбор и обобщение информации, которую этот центр получает от других правоохранительных органов Республики Абхазия, обобщает и анализирует ее, то мы с этим согласны. Необходимо небольшое дополнение, что реализация указанных задач не должна выходить за определенные рамки и вступать в противоречие с законом Республики Абхазия об оперативно-розыскной деятельности», – сказал Джопуа (полный текст интервью).

Внепартийный юрист Сергей Смыр также признает некоторую аморфность представленного парламенту документа и выражает надежду, что он будет дорабатываться. «Конечно, надо четко оговорить, что деятельность центра подпадает под законодательство Абхазии, так как он находится на территории нашей страны». Между тем, по мнению юриста с большим опытом, большая часть опасений, высказываемых в социальных сетях, не имеет под собой достаточных оснований. В частности, вопрос о том, что в «соглашении есть статья 11, которая позволяет органам ВД России и Абхазии самостоятельно, без парламента принимать дополнительные протоколы и расширять функционал этого соглашения», на его взгляд, надуманный. Протоколы – неотъемлемая часть соглашения. Если соглашение согласовывается с парламентом, то и протоколы не вступят в силу, пока не проголосует парламент. «Вот если здесь прописано, что они не имеют права заниматься коммерческой деятельностью, а завтра они заявят, что хотят заниматься коммерческой деятельностью, то они обязательно должны получить такое право через парламент – внести такое изменение в положение».

Несмотря на несовершенство документа и необходимость его доработки, Сергей Смыр считает, что его надо принимать. «Я считаю, что нашей стране, которая достаточно тяжело становится на ноги, потому что есть субъективные и объективные причины особенно за ее пределами, любая помощь является ценной. Если спросите у меня как у гражданина и если бы провели референдум, я бы, конечно, высказался за такой центр. То есть он будет в пользу прежде всего нашей стороне, чем российской», – сказал юрист.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG