Accessibility links

Чем ИКЦ будет заниматься в Абхазии?


В ходе круглого стола речь шла о тех статьях документа, которые вызывают опасения и полемику в социальных сетях

В ходе круглого стола речь шла о тех статьях документа, которые вызывают опасения и полемику в социальных сетях

В Сухуме прошел круглый стол, на котором юристы обсудили cоглашение между Россией и Абхазией о порядке формирования и деятельности совместного Информационно-координационного центра органов внутренних дел. Встречу организовала и провела Ассоциация работников СМИ Абхазии, речь шла о тех статьях документа, которые вызывают опасения и полемику в социальных сетях.

Проект соглашения об Информационно-координационном центре (ИКЦ) одобрен министерствами внутренних дел России и Абхазии и направлен в парламент, работа над ним будет продолжена депутатами. Но документ вызывает неоднозначную реакцию в обществе, и поэтому возникает потребность в обмене мнениями и артикуляции возникающих опасений.

За круглым столом мнениями обменивались: председатель ЦИК РА Батал Табагуа, юрист парламента Алхас Асландзия, статс-секретарь МВД Эдита Цвинария и бывший генеральный прокурор Алексей Ломиа. Ведущим был журналист Инал Хашиг.

Открывая дискуссию, Инал Хашиг заявил, что из текста соглашения не понял, чем этот центр будет в Абхазии заниматься?

Статс-секретарь МВД РА Эдита Цвинария пояснила: «Основная задача – это сбор, обобщение, анализ, планирование и координирование совместной деятельности против организованной преступности, т.е. наша сторона будет предоставлять ту или иную информацию, которая необходима для раскрытия тех или иных преступлений, они, в свою очередь, будут предоставлять свою, и потом будет идти обобщение и анализ, которые приведут в дальнейшем к планированию. Оперативная деятельность здесь не предусматривается. В соответствии с законом об оперативно-розыскной деятельности есть статья, которая четко указывает органы, которые имеют право на территории Республики Абхазия заниматься оперативно-розыскной деятельностью. В этот перечень ИКЦ никак не входит».

Эдиту Цвинария дополнил бывший генеральный прокурор Алексей Ломия: «Скептикам этого центра надо немножко окунуться в правоохранительную работу, столкнуться с теми проблемами, с которыми сталкивается абхазская правоохранительная система. На сегодняшний день у нас нет мостиков во внешний мир. Интерпол нас не воспринимает, другие государства, кроме России, нас не воспринимают. Единственное государство, у которого мы имеем возможность получить какой-то ответ на сегодняшний день, – это только Россия. Остальные это делают по настроению. Могут ответить, могут не ответить. Я не отношу себя к скептикам, не вижу в этом соглашении каких-то рисков для нашего государства и суверенитета. Все вроде бы спокойно, все прописано, все четко».

Председатель ЦИК Батал Табагуа говорил о том, что не видит необходимости в создании Информационно-координационного центра. Он так аргументировал свою позицию: «Мы и так имеем соглашения с Российской Федерацией, которые мы должны наполнять работой. Я не думаю, что МВД России или Федеральная служба безопасности не помогают Абхазии, если мы обращаемся. Или мы противимся дать информацию? Сегодня мир такой – это борьба с терроризмом, с наркотрафиком и так далее. Что, МВД Абхазии не дает информацию российской стороне в отношении людей, находящихся в розыске? У вас что, нет такого соглашения? Какие совместные действия вы не координируете, если у вас есть конкретная задача, скажите мне? Договора у нас подписаны, нам скрывать от России нечего, да и смысл какой? Там 20 человек – специалистов, ранги у них, думаю, высокие, они должны собирать информацию, передавать ее и так далее? Что, вот этим только они будут заниматься?»

На вопрос ведущего о том, затрагивает ли соглашение об ИКЦ суверенитет Абхазии и противоречит ли оно Конституции, никто из участников обсуждения не ответил утвердительно. Юрист парламента Алхас Асландзия заметил, что «затрагивает в такой же степени, как любой международный договор, это необязательно плохо, а соглашение вытекает из большого договора, подписанного между нашими странами».

В ходе круглого стола внятно сформулировал свои опасения, связанные с соглашением об ИКЦ, Ираклий Тужба, председатель общественной организации «Современная Абхазия». Он не участвовал в обсуждении, но огласил свои вопросы к соглашению: «Характеризуя данный проект, вы сказали, что центр будет заниматься сбором информации. Но сбор информации со стороны силовых структур, таких как МВД, подразумевает оперативное наблюдение, слежку, прослушивание – это все сбор информации. И это подпадает под определение оперативно-розыскной деятельности, поэтому мне кажется, что это немного ошибочное утверждение. Зачем наделять представителей силовых структур иностранного государства и членов их семей дипломатическим иммунитетом? То есть люди занимаются оперативно-розыскной деятельностью и при этом обладают дипломатическим иммунитетом? Я также не увидел в этом соглашении, кому все-таки этот орган будет подчиняться? В моем понимании создается некий наднациональный орган, который не подчиняется президенту Абхазии, не подчиняется парламенту? Кому он подчиняется?»

Эдита Цвинария сообщила, что на осуществление таких действий, как слежка и прослушивание телефонных разговоров, необходима санкция, которую может получить только сотрудник МВД Абхазии, сотрудники ИКЦ заниматься такой деятельностью не могут.

Батал Табагуа видит в ИКЦ посредническую компанию, которая будет принимать и отправлять запросы и ответы на них. Он считает, что необходимо предусмотреть в соглашении вопросы информационной безопасности.

Ираклий Тужба считает, что в соглашении много размытых формулировок, которые требуют большей четкости и детализации.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG