Accessibility links

Союз борьбы со «Свидетелями Иеговы»


Южная Осетия неоригинальна в своем стремлении запретить «Свидетелей Иеговы» или хотя бы выставить перед ними административные препоны

Южная Осетия неоригинальна в своем стремлении запретить «Свидетелей Иеговы» или хотя бы выставить перед ними административные препоны

Помощник президента республики Южная Осетия по делам религии Соня Хубаева объявила охоту на представителей нетрадиционных религиозных организаций. По ее словам, деятельность «Свидетелей Иеговы» в Южной Осетии незаконна, а потому силовики вправе пресекать собрания верующих. Хубаева предлагает штрафовать людей, которые сдают дома «Свидетелям Иеговы», а распространяемую ими религиозную литературу признать экстремистской.

Южная Осетия неоригинальна в своем стремлении запретить «Свидетелей Иеговы» или хотя бы выставить перед ними административные препоны.

Руководитель исследовательского центра по проблемам ксенофобии «Сова» Александр Верховский говорит, что в России преследования «свидетелей» начались еще в 2009 году. При этом причины гонений совершенно непонятны, есть лишь версии.

К примеру, есть версия, будто руководство РПЦ науськивает силовиков против «Свидетелей Иеговы» за то, что они сектанты, или потому, что они конкуренты. Но это слабая версия, считает эксперт: кампания против «свидетелей» тянется восемь лет, не останавливаясь. Это масштабное российское мероприятие, Александр Верховский не верит, что у Московской патриархии есть такое влияние – это слишком даже для нее.

Трудно также предположить, чтобы спецслужбы воспринимали «свидетелей», которые по сути своей пацифисты, как какую-то реальную угрозу национальной безопасности.

Можно было бы сказать, что они слишком быстро растут и их решено притормозить, но и эта версия, полагает Александр Верховский, несостоятельна, потому что организация уже давно не разрастается такими быстрыми темпами, как это было сразу после ее появления в России. Говорит Александр Верховский:

«Все объяснения какие-то половинчатые. Но главное в том, что это не местная инициатива. С самого начала большой кампании в 2009 году это делают центральные ведомства. Кто принял решение – непонятно. Но вот то, что Генеральная прокуратура и ФСБ в паре с 2009 года действуют в таком странном направлении, – это факт.

– Как это все отражается на членах религиозного общества?

– Плохо. Если организация запрещается, то продолжение религиозной деятельности для ее членов оказывается предметом уголовного дела. Пока такое дело было только одно – в Таганроге, где местная организация была запрещена одной из первых, но в принципе это вполне может тиражироваться. Верующие-то никуда не делись. И в любой момент им можно предъявить обвинение за продолжение деятельности запрещенной организации. А это более ста тысяч человек по стране.

Думаю, не за горами запрет и центральной организации, им уже вынесли предупреждение. Кроме того, сейчас в Выборге идет процесс о запрете Библии в их переводе».

Ну а коль уж какая-то кампания развернута в России, то, понятное дело, нельзя Южной Осетии остаться в стороне. Не по-союзнически...

Видимо, из кампанейских соображений свой посильный вклад в борьбу без очевидных причин решило внести и республиканское руководство. На югоосетинских интернет-ресурсах появляется тревожный комментарий помощника президента по делам религии Сони Хубаевой.

«Деятельность религиозных сект в республике незаконна. Все силовые структуры вправе пресекать собрания религиозных сект», – говорит Соня Хубаева.

По единодушному мнению моих цхинвальских друзей, такое выступление в прессе просто не может быть собственной инициативой Хубаевой. Любой имеющий представление о том, как все устроено в доме правительства, вам скажет: такие вещи без прямого указания сверху не делаются.

И в этом смысле, наверное, неслучайно, что комментарий помощника президента вышел вслед за решением суда Еврейской автономной области, по которому организация «Свидетели Иеговы» признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории России.

Югоосетинский общественник Алан Парастаев говорит, что среди его знакомых есть и иеговисты. Многое, говорит Алан, в этой религиозной организации ему не по душе, но он против притеснения людей по религиозному принципу, против запретительных мер. Кроме того, что это неправильно, это еще и неэффективно, говорит Алан Парастаев:

«Как и многие другие конфессии христианского толка, они готовы к притеснениям. В условиях притеснений они становятся крепче, активнее, чем в условиях потакания. Единственный способ сделать их менее популярными – это сделать православие более привлекательным, а не изображать борьбу с сектами.

– Но ведь почему-то интересно людям находиться в этой организации?

– В чем сила «свидетелей» в Южной Осетии? Они берут под свое крыло людей, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. В том числе и людей, больных алкоголизмом, наркоманией и другими недугами. Чего, к сожалению, не может сделать наша православная церковь. Вот когда она займет свое место в этом секторе, тогда и проблема сама собой разрешится.

Будут и иеговисты, но уже не такие популярные, и не надо будет с ними бороться такими непопулярными и крайне неэффективными методами, которые, помимо всего прочего, вносят разлад в наше общество».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG