Accessibility links

Ахра Бжания: «Когда выгораживают кого-то – это тоже коррупция»


Депута абхазского парламента Ахра Бжания

Депута абхазского парламента Ахра Бжания

После серии страшных ДТП, в которых за неделю погибло семь человек, в администрации президента Абхазии был подготовлен проект поправок в закон, который предполагает ужесточение наказания за нарушения правил дорожного движения. О том, даст ли эффект закручивание гаек, мы беседуем с депутатом парламента Ахрой Бжания.

Елена Заводская: Администрация президента подготовила проект о внесении поправок в законодательные акты в сфере безопасности дорожного движения. Насколько я знаю, закон уже поступил в парламент. Что вы можете о нем сказать?

Ахра Бжания: Ситуация, конечно, нехорошая. У нас 66-70 человек, которые в год погибают в ДТП. Наверное, надо принимать какие-то меры ужесточения. Просто так смотреть на то, как люди нарушают правила и гибнут, нельзя. Вплоть до того, что за повторное нарушение или вождение автомобиля, когда против вас уже приняты какие-то административные меры, скажем, вы лишены права вождения на год, а вы еще и пьяный сели за руль, – уже до трех лет статья уголовная. Да, надо ужесточать. Я не знаю, насколько это будет эффективно работать. Одной рукой это нужно делать, но я хочу и о другом тоже сказать. Я посмотрел статистику, есть тенденция в мире, не только у нас такое происходит, что люди на огромных скоростях разъезжают и гибнут. Огромный процент среди них – это люди в возрасте до 25 лет. Может быть, имеет смысл в нашем законодательстве, нашей милиции, инспекторам на это обратить внимание и на этом акцент сделать? Как повлиять на сознание людей?

Должны быть бесконечные программы по промывке мозгов, должна быть социальная реклама, надо обучать в школах, потому что они в 16 лет выходят из школы и садятся за руль крутой машины, которая с места может за пять секунд до 100 км в час разогнаться. Если мы не будем фактор воздействия на сознание очень активно применять на всех уровнях, начиная со школы и кончая телевидением, какими-то общественными акциями, я боюсь, что мы одними милицейскими мерами эффекта не достигнем. Это первый момент. Второй заключается в том, что основной фактор риска – это алкогольное опьянение, наиболее часто встречающееся нарушение.

Е.З.: Насколько я понимаю, эти поправки ужесточают наказание именно в тех случаях, когда человек нарушает правила в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Но, если человек наркоман или склонен водить в пьяном виде, даст ли ужесточение наказания что-нибудь? Ведь у нас масса законов, которые не исполняются? Эффект будет?

А.Б.: Так как алкогольное или наркотическое опьянение является в 70-80% причиной всех ДТП, очень важно сделать на этом акцент, как сделано в этих поправках. Но еще более важно, чтобы наказание было неотвратимым. Вы мне можете сказать, что вы меня на 30 лет в тюрьму посадите, но, если я буду знать, что я каким-то образом смогу этого избежать, причем гарантированно избежать, если я сын какого-то высокопоставленного чиновника или бизнесмена или какой-то заметной персоны, тогда, извините меня, никакие поправки работать не будут. Только в одном случае это будет работать: если все будут знать, что за такое можно и на 15 суток сесть, можно лишиться прав на год, а в каких-то тяжелых ситуациях при повторении нарушения можно вообще и на три года загреметь. И тогда, я уверяю вас, здесь нет таких Рокки Бальбоа, которые будут что-то такое делать, все прекрасно поймут и будут слушаться.

Е.З.: Тогда у меня вопрос: как нам добиться того, чтобы ответственность за преступление или нарушение правил распространялась на всех в нашей ситуации, когда большое значение имеют родственные или дружеские связи, и мы понимаем, что очень легко все вопросы решаются через них?

А.Б.: Это уже вопрос профессиональной и политической воли и нашего МВД, государственных органов, нам это вообще надо искоренять. Кого-то выгораживая, мы этим людям могилу роем, потому что ты сегодня его спас, и он не лишился прав, а завтра он попадет в ДТП, и еще с ним пять человек будут сидеть в машине, и все погибнут. Вот что мы этим делаем. Мы никому не помогаем, никакого блата быть не должно.

Е.З.: Что может сделать парламент для того, чтобы прекратилась эта практика?

А.Б.: Парламент не вездесущ, мы не можем выйти на улицы, мы не можем зайти в каждую семью, но, наверное, мы можем на уровне нормативной базы ужесточить и принять меры, адекватные правонарушениям. Наверное, мы можем как-то повлиять на наших избирателей. Здесь и вы можете помочь. На радио, с экранов телевизоров, делайте материалы, интервью, спрашивайте, интересуйтесь. Я считаю, что первые лица государства тоже должны обращаться и к семьям, и к родителям, и к молодежи.

Е.З.: Я понимаю, что все нужно делать: и ужесточать, и пропаганда нужна, но все-таки ключевой вопрос – это именно неотвратимость наказания. И я сегодня не понимаю, как нам обеспечить именно это? Через что мы могли бы это сделать?

А.Б.: Только через те органы государства, которые у нас есть. Это, конечно, МВД в первую очередь, потому что они исполняют законы, контролируют ситуацию на дорогах. Это суды, прокуратура, вот там нигде не должно быть коррупции. Когда выгораживают кого-то, – это тоже коррупция. Но одним этим мы тоже не можем обойтись. Мы не можем законодательно или ужесточением мер залезть человеку в голову. Но все-таки никто не отменял значение убеждения, образования…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG