Accessibility links

Автобусная остановка по-советски


Что может быть прозаичнее сегодняшней автобусной остановки, которая имеет чисто функциональное значение?

Что может быть прозаичнее сегодняшней автобусной остановки, которая имеет чисто функциональное значение?

Автобусные остановки советского периода как деталь культуры целой эпохи. Что осталось от них сегодня в Грузии? Как они выглядели тогда и почему зачастую строились в стиле мозаичных панно? Лекцию на эту тему вчера в сакребуло прочитала тбилисский архитектор Нанука Заалишвили.

Что может быть прозаичнее сегодняшней автобусной остановки, которая имеет чисто функциональное значение? И если бы не смартфоны в руках ожидающих транспорта, которые помогают им скоротать время, то место это было бы еще скучнее. Словом, ничем не примечательные однотипные железные конструкции, ценность которых возрастает лишь по мере ухудшения погодных условий...

Но в разных уголках страны, порой совсем неожиданных, вдруг можно увидеть совсем другие остановки – огромные мозаичные панно. Составленные из кусочков керамики образы статных всадников, крестьян, собирающих виноград, рабочих со сталелитейных заводов или просто орнамент, напоминающий старинную грузинскую каменную вязь, – все это еще можно встретить в Грузии, если поездить по проселочным дорогам. Одни из них уже почти уничтожены временем, другие сохранили приличный первозданный вид.

Все это есть и на снимках архитектора Нануки Заалишвили, которая начала фотоохоту на остановки советского периода полтора года назад. Идея принадлежит не ей – она позаимствовала ее у Кристофера Хервига, который собрал в своей книге то, что увидел и зафиксировал в постсоветских странах. На страницах его книги можно увидеть, например, остановку в Зугдиди – мозаичное панно в форме полумесяца или необычную конструкцию с зигзагообразным перекрытием, которая сохранилась в Пицунде. Нанука тоже стала ездить по Грузии и фотографировать остановки, сохранившиеся с советских времен.

«Многие из них в плохом состоянии, почти разрушены, и восстановить их будет сложно, но есть и такие, которые хорошо сохранились и нуждаются в небольшой реставрации. На некоторых мозаичных панно сохранилась четко выраженная советская стилистика – тракторы, колхозницы. На других – грузинская тематика: всадники, например, или пловцы в Кобулети и т.д. Если не знать, что они были созданы в советский период, то можно и не догадаться, что они передают тематику того времени», – говорит Нанука Заалишвили.

Моду на мозаичные панно в Советском Союзе ввел живописец и скульптор Зураб Церетели, говорит художник Гия Бугадзе. После поездки в Мексику, тогда дружественную для Союза страну, Церетели сам начал работать в этой технике, рассказывает Бугадзе:

«В тот период, когда он побывал в Мексике, он увидел грандиозные панно Сикейроса (Хосе Давид Альфаро Сикейрос – мексиканский художник, политический активист, участник коммунистического движения). Церетели даже познакомился с ним лично. Первое мозаичное панно, которое он сделал потом в Тбилиси, создано под влиянием Сикейроса. Это здание Дома профсоюзов на Важа Пшавела, у «Делиси». Потом в городе его прозвали в шутку «Сном Серожа». Если вы присмотритесь, это достаточно хорошее панно. Позже Церетели повторил его, по-моему, оно сохранилось по сей день на Агмашенебели. Там тогда был Музей дружбы народов».

Заказы на мозаичные панно в те годы приходили, как и все остальное, «сверху», вспоминает Бугадзе. Существовали определенные стандарты, которые действовали по всему Союзу, но при этом региональные особенности все же учитывались. Все делалось в максимально сжатые сроки по конвейерной системе. Бугадзе говорит, что как-то и он пробовал работать в этой технике, правда, эксперимент не особо удался. Хотя размер полученного гонорара тогда – 20 рублей, он помнит до сих пор.

«Я был знаком с Жорой Бочоришвили, который занимался такими объектами. Сейчас его уже нет в живых. Мне как-то пришлось с ним работать. Мне тогда было 19-20 лет. Две недели проработал, собирал для него мозаику. Но я не справился, потому что не мог собирать мозаику быстро, и он меня выгнал», – вспоминает Бугадзе.

Идея активного социального искусства появилась в Германии, в художественном объединении BAUHAUS, говорит Бугадзе. Это была идея всепроникающего искусства, которое должно было найти себе место повсюду, даже на вокзалах и остановках. В этом смысле Советский Союз не был пионером, хотя и использовал такой подход активно. Бугадзе считает, что его можно было бы применить и сейчас в случае с теми же остановками, например.

Вместо стандартных железных конструкций создавать нечто оригинальное, созвучное определенным локациям. Это могут быть даже разные арт-объекты разных художников, которые будут периодически занимать место на статичном пьедестале, как в Лондоне, говорит Бугадзе. И тогда, может быть, кому-то и захочется оторвать взгляд от экрана смартфона и оглядеться по сторонам...

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG