Accessibility links

Отгонные страдания, или Чиновник по правилам


После перехода Ленингорского района под юрисдикцию Цхинвала отгонное животноводство столкнулось с новыми сложностями

После перехода Ленингорского района под юрисдикцию Цхинвала отгонное животноводство столкнулось с новыми сложностями

В советское время местный скот на зимовку перегоняли в Кизлярский район Дагестана. После развала СССР, вполне понятно, эта история закончилась и маршруты пастухов изменились.

С конца апреля до конца октября скот пасли на летних пастбищах Ленингорского района, а на зимовье его перегоняли в Квемо-Картли и Кахетию. После перехода района под юрисдикцию Цхинвала отгонное животноводство столкнулось с новыми сложностями.

Пастухи по обе стороны от границы настаивали, просили, требовали сохранения отгонного животноводства. В свою очередь, югоосетинские власти не видели причин, по которым они должны это разрешать. Аргументация была следующая: почти семь месяцев в году скот пасется на наших пастбищах, а потом его перегоняют в Грузию, где часть скота реализуется, а вырученные деньги складываются или тратятся там же, в Грузии. Южной Осетии от этого животноводства не остается ничего, кроме навоза на пастбищах. В общем, выясняли отношения где-то до 2014 года, пока не пришли к соглашению. Весной пастухи оформляют специальную заявку на использование летних пастбищ, в которой указывают количество голов. Заявки передают в районную администрацию, оттуда их на одобрение отвозят в Цхинвал.

По словам главы ахалгорского муниципалитета Нугзара Тиникашвили, владелец стада должен заплатить за каждую перегоняемую через границу голову – 5 лари за барана и 13,5 лари за бычка. Получается вроде как аренда пастбищ. При этом, подчеркнул чиновник, когда житель Ленингорского района или, как он выразился, оккупированных территорий перегоняет свой скот в Кахетию, с него никаких пошлин не взимают.

По словам Нугзара Тиникашвили, после войны численность кочующих отар заметно сократилась. Если раньше на летние пастбища перегоняли до 30 тысяч овец и 5000 голов крупного рогатого скота (КРС), то теперь – до 8000 овец и около 800 КРС.

Кто-то из фермеров, бежавших в Церовани, вынужден был избавиться от скота, кто-то просто не хочет гнать его в Южную Осетию. Но в общем-то ситуация утряслась, и два года люди прожили без хлопот вплоть до 1 ноября, когда у животноводов вдруг возникли проблемы с пересечением границы, правда, уже в обратном направлении – из Южной Осетии в Грузию.

В районе поползли слухи о каких-то новых правилах, якобы теперь нужно получить разрешение не только на въезд, но и на выезд. Как мне объяснил знакомый чиновник, попросивший не называть его имени, никаких новых правил не вводится.

Просто решили соблюдать старые. За эти два года к оформлению разрешений и к статистике относились спустя рукава, главное, чтобы более или менее точно было отражено количество голов.

Пастухи, которые обычно объединяются в небольшие коллективы, чтобы не мучить себя бумажной работой, оформляли весь скот на кого-то одного из своей компании.

Например, пятеро владельцев, у каждого из которых по 100 овец, оформляют заявку на одного владельца 500 овец.

А вот покидают республику эти пятеро чабанов уже не вместе, а кому когда вздумается: кто-то отделился со своим стадом и пошел домой раньше, кто-то позже. Раньше на это смотрели сквозь пальцы, теперь решили навести порядок – владельцев сличают, головы пересчитывают.

А это значит, что все пятеро чабанов должны собраться вместе у границы, чтобы тот из них, кого они указали в качестве владельца, предъявил на границе проверяющим из районной администрации все стадо, поодиночке никого не выпустят. Отсюда и возникли проблемы у пастухов, которым приходилось стоять у границы, дожидаясь своих компаньонов, говорит гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили:

«Отъезд на зимние пастбища идет уже две недели. Чабаны стоят там по два дня, две ночи там ночуют на поле у границы. Людям холодно, скотине голодно. Это трудно и людям, и животным. О таких вещах нужно заранее предупреждать. Где-нибудь в середине октября наши районные чиновники могли бы пошевелиться и заранее предупредить или пастухов, или хотя бы глав поселков, что так будет на границе. Они же за это зарплату получают».

В этой истории непонятно, почему решили так неукоснительно соблюдать правила, установленные еще два года назад, именно с 1 ноября? Что случилось? Может, какой-то нерадивый получил нагоняй от начальства или вновь назначенный демонстрирует служебное рвение?

Все-таки трудно предугадывать такие вещи заранее, поэтому и предупредить о них невозможно. Просто надо аккуратно соблюдать правила и быть готовыми, что в любой момент чиновники могут приступить к выполнению своих служебных обязанностей без предупреждений и объяснения причин.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG