Accessibility links

Спасти Вардзию


Вардзия – это памятник особого типа, и как культовое сооружение должен отойти на второй план

Вардзия – это памятник особого типа, и как культовое сооружение должен отойти на второй план

В ночь с 31 октября на 1 ноября в храме Успения Богородицы в Вардзии произошел пожар. Уникальные фрески, датируемые XII веком, полностью покрылись копотью. Сейчас на месте работает группа реставраторов, а в обществе активно обсуждают вопрос использования церковью памятников культуры.

Фотографии фрески с изображением царицы Тамар «до» и «после» сейчас даже сравнить сложно. На первой – царица Тамар в богатом синем одеянии с красно-белыми орнаментами. Рядом с ней – Георгий III, ее отец. Справа от них – Богородица с младенцем на руках, над ними – ангел, за спиной которого сияют звезды. Так выглядела фреска еще буквально неделю назад. А на фотографиях, сделанных после пожара, – лишь трудноразличимые силуэты, покрытые слоем копоти.

«Я не люблю преувеличений в оценках, но это памятник мирового значения. Как Сикстинская капелла Микеланджело», – говорит руководитель отделения реставрации Академии художеств Грузии Нана Купрашвили. Она находится сейчас с группой реставраторов в Вардзии, где они пытаются очистить фрески от копоти – буквально по сантиметру вручную снимают слой черной пыли кисточками. Однако химический состав копоти не позволяет убрать его со стен полностью, говорит Купрашвили.

По ее словам, первый этап работ должен быть осуществлен очень оперативно, пока не похолодало. Это имеет принципиальное значение для «спасательных работ»:

«Сейчас погода хорошая. Если вдруг похолодает, изменится режим влажности, и копоть может очень быстро въесться в стены. Поэтому первый этап (реабилитации) нужно завершить очень быстро. Но это не значит, что на этом работы закончатся, это первый этап: нужно очистить поверхность, насколько это возможно. Когда пациент идет к врачу, тот, если это хороший врач, разумеется, делает все для того, чтобы спасти его. Начинает с того, что вселяет надежду на спасение. Так и мы сейчас надеемся, что достаточно большой части фресок вернется первозданное состояние».

Пожар, по информации Национального агентства охраны культурного наследия Грузии, начался из-за свечи, оставленной в храме без присмотра. Загорелся стол, на котором лежали парафиновые свечи, предназначенные для литургии, говорит глава агентства Николоз Антидзе. Этот стол со свечами полыхал около часа, прежде чем о пожаре стало известно монахам, и за это время стены с фресками успели полностью почернеть. МВД возбудило дело по статье 188, которая предусматривает уничтожение предмета по неосторожности.

По словам Антидзе, после пожара он встретился с представителями Патриархии и вместе они пришли к выводу, что на территории Вардзии необходимо ужесточить правила безопасности: внутри храма можно будет зажигать только восковые свечи, которые не коптят так, как парафиновые, а для посетителей подсвечники будут установлены снаружи.

Несколько месяцев назад был создан совет, в который входят представители Патриархии и Национального агентства охраны культурного наследия. Правда, говорит Антидзе, пока ни одной встречи проведено не было. После случившегося в Вардзии совет, видимо, все же приступит к обсуждению различных вопросов относительно ухода за культурными памятниками, находящимися в собственности Патриархии.

Кондиционеры, обогреватели, металлопластмассовые окна, появляющиеся на древних грузинских храмах, уже не раз становились причиной возмущения общественности. Антидзе говорит, что бывали случаи, когда самовольно вмонтированные в древние стены «блага цивилизации» агентство заставляло демонтировать. Однако, по его же словам, никто конкретно за эти действия наказания не понес:

«Пока мы ограничивались лишь принудительным исправлением работ – были сняты трубы, например, демонтированы обогреватели и прочее. Но это капля в море».

Секретарь Патриархии протоиерей Микаэл Ботковели говорит о готовности сотрудничества с агентством в деле защиты культурных памятников. В то же время, по его словам, священнослужители – живые люди, которым нужны какие-то элементарные условия, для того чтобы находиться в храмах:

«Храм существует для молитвы. Там должны проводиться службы. Мы должны договориться с обществом относительно того, что такие памятники созданы для богослужения, а не только как музейные экспонаты. Поэтому мы должны суметь и молиться там, и, разумеется, максимально защитить памятник от повреждений».

Церковь уже очень долго живет по своему собственному режиму, предложенному ей когда-то государством, говорит культуролог-искусствовед Цира Элисашвили. В своих решениях она (церковь) абсолютно независима и неприкосновенна сегодня, даже когда речь идет о незаконных действиях в отношении памятников культурного наследия.

«Вардзия – не первый и не последний пример, к сожалению. Но, исходя из масштаба повреждения и значимости фресок, можно сказать, что до сих пор такой потери у нас не было. Вардзия – это памятник особого типа, и как культовое сооружение должен отойти на второй план. На первом плане должно быть то, что он – памятник (культурного наследия)».

Закон о культурном наследии страны несовершенен, говорит Цира Элисашвили. Впрочем, и он позволяет призвать к ответу священнослужителей, по своему усмотрению меняющих облик многовековых памятников. Однако на это, по словам Элисашвили, судя по всему, нет соответствующей воли со стороны властей, которые и сами в определенных случаях, как это было с Сакдриси, способствуют разрушению исторических памятников.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG