Accessibility links

ФСБ России в четверг заявила о задержании новой "группы диверсантов" в Крыму. По данным ведомства, ее члены были кадровыми украинскими разведчиками и готовили взрывы на объектах военной и гражданской инфраструктуры Крыма. Двое из задержанных были хорошо известны на Украине еще до аннексии полуострова – это эксперты крымской некоммерческой организации "Номос", занимавшейся изучением геополитических проблем Черноморского региона. Родные и друзья очередных "крымских диверсантов" не верят, что те могли работать на украинскую разведку и тем более готовить теракты. Эксперты говорят об очередной постановке российских спецслужб и связывают ее с результатами президентских выборов в США.

Это уже второе громкое дело об украинских диверсантах в Крыму за год – в августе ФСБ сообщала о задержании группы из 9 человек, якобы пытавшихся прорваться в Крым для совершения терактов из материковой части Украины. Правда, официально сообщалось об аресте лишь двух членов группы – граждан Украины Евгения Панова и Андрея Захтея, якобы выполнявшего функции водителя. Тогда, по официальным данным, при задержании диверсантов погибли сотрудник ФСБ и российский военнослужащий. Правда, никаких документальных подтверждений этой информации опубликовано не было – как не нашлось и свидетелей артиллерийского обстрела, которым якобы сопровождался "прорыв" диверсантов в Крым.

Один из задержанных в августе "крымских диверсантов" Евгений Панов

Один из задержанных в августе "крымских диверсантов" Евгений Панов

Нынешнее задержание произошло 9 ноября, однако известно о нем стало только на следующий день. Названы фамилии трех задержанных: Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудко. Все они, по данным ФСБ, – жители Севастополя. 10 ноября городской суд арестовал всех троих на 2 месяца. В сообщении на сайте ФСБ говорится, что они "планировали совершение диверсионных акций на объектах военной инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова", а при задержании у Штыбликова, Бессарабова и Дудко "были изъяты взрывные устройства большой мощности, оружие и боеприпасы, средства специальной связи и другие вещественные доказательства их преступной деятельности, в том числе карты-схемы объектов предполагаемых диверсий".

Видео задержания, опубликованное в четверг вечером ФСБ России. Некоторые пользователи интернета уже расценили его как постановочное - на кадрах демонстрируется пресловутая "визитка Яроша", а на заднем фоне виднеется объявление "работа для евреев":

46-летний Дмитрий Штыбликов, пожалуй, самый известный из задержанных. Его хорошо знали в Крыму и в Киеве как эксперта некоммерческой организации "Номос". "Номос" был учрежден в 2003 году и занимался мониторингом российско-украинского соглашения о Черноморском флоте в Крыму, организацией круглых столов для обсуждения военно-политических вопросов, эксперты "Номоса" часто выступали в роли комментаторов в украинских и российских СМИ, в том числе на Радио Свобода.

Дмитрий Штыбликов

Дмитрий Штыбликов

Алексей Бессарабов также был экспертом "Номоса", участвовал в международных конференциях и семинарах для политиков, журналистов и экспертов. О третьем задержанном пока неизвестно практически ничего, кроме его имени и фамилии – Владимир Михайлович Дудко.

После аннексии Крыма Россией центр "Номос" был расформирован, однако Штыбликов и Бессарабов остались в Крыму. Радио Свобода поговорило с людьми, которые их знали. Все опрошенные утверждают, что сотрудники "Номоса" не могли иметь никакого отношения к украинской разведке или спецслужбам – хотя на закате советской эпохи Дмитрий Штыбликов действительно учился на разведчика в Киевском высшем общевойсковом командном училище имени Фрунзе.

Министерство обороны Украины и Главное управление разведки в четверг также отвергли какую-либо связь с задержанными. По словам спикера Минобороны Украины Андрея Лысенко, этим задержанием ФСБ "пытается показать свою эффективность, вводя в заблуждение российское руководство". На сайте Главного управления разведки опубликовано сообщение, в котором задержание диверсантов в Крыму названо "очередным фейком российских спецслужб".

Источник агентства "Интерфакс" допустил в анонимном интервью, что задержанные могли быть не кадровыми разведчиками, а информаторами. По его словам, они проникли на полуостров около двух недель назад. Знакомые Штыбликова и Бессарабова говорят, что они постоянно жили в Севастополе, лишь изредка и ненадолго покидая Крым. Брат Дмитрия Штыбликова Алексей в интервью агентству ТАСС также опроверг причастность к украинской разведке или спецслужбам.

"Он не был идиотом"

Киевлянин Александр Носов знал Дмитрия Штыбликова с первых лет службы в киевском Высшем общевойсковом командном училище имени Фрунзе. По его словам, они с Дмитрием выпустились из училища в 1992 году, за несколько недель до того, как оно было расформировано. Училище, в отличие от других украинских военных учебных заведений, напрямую подчинялось Главному разведывательному управлению Генштаба ВС СССР. По словам Носова, большинство выпускников училища уезжали служить в Россию.

В 1990 году украинцы выстроились "живой цепью" в поддержку независимости страны – от Львова до Киева. По словам Носова, из Москвы в киевские военные училища пришла команда помешать акции. На этот приказ не откликнулся ни один военный вуз, кроме училища Фрунзе, курсанты которого, в том числе Штыбликов, были выведены на боевых машинах на улицы Киева.

– Наша задача была перекрыть и разогнать людей на проспекте Победы в Киеве. Мы с Димой были в районе метро "Большевик", мы вышли из БТРа – а тут куча людей и все очень мирные. Ко мне подошла какая-то женщина и на языке моей мамы спросила: "Синку, ты украинец?" Я сказал: "Да". Она: "И я украинка. Вы будете стрелять?" Я отошел и сказал своим товарищам: "Давайте не допустим провокации – пусть идут". Так мы и стояли с двух сторон колонны, а она шла... Теперь я представляю, как бушевало руководство в Москве. И таких, как я, было много. После этого меня и Диму называли "диссидентами", потому что мы говорили другим курсантам: "Посмотрите, это не зэки и не бандиты, это красивые и умные люди. Вы будете в них стрелять?" – рассказывает Александр Носов.

Несмотря на мирный исход акции, училище имени Фрунзе после этого случая стало первым кандидатом на расформирование в новой, постсоветской Украине. Так и произошло: после расформирования оно "на бумаге" было переведено в Одессу и стало Одесским институтом сухопутных войск. Однако на практике, говорит Носов, в Одессу переехали менее 5% преподавателей, причем среди них не было ни одного преподавателя-разведчика. Большая часть преподавателей предпочла после расформирования училища уехать в Россию.

– Как давно вы знакомы с Дмитрием Штыбликовым?

– Мы знакомы с ним с июля 1988 года. Тогда мы с ним первый раз встретились и подружились, мы были с ним – он ноябрьский, я декабрьский, 1970 года рождения, мы примерно одной комплекции, у нас были примерно одни интересы, мы учились в военном училище, на разведфакультете. С тех пор и до весны 2014 года мы поддерживали очень близкие отношения. После 2014 года у нас отношений не было.

– То есть он был разведчиком по профессиональному военному образованию.

– Я вам говорю как профессионал, который уволился зимой 2011 года. Киевское Высшее общевойсковое командное училище давало специальность "Тактическая разведка". Это уровень до командира батальона, это те, кто бегает с автоматом, ходит в тыл врага и так далее. То есть это не те разведчики, которые занимаются стратегией, политической разведкой или какой-нибудь военно-технической. Это совсем не то. Это уровень войск – на уровне до заместителя командира батальона, взвода или роты.

– Вы можете себе представить, чтобы Дмитрий имел, как утверждает ФСБ, какой-то арсенал взрывчатых веществ, планировал теракты?

– Однозначно нет! И объясняю почему. Дмитрий был очень умным человеком. Вот поверьте! Он отличался и на курсе, это был человек однозначно с аналитическим складом ума, однозначно. То есть его не интересовало то, что лежит на поверхности. И Дмитрий никогда бы не пошел на то, чтобы держать у себя какой-то арсенал. Никогда!

10 ноября, сотрудники ФСБ заводят в Ленинский районный суд Севастополя задержанных "крымских диверсантов" Дмитрия Штыбликова и Алексея Бессарабова

10 ноября, сотрудники ФСБ заводят в Ленинский районный суд Севастополя задержанных "крымских диверсантов" Дмитрия Штыбликова и Алексея Бессарабова

– Вы знаете, чем занимался Дмитрий Штыбликов после аннексии Крыма и закрытия центра "Номос"?

– Мы с ним не поддерживали отношения, я даже его не поздравлял с днем рождения, даже в "Фейсбуке". Я, честно говоря, считал его предателем Украины. Хотя мы с ним очень дружили. Я не говорил это никогда, никому, но у меня было такое чувство. Потому что были другие, которые стремились или уехать, или высказывали какое-то стремление уехать, а он... Да, он благодарил меня, я ему сказал: "Давай, Дима, если что, приезжай, рабочее место найдем, квартиру найдем, как-то будем жить. Киев ты хорошо знаешь, здесь и юность твоя прошла..." – и так далее. Но он как-то отреагировал, сказал: "Да нет, ну, куда я без Крыма? Здесь и мама, и все родственники похоронены, и дочка в университете учится". Наверное, уже закончила, не помню, на каком курсе она тогда училась. Поэтому как-то я тогда этот его ответ принял немножко непатриотично, если так можно сказать.

– Вам говорят что-то имена остальных людей, которых ФСБ называет диверсантами, – Алексей Бессарабов и Владимир Дудко?

– Нет. Ни о чем не говорят. Дмитрий Штыбликов печатал меня в "Номосе" – тема всегда была "миротворческие войска Украины", потому что я имел в ней большой опыт. О разведке там речи не велось вообще. Если бы он работал на Украину, он бы прекрасно понимал, что он будет одним из первых, на кого положит глаз контрразведка Москвы... Ну не был он таким идиотом!

"Он мог ожидать к себе повышенное внимание российских спецслужб"

С Александром Носовым согласен и знавший Дмитрия Штыбликова главный редактор радио "Крым.Реалии" Владимир Притула. По его словам, можно предположить, что Штыбликов вел некую борьбу против России на идеологическом фронте, однако крайне маловероятно, что он мог готовить диверсии и теракты:

– Мы были знакомы с Дмитрием, он очень часто комментировал ситуацию по Черноморскому флоту. В аналитическом центре "Номос" он вел тему Черноморского флота, тему военной безопасности в Черноморском регионе. В период с 2012-го по конец 2013 года он часто комментировал для Украинской службы Радио Свобода ситуацию в Севастополе вокруг Черноморского флота Российской Федерации, был достаточно активным аналитиком.

– Мог ли "Номос" как-то быть связан с украинской разведкой?

– Это была неправительственная организация, которая активно сотрудничала и с украинскими правительственными структурами, в том числе и с военными – со штабом Военно-морского флота Украины, Военно-морских сил Украины, с Министерством обороны Украины, с общественными организациями – западными, европейскими, американскими. Они получали гранты, издавали журнал "Черноморская безопасность" на украинском, на русском и на английском языках в Севастополе. До аннексии Крыма это была достаточно известная аналитическая структура. Они очень активно проводили различные конференции, семинары в Севастополе и в других регионах Крымского полуострова при поддержке различных немецких, американских неправительственных фондов.

– Можете ли вы себе представить, что Дмитрий Штыбликов, аналитик, журналист, планировал какие-то диверсии, закладку каких-то бомб на электростанциях, – как об этом говорит ФСБ?

– Очень трудно себе это представить. Учитывая то, что все знали, кто такой Штыбликов, чем он занимается, какие тексты он пишет, какие вопросы он освещает, и при этом готовить какие-то диверсии... Я думаю, что в крайнем случае он мог какие-то идеологические вещи делать, но готовиться что-то взрывать – это невозможно себе представить! Понятно, что он мог ожидать к себе повышенное внимание российских спецслужб, оставшись в Севастополе. Он сам крымчанин, он родился в Евпатории, все его родственники в Крыму, он всю жизнь провел в Крыму, за исключением небольших периодов, когда он учился и служил на материковой Украине.

"Это продолжение практики НКВД 30-х годов"

Михаил Гончар – живущий в Киеве бывший эксперт "Номоса" по вопросам экономики и энергетической безопасности. Он лично знал двух из трех задержанных "крымских диверсантов" и отвергает любую возможность того, что Дмитрий Штыбликов и Алексей Бессарабов работали на украинскую разведку, а тем более лично планировали теракты в Крыму.

– Знаете ли вы кого-то из людей, которых ФСБ называет диверсантами?

Да, конечно, Алексея и Дмитрия, мы работали в центре "Номос", хотя и в разных офисах, они в Севастополе, я в Киеве.

– Что вы подумали, когда услышали новости о том, что Дмитрия и Алексея подозревают в подготовке и организации диверсий в Крыму?

Подумал, что это чушь и бред! Сначала подумал, что это утка, потому что в здравый смысл это не вписывается абсолютно. Наверное, это продолжение своеобразного концептуального подхода со стороны ФСБ в стиле 30-х годов, практики НКВД, когда шпионы, изменники, враги народа назначаются, а потом их дела фабрикуются. Центр "Номос" занимался вопросами геополитического изучения Черноморского региона, содействия Евроатлантическому сотрудничеству, и они, наверное, решили, что это "гнездо натовской агентуры". Все это выглядит как полный бред! Это продолжение линии "диверсанта Панова" в шлепанцах и его якобы группы, которую задержали летом этого года тоже по сфабрикованному обвинению. Я полагаю, что это во многом нацелено на внутрироссийскую аудиторию, крымскую аудиторию – вот, мол, хунта не дремлет, враг не дремлет, тут целые сети развернули. И на международную аудиторию тоже – чтобы продемонстрировать, что Украина занимается подрывной деятельностью. По-другому, по крайней мере сейчас, мне сложно объяснить.

Михаил Гончар

Михаил Гончар

– Продолжал ли центр "Номос" свою деятельность в Крыму после аннексии полуострова Россией?

– Нет. В 2014 году, как раз после так называемого референдума, было принято решение о закрытии центра "Номос". Это было принципиальное решение, связанное с тем, что перерегистрироваться по российскому законодательству мы не можем, а продолжать деятельность как субъект Украины возможности тоже не было. Тем паче, что один из самых масштабных проектов центра был посвящен мониторингу проектов добычи углеводородов на шельфе Черного моря, он автоматически свернулся в связи с тем, что оккупация Крыма сделала невозможным для западных компаний продолжение работ в рамках соглашений с Украиной о разделе продукции, которые готовились к подписанию. Центр был абсолютно публичной, открытой структурой, они издавали ежеквартальный журнал "Черноморская безопасность", проводили конференции в Севастополе и в Киеве, куда приглашали представителей и Черноморского флота, и разных организаций. Подход был абсолютно плюралистический, участие принимали и пророссийские организации. Это была просто экспертная площадка.

– У вас есть представление, чем Дмитрий и Алексей занимались после того, как центр "Номос" был закрыт?

Они местные, их родственники все в Крыму. Мы не были настолько близки, у нас были рабочие отношения в рамках Центра и по изданию журнала, они в Севастополе, а мы в Киеве. Естественно, что они работали где-то, надо же на что-то жить, но я не могу сказать где, у нас контакты прервались.

– С одной стороны, версия о том, что они непосредственно планировали закладывать куда-то какую-то взрывчатку, вызывает удивление. С другой стороны, Дмитрий Штыбликов, например, окончил разведывательное училище в Киеве, после аннексии Крыма он потерял работу, в этом контексте версия ФСБ выглядит не такой уж фантастической.

Она выглядит фантастической. Если взять любого мужчину в возрасте в районе 40 лет, то окажется, как правило, что он служил, учился в военном училище еще в советские или позднесоветские времена. Особенно если это был какой-нибудь специальный факультет, это как раз это вписывается в концепцию эфэсбэшного подхода – что можно "назначать" его диверсантом и агентом. Я думаю, что это из того ряда. Все мы служили, но это совсем не означает, что два или несколько лет службы определяют всю последующую жизнь.

Дмитрий Штыбликов, фото из "ВКонтакте"

Дмитрий Штыбликов, фото из "ВКонтакте"

"Продолжается пропагандистская война"

Если летняя провокация российских спецслужб с "крымскими диверсантами" была призвана сорвать переговоры "нормандской четверки" в Китае, то нынешняя связана со стремлением России показать в негативном свете Украину победившему на президентских выборах в США Дональду Трампу – уверен украинский военный эксперт Олег Жданов.

Сейчас новоизбранный президент США начинает получать в полном объеме справку о состоянии дел как внутри страны, так и относительно ситуации в мире. И там будет значиться, что "в Крыму схвачены украинские террористы". Сюжеты об этом круглосуточно транслируются на весь мир российскими телеканалами Russia Tоday и Life. Продолжается пропагандистская война для того, чтобы создать впечатление у Дональда Трампа о том, что Украина – страна-террорист. Один натовский генерал недавно сказал, что Трамп даже не представляет, кто воюет с ИГИЛ. И если сейчас в сводках будет написано, что "в Крыму поймали украинских террористов", это будет создавать Украине негативный имидж. Потом, когда к Трампу придет, например, известный своей поддержкой Украины республиканец Джон Маккейн (8 ноября он в очередной раз победил на выборах сенатора от штата Аризона. – РС) с законопроектом о предоставлении нам военной помощи, то новый американский лидер может ему сказать: "Это же террористы, зачем им помогать". Пропагандистская машина России реагирует очень и очень быстро. Первый раз сценарий с "крымскими диверсантами" был исключительно импровизированным, в результате из-за него потерял свою должность тогдашний глава администрации президента РФ (Сергей Иванов. – РС). В последней же истории с "крымскими диверсантами" они все доработали, причесали, подправили, и все у них прекрасно получилось. Есть некие два диверсанта, какое-то взрывное устройство. Они якобы тихо работали под прикрытием и готовили теракты.

Трамп может сказать: "Это же террористы, зачем им помогать"

– Многие украинские эксперты считают, что до 20 января, когда Дональд Трамп официально вступит в должность президента США, у России будут развязаны руки, и она для дискредитации Украины будет обострять конфликт в Донбассе. Вы согласны с этим?

Российская Федерация постарается максимально надавить на нас. Россия может давить только военным путем, поскольку политического диалога практически нет. Соответственно, это возможно только через огневые контакты, которые сейчас возрастают. Сейчас будет готовиться очередная встреча в "нормандском формате", которая должна состояться в конце года с обсуждением "дорожной карты", и Москве нужно на нее выходить с какими-то новыми достижениями. Эти достижения можно получить только путем давления на Украину и принуждения нас, как государства, к принятию тех политических решений, которые будут выгодны российской стороне. Очередная история с "крымскими террористами" и применение нашим противником в Донбассе систем залпового огня "Град", тяжелой артиллерии по всей линии фронта – составляющие этого сценария Кремля. Поэтому конфронтация будет нарастать. Может быть, не такими темпами, как в зимнюю-весеннюю кампании 2105-го или летнюю кампанию 2014 года, но тем не менее, усиление будет и потери мы будем нести.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG