Accessibility links

ПРАГА---Как победа Дональда Трампа скажется на регионе Южного Кавказа в целом, покажет время. Вероятно, для Грузии ничего кардинально с приходом Трампа не изменится. Для Еревана провал на выборах кандидата от демократической партии Хиллари Клинтон стал большим разочарованием, а Баку отреагировал мягче. Мы говорим о том, что принесет Трамп Армении и Азербайджану, с армянским политологом Рубеном Меграбяном и азербайджанским экспертом Зардуштом Ализаде.

Катерина Прокофьева: (Хиллари) Клинтон была вовлечена и в процесс карабахского урегулирования в свою бытность госсекретарем, а что нам ждать от (Дональда) Трампа теперь?

Рубен Меграбян: Во всяком случае, в ближайшее время, в краткосрочной перспективе, пока будет действовать сила инерции. На данный момент во многом интересы Армении в политике урегулирования карабахского конфликта и интересы Соединенных Штатов во многом совпадают. Я не думаю, что мы в общем и целом получим какую-то политику, слишком отличающуюся от уже проводимой.

Катерина Прокофьева: Ну, а что касается признания геноцида?

Рубен Меграбян: Это, насколько я помню, первые президентские выборы, когда ни избранный президент, ни оппонирующий ему кандидат вообще не упомянули тему признания геноцида армян. Я думаю, так честнее. Все-таки это хорошо в том плане, что вопрос признания геноцида уже выходит из режима политизированного вопроса во внутренней политике Соединенных Штатов. На данный момент, как я думаю, более приоритетным в политическом отношении является вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта, вопрос безопасности Армении и вопрос отношений Соединенных Штатов Америки с Республикой Армения. Это вопросы экзистенциальной важности для Республики Армения, и в этом отношении устраивать споры – был ли это геноцид или нет, я думаю, для армян это просто вопрос, как бы стоящий уже ниже человеческого достоинства. Все-таки есть факты, которые еще никто не отрицал, в том числе и те, кто голосовал против принятия резолюции по признанию геноцида. Поэтому я в этом вижу очень позитивный момент.

Катерина Прокофьева: Некоторые в Ереване говорят о том, что политика Трампа в отношении Ирана может негативно повлиять на Армению. Как вы считаете?

Рубен Меграбян: Нужно понимать, что снятие санкций с Ирана открывает большие возможности для Армении и региона Южного Кавказа. Если политика в отношении Ирана со стороны Вашингтона будет ужесточена, конечно, это создаст определенные проблемы для налаживания двусторонних отношений Армении с Ираном, а также для перспективы Армении стать транзитом для выхода иранских углеводородов на европейские рынки, и этим непременно воспользуется Россия. Поэтому я считаю, что какой будет в целом внешняя политика Трампа и по региону, и вообще, на данный момент все-таки вопросов больше, чем ответов.

* * *

О том, как смотрят на дальнейшие отношения с Америкой в Азербайджане, нам рассказал азербайджанский эксперт Зардушт Ализаде.

Катерина Прокофьева: Азербайджан для Трампа – страна знакомая и довольно неплохо: у него строительные проекты в Баку, и он осуществлял инвестиции в Азербайджан. Чего нам ждать?

Зардушт Ализаде: Азербайджано-американские отношения определенные, ясные, сформировавшиеся. Азербайджану не надо ожидать ничего нового в отношениях с Америкой после избрания Трампа. Америка от Азербайджана получила то, что хотела: углеводородное сырье, маршруты транспортировки, площадку для работы против Ирана. С этой точки зрения значение Азербайджана немного понизилось после урегулирования отношений Запада с Ираном - не трогать Армению в Карабахском вопросе. Т.е. конфликт является очень удобным инструментом и для России, и для Франции, и для Америки для того, чтобы влиять на регион и бороться между собой потихоньку за влияние. С этой точки зрения азербайджанские власти идеально соответствуют ожиданиям Америки: не трогают Карабах, не решают проблему, заморозили ее и ведут ту игру, которую можно назвать «поддавки». Т.е. имитируют борьбу за Карабах, а на самом деле ничего не делают, и карабахский конфликт остается как инструмент влияния на регион. Вот и все. А больше от такой страны, как Азербайджан, – небольшой по масштабам, малозначительной с точки зрения ресурсов, экономики и не очень-то интересной и важной с точки зрения геополитики – нечего ждать, и не ждут по большом счету ничего от нас.

Катерина Прокофьева: А что по поводу его заявлений о мусульманах? Например, в Дубаи уже звучали призывы пересмотреть финансовые отношения с Трампом, и в Турции довольно резко отреагировали…

Зардушт Ализаде: Во-первых, какие мы мусульмане? Почему все говорят, что русская нация – это православная нация? Мы такие же мусульмане, как русские – православные. Т.е. мы по культурному коду как бы мусульмане, но мы больше атеисты, чем мусульмане, мы больше светские, чем религиозные. По большому счету религиозные вопросы, исламские вопросы нас очень мало касаются.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG