Accessibility links

Мне сегодня придется отступить от обычной нашей практики освещения резонансных судебных дел в Абхазии – в форме репортажа об очередном заседании суда, состоявшемся в тот же день. Дело в следующем. С одной стороны, процесс в Верховном суде Абхазии по делу об убийстве россиянки Косовой ведется сейчас очень интенсивно, заседания часто проходили через день, и если освещать каждое из них, то это было бы для «Эха Кавказа» перебором в ущерб другим темам. С другой стороны, и нас, сухумских корреспондентов «ЭК», не так много, чтобы успевать освещать другие важные события и актуальные темы и одновременно сидеть на всех подряд заседаниях. Какое из них окажется достаточно содержательным и достойным общественного внимания, предугадать можно далеко не всегда. Но так получилось, что я за последние две недели умудрился побывать на трех заседаниях суда, а потому могу остановиться сейчас на самом важном и запомнившимся из увиденного и услышанного на них.

Впрочем, говорить о первом, состоявшемся в прошлый вторник 15 ноября, почти нечего. До этого, 8 ноября, я рассказывал на «Эхе Кавказа» о том, что в тот день суд удовлетворил ходатайство адвокатов подсудимых Адлейба и Ес-оглы Артура Айба и Саида Квициния о вызове в суд и допросе бывшего сокамерника подсудимого Джопуа – осужденного Язынджана. Осужденного на пожизненное заключение Сурена Язынджана должны были 15 ноября доставить под конвоем в зал суда, но председательствующий на суде Тимур Тарба огласил письмо от руководства места его заключения, в котором сообщалось, что осужденный отказался покидать камеру. Не явились в суд и не успели представить письменной информации и представители сотовых компаний, о разъяснении которыми ряда вопросов ходатайствовали ранее стороны как защиты, так и обвинения.

На заседании суда в понедельник 20 ноября представитель оператора сотовой связи «А-мобайл» ответил на все вопросы, которые интересовали участников судебного следствия, в частности, объяснил, с какой точностью может быть установлено местонахождение абонента, разговаривающего в той или иной географической точке Абхазии. Оператор сотовой связи «Аквафон» прислал подробное письмо с ответами на вопросы, которое после знакомства с ним участников процесса было приобщено к материалам дела.

А затем на заседании приступили к допросу подсудимого Астамура Адлейба. Только на вопросы своего адвоката Артура Айба он отвечал более сорока минут. Приведу лишь несколько выдержек из его ответов:

«Знакомство мое с Екатериной Косовой произошло в 2011 или 2012 году с помощью соцсетей. Ну, в общем, познакомились мы в «Одноклассниках». Подружились, как-то общение завязалось. Ее интерес к Абхазии был проявлен. Потом сообщила о своем желании приехать. Впоследствии продолжали общаться после того, как она приехала в Сухум. Сдружились еще ближе, так получилось… Я ей помог устроиться в гостинице «Амра», помню. Она говорила, что не раз сюда приезжала уже… Я виделся с ней периодически, когда у меня была такая возможность. В один солнечный день я находился на берегу, у родственника Сатбея Габуния. Он имел там летнюю такую палаточку – один находился здесь, семья его в Питере. В общем, продавал напитки. И просто волею случая я находился там. Случайно шла мимо Екатерина. Когда позвал ее по имени, я там узнал, что, оказывается, они знакомы. Ну, ничего предосудительного, знакомы и знакомы. Я ее тоже знаю, говорит дядя. В прошлый раз приезжала к нам, семьями общаемся. То есть они не чужие люди оказались друг другу, знакомые… И в тот же вечер или в другой день, точно не помню, произошло одно неприятное событие. Я даже не помню, кто мне об этом сообщил. Я услышал, что у нее с Сатбеем произошел конфликт такой довольно неприятный в той же гостинице «Амра». Реакция моя была, естественно, негативной. Но в общих интересах, и ее, и его, наверное: он семейный, уже взрослый, она – замужем, во избежание… если можно, надо было прийти к консенсусу. Я просил, к ней подходил: если можешь, прости. В том плане… Хоть не прощай, но ради меня, ради того, что нас объединяет, не давай этому делу такую серьезную огласку. Потому что она сообщила в милицию. Забери заявление… Она пошла навстречу».

По версии обвинения, которая время от времени озвучивалась в ходе судебного следствия, Екатерине Косовой было обещано выплатить триста тысяч рублей компенсации за попытку изнасилования, избиение и покрытие расходов на лечение и, в частности, пластическую операцию в Москве. Но этих денег Сатбеем выплачено так и не было, хотя пытался добиться их выплаты и муж Екатерины.

Тем не менее зимой она вновь приехала в Сухум – заниматься написанием прозаической книги. Они с Астамуром, рассказал он, вновь начали встречаться, но, когда Екатерина встретилась на улице с Сатбеем Габуния, между ними вспыхнула ссора. Астамур Адлейба, по его словам, отправился в ту же гостиницу улаживать это дело. Но на сей раз все кончилось тем, что уже он избил Косову. На сей раз было возбуждено уголовное дело. Оно рассматривалось Сухумским городским судом, и по его приговору Астамур был наказан штрафом. И, поскольку дело получило широкую огласку, ему пришлось оставить место депутата сухумского Городского собрания.

Удивительно, но после этого их общение и близкие отношения с Екатериной возобновились. В день же ее убийства на квартире, которую она снимала на Маяке, 28 апреля 2013 года, он, заявил в суде Адлейба, к ней вообще не приходил.

Представитель гособвинения Даур Амичба после удовлетворения его ходатайства зачитал выдержки из показаний Адлейба на предварительном следствии, которые, по его мнению, содержат существенные расхождения с показаниями того в суде.

Потерпевший – отец убитой Владимир Чикин – задал подсудимому много вопросов. Среди них прозвучали такие:

«А вот по протоколу медицинскому, по карте, Катя была доставлена в 16.30. Тогда объясните: что значит «поздно ночью» и «в 16.30» после избиения?

– В 16.30?

– Ну, естественно.

– Сейчас я не знаю. Идите сами выясняйте. Я знаю, что было ночью.

– Да я уже все выяснил. Я хочу сопоставить. Вы тут сказали, что ваша реакцию была негативной. Это она в чем заключалась? На поступок дяди, Габуния… Ну, негативная реакция – это можно фигу показать в кармане, можно плюнуть в досаде, можно…

– Я вам сказал, что после этого я от него отклонился и до сих пор, между прочим, не поддерживаю, никаких контактов.

– Это похвально. Но реакция ваша негативная в чем? Так ей и надо?

– Хорошо, я вам скажу. Этот человек намного старше меня. Он фактически… ну, не ваш ровесник, но… Но старше моих братьев. Они с ним говорили. Я сейчас куда-то… Я сказал свое мнение: ты передо мной…»

Чикин продолжил задавать свои вопросы и на следующем заседании, вчера, 23 ноября. Затем суд приступил к допросу подсудимого Тенгиза Ес-оглы, но тот отказался давать показания. Были зачитаны его показания на предварительном следствии. Прозвучал ряд ходатайств Владимира Чикина, но почти все они были отклонены.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG