Accessibility links

Шах и мат, юзеры!


Если пользователь Cети решит написать что-то плохое о президенте с поддельного аккаунта, его наказание ужесточится еще больше: штраф до 1500 манатов и лишение свободы до трех лет

Если пользователь Cети решит написать что-то плохое о президенте с поддельного аккаунта, его наказание ужесточится еще больше: штраф до 1500 манатов и лишение свободы до трех лет

ПРАГА---В Азербайджане попытка унизить честь и достоинство президента станет уголовно наказуемой. Предложения по этому поводу направил в Милли Меджлис Азербайджана генпрокурор Закир Гаралов. Согласно проекту, за эти действия предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 500 до 1000 манатов. Кроме этого, виновному могут назначить исправительные работы до двух лет или лишение свободы сроком на два года. Но и это показалось генпрокурору мало: если пользователь Cети решит написать что-то плохое о президенте с поддельного аккаунта, его наказание ужесточится еще больше: штраф до 1500 манатов и лишение свободы до трех лет.

И на этом в Азербайджане не остановились. Депутат Гудрат Гасангулиев заявил, что подобные положения также должны быть приняты в связи со статусом первой леди страны, поскольку оскорбительные выражения и унижение чести и достоинства в отношении супруги президента должны приравниваться к оскорблению самого президента. Также депутат предложил отнести эту меру и к экс-президентам. Тут нельзя не вспомнить Гияса Ибрагимова, которому дали 10 лет тюрьмы за надпись на памятнике Гейдару Алиеву. Де-юре ему инкриминировали хранение наркотиков, даже не хулиганство или вандализм. И вот сейчас решили бить не в бровь, а в глаз.

Мы поговорили об этом с директором азербайджанского информационного агентства «Туран» Мехманом Алиевым.

Катерина Прокофьева: Мехман, по-вашему, почему вдруг сейчас господин генпрокурор озаботился этим? Насколько я понимаю, подобный закон в стране уже был, и есть статья в Уголовном кодексе, которая охраняет честь и достоинство конкретно президента, т.е. сейчас эта мера направлена на интернет, в частности, на соцсети. Почему это вдруг стало актуальным?

Мехман Алиев: В принципе, дело не в том, что даже на соцсети, а просто они ужесточили ответственность в плане размера штрафов. Второе – это т.н. фейковые аккаунты. Но в целом, если посмотреть на ситуацию, что вдруг они опять вспомнили, дело в том, что периодически в последние пять лет более интенсивно вводятся различного рода поправки, ужесточающие свободу действий журналистов и пользователей Сети – активистов, блогеров и т.д., – и эта тенденция все время присутствует. Я думаю, что это не имеет практически никакого серьезного эффекта, власти, в принципе, используют эти статьи не столько для привлечения к ответственности по этим статьям, потому что у нас арестовывают и привлекают к ответственности за хулиганство, наркотики и т.д., – они играют роль какого-то механизма усиления самоцензуры у участников Сети. В какой-то степени это носит больше характер запугивания, потому что, повторю, что по этим статьям обычно не привлекаются к ответственности.

В данном случае, они опять об этом вспоминают для того, чтобы в какой-то степени обуздать вольнодумие в интернете. Это указывает на то, что проблема существует. До сих пор использованные и примененные поправки особых результатов не дали, поэтому они опять хотят как бы напомнить, что есть эта проблема и есть ответственность, тем самым как бы усилить самоцензуру у участников Сети, журналистов и т.д. Я думаю, что озабоченность эта исходит из того, что активность все-таки есть. Я могу привести хотя бы даже недавний пример двух молодых ребят, которых арестовали за граффити. Эти ребята на суде заявили, что делали это осознанно, они не каются, несмотря на то, что получают за это большие сроки. Если молодые люди делают это уже в открытую – не где-то, под какими-то фейковыми именами, скрыто, – то это показывает, какое напряжение сегодня существует в обществе, особенно среди молодежи, и какова сегодня ситуация в Азербайджане в отношении общества к власти. Т.е. я даже привел пример открытого сопротивления, открытого неприятия – я уже не говорю о том, что происходит в этих сетях и т.д.

Катерина Прокофьева: Высоки ли шансы, что этот закон будет утвержден?

Мехман Алиев: Наши власти, к сожалению, все еще думают критериями прошлого. Даже Ильхам Алиев, встречаясь с представителями информационных агентств, когда он входит в полемику с вице-президентом Associated Press, все время говорит о свободе печати, постоянно повторяя: «Свобода печати в Азербайджане… Свобода печати в Азербайджане…» Какая свобода печати в Азербайджане, если, простите, печати не осталось? Большей частью все в интернете, а печать-то уничтожили. О какой печати может идти речь? Они даже еще используют эти старые термины о свободе печати. Вот вы задали вопрос, почему… Ситуация показывает, что справиться с вольнодумием среди журналистов особенно в интернете практически невозможно, т.е. это расползается, процесс идет, и остановить его невозможно. В связи с этим появляются все новые и новые различного рода технические возможности для того, чтобы обезопасить тех, кто участвуют в Сети. В последнее время WhatsApp, например, начал применять кодированные разговоры, тексты, видео и т.д. Все это делается для того, чтобы защитить свободу мысли в интернете.

Или интернет вообще надо закрывать в Азербайджане, или надо соглашаться с тем, что это имеет место быть, т.е. борьба с вольнодумием таким образом бессмысленна. Завтра будут появляться все новые и новые различного рода технические возможности, с которыми властям будет очень сложно бороться – находить их, привлекать к ответственности, наказывать и т.д. Тем более что сегодня очень много людей работает из-за рубежа, у нас есть и средства массовой информации, которые работают за рубежом, – «Мейдан ТВ», «Азербайджанский час» и т.д. Появляются различного рода частные, самостоятельные инициативы, и в этом смысле бороться с этим просто бессмысленно. Я думаю, что власть находится в растерянности, она не знает, как с этим бороться. В свое время они полностью взяли под контроль печатные СМИ и думали, что таким образом будут все контролировать, потом они кинулись на интернет, стали скупать всех, кого можно было, и создавать т.н. независимые средства массовой информации, которые они контролируют.

Они думали, что таким образом заставят всех читать то, что они хотят, все будут получать как бы новости из тех источников, которые они хотят, – вот настолько примитивно они подходили к этому вопросу. Они поняли, что на данном этапе у людей есть достаточно возможностей выбирать то, что они хотят в Сети, смотреть и читать, что хотят и т.д.; и много будет таких людей, которые будут предоставлять такого рода информацию, которая сегодня востребована в обществе. Я хочу сказать, что политика, которая была направлена на подавление, ужесточение, провалилась, и эти новые указы, новые инициативы генпрокурора свидетельствуют именно о том, что они растеряны и не знают, что делать. Это очередная попытка напугать, и больше я здесь ничего не вижу.

Катерина Прокофьева: Но это получилось – у меня в соцсетях почти никто из моих азербайджанских друзей не прокомментировал эту новость, только единицы. Как вообще общество отнеслось к этому? Оппозиция несколько флешмобов провела, и все затихло?

Мехман Алиев: Дело в том, что у общества в целом до сих пор, сколько бы ни принимали подобного рода поправок, сопротивления какого-то особенно открытого не было. Были различного рода заявления, комментарии со стороны независимых представителей СМИ или журналистских, правозащитных организаций, но в целом как бы открытого сопротивления нет. Я бы не сказал, что на сегодняшний день практически 99% средств массовой информации находится под контролем властей, очень много различного рода организаций, которые работают в сфере журналистики и т.д., – это тоже поголовно присутствует. Сегодня сложилась такая ситуация, когда люди не в открытую выражают свой протест – выходят, где-то что-то говорят. Вопрос не в этом, а в том, что они продолжают в той же Сети делать свою работу – распространять информацию, обсуждать, говорить и т.д. Т.е. я хочу сказать, что, по крайней мере, в этом смысле проблема для властей существует, она остается. Если бы не было проблем, то они бы никогда этот вопрос не поднимали.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG