Accessibility links

Фидель Кастро и Абхазия


В Абхазии Фиделя Кастро всегда воспринимали как «нашего человека в Гаване»: с тех самых пор, когда в мае 1963 года он провел в ней несколько дней в ходе месячной поездки по Союзу

В Абхазии Фиделя Кастро всегда воспринимали как «нашего человека в Гаване»: с тех самых пор, когда в мае 1963 года он провел в ней несколько дней в ходе месячной поездки по Союзу

Сегодня в Абхазии выходной день, прибавленный к предыдущим двум в связи с тем, что День Конституции Республики Абхазия 26 ноября пришелся нынче на субботу.

И в эту минувшую субботу мир облетела весть о смерти на 91-м году жизни «команданте кубинской революции» Фиделя Алехандро Кастро Рус, которая наступила в полседьмого утра по московскому времени. 4 декабря его тело кремируют, то есть прощаться с покойным лидером кубинцы будут девять дней – даже дольше, чем обычно практикуется в восточной Абхазии.

А в августе отмечался 90-летний юбилей Фиделя Кастро, перешагнувшего этот официальный рубеж долгожительства. Помню, мне вспомнилось в те дни, как в фантастическом произведении одного английского писателя, вышедшем в середине прошлого века, действие происходило в довольно отдаленном будущем, где... продолжал жить Бернард Шоу. Вот такой прикол, поскольку Шоу тогда было уже больше девяноста, а всего он прожил 94. Что ж, это ощущение – присутствия среди твоих современников Фиделя Кастро как некоей константы – сопровождало жизнь миллиардов людей моего поколения. Чего только не произошло за шесть десятков лет с тех пор, как его имя стало всемирно известным: полеты человека в космос, а потом и на Луну, Карибский кризис, когда человечество будто ощутило дыхание «ядерной зимы», убийство Джона Кеннеди и отставка Никиты Хрущева, брежневский застой и горбачевская перестройка, объединение Вьетнама и Германии и распад СССР и Югославии, повешение Саддама Хусейна и убийство Муамара Каддафи, нашествие беженцев-мусульман на Западную Европу и сенсационное избрание Дональда Трампа президентом США – а Фидель, несмотря на 638, как считается, покушений на него, все жил и жил. Правда, передав в последние годы правление страной брату Раулю...

Редко имя покойного вызывает на Земле такие же противоречивые чувства, как имя лидера кубинской революции 1953-1958 годов, которая все длится и длится («нет у революции начала, нет у революции конца»). Миллионы его боготворят, а миллионы ненавидят. Даже между действующим и избранным президентами США получилась резкая нестыковка во взглядах: Обама отозвался о Кастро сдержанно-уважительно, а избранный – Трамп – назвал его жестоким диктатором.

Лично у меня тут присутствует целый букет разнообразных эмоций и ассоциаций. Прежде всего – ностальгия, вызываемая обычно у людей воспоминаниями детства. Например, воспоминанием, как маршировал юным пионером в колонне под барабанный бой, выкрикивая слова популярной тогда песни: «Куба – любовь моя, остров зари багровой!» Как из всех радио- и телеточек тогда неслось: «Патриа о муэртэ!» («Родина или смерть!») Хотя в мой детский ум все же закрадывались сомнения: а разве в те годы Куба была оккупирована иностранным государством и боролась за независимость? А разве сторонники Батисты, свергнутого бородачами – братьями Кастро, не могли с таким же логическим основанием провозгласить эти слова своим девизом? И я, конечно, догадывался, что где-то кто-то воспринимает бородатого Фиделя совсем не так, как окружающие меня, а скорее – как некоего Карабаса-Барабаса.

Помимо прочего, Фидель Кастро стал в те годы героем советских анекдотов, что было неотъемлемым элементом все той же популярности. Помню, как на школьной переменке пионер-одноклассник рассказывал мне анекдот, родившийся, видно, сразу после выхода на экраны комедии Гайдая «Операция «ы» и другие приключения Шурика». Вбегает, мол, к Хрущеву Фидель Кастро, срывает с себя берет и бросает на стол: «Не могу я больше, Никита Сергеевич!» Потом с такими же словами срывает и швыряет погоны, френч и, наконец, накладную бороду. А тот ему устало: «Надо, Федя, надо». Примерно так.

На самом же деле, как потом, в эпоху гласности в СССР, постепенно прояснилось, Фидель был довольно своенравный партнер и не на шутку осерчал, когда узнал, что советское руководство без консультаций с ним вывезло с Кубы свои ракеты с атомными боеголовками, из-за которых чуть не разгорелся пожар третьей мировой войны. Даже назвал в гневе Хрущева «сукиным сыном».

В чем же феномен этой политической фигуры? Ведь формально, если называть вещи своими именами, это был просто очередной узурпатор, сменивший в результате вооруженной борьбы другого узурпатора в небольшой латиноамериканской стране, что происходило в этом регионе мира десятки раз! Откровенно говоря, в конце 50-х в одном из множества маленьких государств мира завязалась обычная драчка за власть, только и всего. Неординарная, харизматическая, даже в чем-то обаятельная личность? Безусловно, но Кастро был не единственный такой среди сонма диктаторов. Дело в беспрецедентной пиар-раскрутке его и «Острова Свободы» в Советском Союзе начала шестидесятых и в дальнейшем? Да, «барбудос» (бородачи) и впрямь прославлялись в СССР как романтические герои; благо, тогда приход к власти в результате вооруженной борьбы отнюдь не считался у нас – по примеру «Великого Октября» – чем-то предосудительным. Но ведь и на всей планете эта личность очень популярна, независимо от того, с каким знаком – плюс или минус – она воспринимается. Да, тут и события 1968 года в Западной Европе подоспели, поднявшие на щит его и Че Гевару. Но главное, убежден, слагаемое его феномена – то, что руководитель маленького государства угодил в число действующих лиц планетарного противостояния двух систем и двух сверхдержав.

По сути, 1 января 1959 года, когда Фульхенсио Батиста, кстати, выходец, в отличие от Фиделя, из бедных слоев населения, бежал с Кубы, идеологически Кастро отличался от него немногим. Да, Батиста был еще тот фрукт. Когда, почувствовав, что в честных президентских выборах ему не победить, он, дабы удержать президентскую власть в руках, прибег в 1952 году с помощью армии к госперевороту. Но тем самым он подсказал своим политическим противникам наиболее действенный путь борьбы с ним. Батиста был также проамериканским политиком, а братья Кастро, хоть и не сразу, но оседлали антиамериканизм. Настроения против США, «гринго», так же распространены в Латинской Америке, как против России – во многих странах, окружающих ее. Психологически очень понятно, что большой и сильный стремится распространить свое влияние вокруг себя, а тот, кто меньше и слабее, этому сопротивляется и не любит слишком большого соседа. Когда США, приютившие бежавших сторонников Батисты, объявили эмбарго кастровской Кубе, Фидель нашел экономическую опору в Москве и принял «коммунистическую веру», а в Москве тоже очень обрадовались возможности заполучить такой «непотопляемый авианосец» рядом с берегами своего геополитического противника США. Так что Кастро можно зачислить в первооткрыватели способа выживания страны за счет использования своей геополитической позиции.

Что же в сухом остатке борьбы братьев Кастро, того, из-за чего был весь сыр-бор на Кубе в пятидесятые годы, а потом миллионы людей на планете восхищались Фиделем? Как узнал я сегодня из Википедии, 60% всего автопарка на острове составляют американские машины, завезенные туда до 1959 года. С 1962 года там действует карточная система. Это единственная страна Латинской Америки, население которой из-за низкой рождаемости из года в год уменьшается, а миллион кубинцев из-за притеснений на родине стали беженцами и живут в США, в основном во Флориде. О свободе слова на Острове свободы даже смешно заикаться. Бесплатное высшее образование и бесплатная медицина (как и положено при социализме) отнюдь не превращают картину жизни на Кубе из безрадостной в радостную. Долгое время кубинская экономика держалась на советской нефтяной игле, а в последние годы – на венесуэльской нефтяной игле. А зато как красиво шли молодые «барбудос» на экранах советских телевизоров в 60-е! Зато какие пламенные речи по 3-4 часа произносил на площадях Фидель «без всякой бумажки»! Кстати, 84-летний Евгений Евтушенко, узнав о смерти своего друга Фиделя, сообщил о намерении написать роман о революции на Кубе 50-х годов.

Так или иначе, но на Кубе множество людей искренне обожают Фиделя Кастро, что является лишним подтверждением неоднозначности всего происходящего в жизни.

Что касается Абхазии, то здесь Фиделя всегда воспринимали как «нашего человека в Гаване». С тех самых пор, когда в мае 1963 года он провел в ней несколько дней в ходе месячной поездки по Союзу (Хрущев тогда старался, говорят, загладить его обиду за вывезенные с Кубы ракеты). И особенно, конечно, памятным стал день 29 мая, когда Хрущев и первый секретарь Абхазского обкома партии Михаил Бгажба привезли 37-летнего Фиделя в село Дурипш, где в доме братьев Махты и Минаса Таркил было устроено большое застолье. Столы ломились от самой вкусной домашней еды, вино лилось рекой, звучало много тостов и шуток.

В Абхазию приезжало немало почетных гостей со всего мира, но та встреча, думаю, особо запомнилась и потому, в частности, что молодой житель села Константин Таркил отщелкал тогда на ней целую пленку весьма качественных фотоснимков. Некоторые из них и раньше появлялись в печати, а в этом году по инициативе бывшего министра иностранных дел Абхазии Вячеслава Чирикба вышел фотоальбом с ними, презентованный в конце июля. Специальный экземпляр альбома в роскошном оформлении был отправлен самому Кастро к его 90-летнему юбилею.

В связи с упомянутой презентацией в Сухуме вспоминали шутливые истории, связанные с тем приездом Фиделя в Абхазию. Как, например, возникла фраза: «Вива Куба, вава Цхакая!», которую мне доводилось слышать вокруг с детства? «Вива Куба, вива Фидель!» – эта здравица постоянно звучала на Кубе и во время его визитов в СССР. А «вава» – это горестный возглас. Речь шла о райцентре Сенаки в Западной Грузии, который в советские годы, до 1989 года, назывался Цхакая – в честь старого грузинского революционера-большевика Михи Цхакая. А случилось это после того, как Фиделю Кастро очень понравился во время его приезда в Абхазию местный домашний сыр, Хрущев попросил Бгажба отправить в подарок на Кубу несколько его вагонов (а это представьте, сколько «кружков»), но хитрый Бгажба сумел перевести стрелки на Мегрелию.

Ну, а возникающие споры о том, правда ли то, что Хрущев, утомившись на застолье в Дурипше, уснул в кустах, а Фидель, не сориентировавшись в местных обычаях, поначалу вылил предложенное ему вино из рога на землю, кажутся мне не имеющими исторического значения.

Когда в 2009 году президент Сергей Багапш во главе многочисленной делегации Абхазии летал в Никарагуа и Венесуэлу, зафрахтованный самолет делал посадку на Кубе. И многие тогда в Абхазии с надеждой на «нашего человека в Гаване» рассуждали: а может, сейчас и Куба признает нашу независимость. Увы...

Но в день смерти Фиделя Абхазское телевидение откликнулось сюжетами, посвященными его памяти. Президент Абхазии Рауль Хаджимба выразил в телеграмме членам семьи Кастро, гражданам Кубы «глубокие соболезнования в связи со смертью пламенного патриота своего Отечества, великого человека, оставившего яркий след в современной политической истории».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG