Accessibility links

– В Абхазии наказывают детей физически?

Римма Хашба: Физически – я не могу сказать, чтобы до синяков доводить, но так, подшлепок могу дать. Потому что без такого сильного напряга с ребенком ничего никогда не добьешься. Надо иногда наказывать.

– Вы считаете оправданной такую практику?

Римма Хашба: Да, я бабушка, я этим методом пользовалась и с дочкой, и с внучкой. Я знаю, что это работает, потому что самосознание у ребенка может и не появиться пока. Можно и надавить, можно и упросить, в конце концов, когда просишь, не получается, то могу дать и шлепка.

Дэнис: Так, слегка можно по попке дать и не более. Лучше говорить, общаться, как со взрослыми людьми.

Радеда Гицба: Вы знаете, лично я физически никак не наказываю, пытаюсь всегда объяснить. А так, чувствуется, конечно, родители очень даже наказывают. И в итоге дети становятся такие, что без кнута, как говорится, не понимают. Очень жаль, конечно. Я сама в садике, в школе работаю, это чувствуется. Кого как воспитывают, мы чувствуем, поверьте.

Николай: Детей воспитывать надо, своих двоих вырастил, внуки уже взрослые. В порядках предела, а физическое насилие, конечно, недопустимо в отношении детей.

Мадина: В легкой форме, я думаю, что, да, по ручкам. Не всегда дети слушаются. Вообще, конечно, физическое насилие – это неправильно. Нужно всегда идти с ребенком на диалог, но детишки не всегда идут на диалог.

Алина Георгиевна: Бывает, но редко, правда, но больше договариваемся по-хорошему. Шлепаем, бывает, хворостиной – и в угол. Это у нас такое наказание. А иногда бывает просто без сладкого. Во всяком случае, нашим детям помогает это.

– Договориться никак?

Алина Георгиевна: Нет, иногда бывают случаи, когда с первого раза понимают, а иногда бывает, по несколько раз говоришь и безрезультатно.

Заира Цвижба: Наказывают, я вижу, как мои соседки бьют своих детей, но иногда бывает, что действительно нужно, может быть, я не знаю. Но меня лично мама всегда шлепала по попе, по голове, это бывало часто. Нас никогда не наказывал папа. Его голоса одного было достаточно, скажет и все. Однажды ослушалась, он меня поставил на колени, сам куда-то ушел. Долго его не было. Но я не осмелилась встать, уйти, и, когда он пришел, меня отпустил. Этот урок был для меня очень серьезный. Папина практика была лучше, чем мамина, конечно. Действительно, нельзя бить, надо так, чтобы до них доходило то, что ты говоришь. Мама виновата бывает в том, что бьет своего ребенка. Без физического очень тяжело, правда, не стоит сильно переусердствовать, но по попке можно.

– Вы считаете оправданной такую практику?

Илона Джонуа: У меня сыночек, по-другому он не понимает. Я, конечно, пытаюсь ему объяснить, почему, но он должен почувствовать, что так нехорошо, что он за это может получить. Потому что, когда ему объясняешь, когда он совсем маленький, он может не понять.

Джамила Ануа, тамышская средняя школа: В своей среде, где я живу и где работаю, в школе, особенно у нас, вообще ни разу я не видела. Просто повышаем голос, и то мы следим за собой. Конечно, какие-то запреты, ограничения какие-то есть – это тоже своего рода насилие, может быть, но физического я по крайней мере не знаю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG