Accessibility links

Две главные угрозы "Газпрому"


Выигрывая пока на объемах своего экспорта, "Газпром" сильно проигрывает на доходах от него

Выигрывая пока на объемах своего экспорта, "Газпром" сильно проигрывает на доходах от него

Судьбоносное событие произошло даже раньше, чем ожидалось. Еще в начале мая Министерство энергетики США предположило, что к концу года Соединенные Штаты, впервые с 1957 года, могут вновь стать нетто-экспортером природного газа. Но уже в ноябре среднесуточный объем его экспорта из США превысил объемы американского импорта газа, сообщила газета Wall Street Journal со ссылкой на данные отраслевого агентства S&P Global Platts. Так совпало, что в ноябре и российский “Газпром” достиг “абсолютно рекордных” для себя уровней суточных поставок газа в Европу.

Импорт природного газа в США, достигнув пика в 2007 году, с тех пор неуклонно сокращался, снизившись в целом на 40%. За эти же девять лет, по данным Министерства энергетики, экспорт природного газа из страны вырос на 116%, прежде всего – за счет применения в отрасли тех же технологий, что и при добыче сланцевой нефти.

По каким-то направлениям экспорта его прибыльность для “Газпрома” уже упала до нуля, а по некоторым и вовсе стала отрицательной

Превращение страны из нетто-импортера газа в его “чистого” экспортера – безусловно, знаковое событие, но все же речь идет в первую очередь о трубопроводных поставках в соседние Мексику и Канаду. На их долю приходится более 80% всего экспорта природного газа из США (по данным Минэнерго, в Мексику в конце лета направлялось примерно 6% всего добываемого в США газа, а в Канаду – 2,5%, уточняет Wall Street Journal). Тем не менее, доля поставок из США в другие страны, в виде сжиженного природного газа – СПГ, уже приблизилась к 20%.

Эта доля в ближайшие годы будет расти по мере расширения в США мощностей заводов по сжижению газа для его дальнейшего экспорта, отмечает исполнительный директор американской консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин:

– Баланс экспорта и импорта газа в США определяется, в основном, тремя факторами. Во-первых, мощностями по сжижению газа; во-вторых, спросом на газ; в-третьих, ценами на него. Поэтому экспорт газа из США и сейчас растет, и будет в дальнейшем расти “скачками” – по мере открытия новых заводов СПГ. Скажем, недавно на терминале Sabine Pass в штате Луизиана ввели в строй вторую очередь завода СПГ. И экспорт газа резко вырос.

– Нынешнее превышение экспорта газа из США над его импортом в страну, пусть и случившееся впервые за последние 60 лет, – отнюдь еще не сформировавшийся баланс?

– Пока превышение экспорта над импортом очень небольшое. США по-прежнему импортируют много “трубопроводного” газа из Канады. При этом в каких-то местах экспортируют в Канаду же свой собственный. По-настоящему крупномасштабным является экспорт трубопроводного газа в Мексику или СПГ – в другие страны. Впрочем, зимой нынешний баланс экспорта-импорта, скорее всего, изменится и США вновь станут импортировать больше. С наступлением холодов северные штаты будут закупать больше канадского газа. Тогда как экспорт СПГ из США ограничен мощностями существующих заводов по сжижению газа. Однако и строительство новых таких заводов уже ведется. Поэтому в среднесрочной перспективе экспорт газа из страны стабильно превысит его импорт. И США будут “чистым” экспортером газа на протяжении многих лет.

Не будь российский газ столь “политизирован”, угроз для сохранения или даже повышения доли России на европейских рынках практически не было бы!

– Министерство энергетики США прогнозирует, что уже к 2020 году страна станет третьим в мире производителем сжиженного природного газа на экспорт – после Австралии и Катара. Этот газ в каком, скорее, направлении будет уходить из США? В страны Азии (где цены традиционно выше)? В Европу? Или в Латинскую Америку?

– Основными направлениями останутся Азия и Латинская Америка. Скажем, в долгосрочных контрактах на импорт СПГ азиатскими странами (в первую очередь – Японией и Южной Кореей) еще сохраняется “привязка” к цене нефти. А это влияет и на рыночные, спотовые цены. Ведь газ направляется туда, где самая высокая прибыль. Тем более очень помогло этим поставкам недавнее расширение Панамского канала – теперь через него могут проходить самые крупные танкеры.

– От экономической политики президента Дональда Трампа ожидают серьезной поддержки традиционной энергетики. Какие ожидания связываются с этой новой политикой в США для индустрии природного газа? О чем в этой части говорят прежде всего?

– Прежде всего говорится о сокращении влияния правительства на газовую отрасль. В США и так традиционно ни президент, ни министерство энергетики не вмешиваются или минимально вмешиваются в деятельность компаний. В отличие от России, в Америке не принято, чтобы какой-то чиновник, не говоря уже о президенте, открывал, скажем, новый газопровод или новый терминал СПГ. Например, отправка первого танкера со второй очереди терминала СПГ Sabine Pass недавно тоже обошлась без участия “начальства”. Думаю, что республиканцы, имея большинство в обеих палатах Конгресса, будут проводить политику сокращения регулирования отрасли.

Европейские потребители активно пользуются сегодня низкими ценами на российский газ и закупают его столько, сколько могут. Впрочем, у всех поставщиков сейчас цены упали, а поставки выросли

– Расширение экспорта СПГ из США связывают прежде всего со странами, с которыми у Соединенных Штатов есть соглашения о свободной торговле – например, с Сингапуром или Южной Кореей. А, скажем, с Японией, крупнейшим потребителем сжиженного природного газа и в Азии, и в мире, такого соглашения у США нет. Как нет его и с Европой… По вашим представлениям, в какой мере такого рода “ограничения” могут повлиять на географию американского экспорта газа?

– Разрешение на экспорт американского газа в страны, не имеющие соглашений с США о свободной торговле, получили практически все действующие или строящиеся в стране заводы СПГ. Это – простая формальность, которую они уже прошли…

В отличие от России, в Америке не принято, чтобы какой-то чиновник, не говоря уже о президенте, открывал, скажем, новый газопровод или новый терминал СПГ

– В ноябре же этого года, когда в США среднесуточный экспорт газа впервые за шесть десятилетий превысил его импорт, российский “Газпром” достиг “абсолютно рекордных” уровней суточных поставок на главном для себя рынке – европейском. Это стало следствием, во-первых, холодной погодой в Европе, а во-вторых, того, что привязанные к котировкам нефти “газпромовские” цены оказались значительно ниже текущих цен СПГ на европейском же спотовом рынке, где торгуются контракты на поставки в короткие сроки…

– Сейчас цены на “трубопроводный” российский газ здесь примерно на 15% ниже спотовых цен, скажем, в Северо-Западной Европе, что является существенным преимуществом по сравнению со спотовыми поставками СПГ. Долгосрочные же контракты привязываются либо к цене нефти, либо уже к спотовым ценам на природный газ в разных европейских хабах (логистические центры. – РС), что также “тянет” их вверх. Европейские потребители активно пользуются сегодня низкими ценами на российский газ и закупают его столько, сколько могут. То есть по потребности и больше, чем у конкурентов. Впрочем, у всех поставщиков сейчас цены упали, а поставки выросли. Например, экспорт алжирского газа в Европу вырос на 50-60%...

Основными направлениями останутся Азия и Латинская Америка. Тем более очень помогло этим поставкам недавнее расширение Панамского канала – теперь через него могут проходить самые крупные танкеры

– Весной этого года, когда в Португалии причалил первый танкер с американским СПГ для Европы, вы отмечали, что по своей себестоимости этот газ на европейском рынке находится примерно на одном уровне с трубопроводным газом из России, но при этом проигрывает СПГ из Катара – примерно в 1,5 раза. На сегодня это соотношение в целом сохраняется?

– Цены на американский СПГ немного выросли. Катарский, наоборот, чуть подешевел. Но в принципе, на западе Европы (в Испании, Португалии) импортный СПГ, конечно же, более конкурентоспособен, чем российский газ. Кстати, у "Газпрома" и нет контрактов на поставки газа в Испанию или Португалию. А для Восточной Европы цена российского газа, скорее, зависит как от особенностей контрактов, так и от двусторонних отношений со страной-импортером. Скажем, в Германии и Италии цены на российский газ ниже, чем в Польше, Болгарии или Литве. Есть некие преференции, которые "Газпром" предоставляет крупным потребителям или тем партнерам, которые участвуют в его трубопроводных проектах – вроде "Северного потока-2", а когда-то таким был проект "Южный поток".

В среднесрочной перспективе экспорт газа из страны стабильно превысит его импорт, и США будут “чистым” экспортером газа на протяжении многих лет

– В целом, если иметь в виду общие тенденции на рынках газа, нынешней доле “Газпрома” на европейском рынке (33%, как говорит глава компании Алексей Миллер) что-то всерьез может угрожать в ближайшие годы?

– Не будь российский газ столь “политизирован”, угроз для сохранения или даже повышения доли России на европейских рынках практически не было бы. Самую большую угрозу "Газпрому" представляет российская же политика! То есть поставки российского газа могут сократиться или даже полностью прекратиться по чисто политическим причинам. Как это было два года назад, когда президенту РФ “не понравились” реверсные поставки газа из Европы на Украину и он приказал "Газпрому" вдвое сократить экспорт газа и по трубопроводу "Северный поток", и через газотранспортную систему Украины. Этот фактор совершенно непредсказуем! Какие шаги предпримет Россия в Европе или в мире? Какой будет реакция Евросоюза?.. Все это представляет собой реальнейшую угрозу для российского газового экспорта.

Сейчас цены на “трубопроводный” российский газ здесь примерно на 15% ниже спотовых цен, скажем, в Северо-Западной Европе, что является существенным преимуществом

– Все участники предстоящей 30 ноября в Вене встрече стран ОПЕК, да и другие экспортеры нефти прекрасно понимают, что любое повышение цен на нефть, как следствие неких решений об ограничении ее добычи, неминуемо приведет к новому росту производства сланцевой нефти в США. А значит, нефти на мировом рынке в итоге меньше не станет – со всеми вытекающими последствиями для цен на нее… Но можно ли предположить, что и существенное повышение цен на СПГ в мире, случись такое, также приведет к резкому росту его экспорта из США? Или на рынках газа все же иная ситуация, по сравнению с рынком нефти?

– Цены на природный газ заметно отличаются по регионам мира. Косвенно на них влияют и цены на нефть. Скажем, в Японии или Южной Корее импортеры СПГ пытаются “отвязать” от них свои долгосрочные контракты, но пока переговоры лишь продолжаются. Поэтому, кстати, и спотовые цены СПГ в Азии выше, чем в других регионах мира. В Европе и покупатели, и продавцы газа активно отходят от “нефтяной индексации”. И в принципе "Газпром" ведет такую же политику. В этом смысле все находятся в равных условиях.

Пока еще "Газпром" выигрывает в объемах экспортных поставок, но при этом сильно проигрывает в доходах от своего экспорта, поскольку доля “нефтяной индексации” в общих объемах его продаж очень высока. У компании, по субъективным и по объективным причинам, постоянно растут затраты на добычу и транспортировку газа, тогда как цены на газ снижаются. В итоге разница между продажной ценой и собственными затратами постоянно сокращается. По каким-то направлениям экспорта его прибыльность для “Газпрома” уже упала до нуля, а по некоторым и вовсе стала отрицательной. И это также представляет очень большую угрозу для российской компании, – отметил в интервью Радио Свобода Михаил Корчемкин.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG